Category: происшествия

Заходите в мой дом…

"Озоруют, а теоретически не готовы"(с) В.Шукшин.
Решил немного упорядочить журнал, дать общую вводную, описать текущий журнальный дискурс. (обновлено 22.12.15 г.)

Collapse )

Неплохое интервью Игоря Стрелкова о событиях в Славянске.



С массой интересных деталей и подробностей. Например, о потерях при выходе из Славянска. Считается, что это была очень удачная операция. С одной стороны, это действительно так, так как укровоены проспали этот выход от слова "совсем". С другой, мы забываем про своё собственное распиzдяйство на местах, которое привело к гибели бронегруппы. Последнюю никто не заставлял жертвовать собой и бросать на укреплённый блок-пост, а, после его обстрела, она так же дожна была уходить просёлочными дорогами. Как я понимаю, этот манёвр показался командиру группы излишним и он решил рвануть напрямик по асфальтовой дороге с закономерным результатом.

Collapse )

Рецензия: Любовь, смерть и роботы...



Пиршество, просто пиршество красок и движения. Ну, и тематика, конечно, впечатляет: от стивенкинговщины до лютой помеси кибер- и биопанка. Серий 18-ть. От 6 до 18 минут. Если что-то не зашло, то быстро заканчивается. Впрочем, и, наборот, если торкнуло, то тоже ненадолго.

Collapse )

Рецензия: Сергей Анисимов «Абрамсы в Химках: Гнев терпеливого человека».



Это лучшая книга в трилогии и лучшая обложка, впрочем, тоже. Рецензии на предыдущие книги здесь и здесь.

Достоинство данной книги в том, что суть агрессии западных злыдней (описанная в первых частях не очень внятно и не всегда логично) уже стала предысторией, которая воспринимается как изначальная установка, поэтому просто погружаешься в атмосферу военной мясорубки. Написано мрачно, гнетуще и по джоржмартиновски беспощадно к главным героям, коих лишь незначительный процент добирается до последних страниц.

Но понравилось мне не это – благо кровавостей и апокалиптики у нас в литературе хватает. И  даже не внимание к деталям, что придаёт изрядную атмосферность произведению. Это книга прогноз, книга предупреждение, поэтому очень много внимания уделяется непосредственно прогнозированию того, как будет разворачиваться военный кризис в современной России. И, увы, на многие печальные моменты автор указывает совершенно верно. Понятно, что придраться есть к чему – прогнозистика сложная наука, но, в общем, это один из тех случаев, когда мрачность и логика разворачивающихся событий вполне адекватны друг другу.

Collapse )


Рецензия: Виталий Фёдоров «Терра Нова: Вперёд, в пампасы!»



Подуставши от проблем мироздания, решил добить «Terra Nova: Вперёд, в пампасы!» Виталия Фёдорова (благо и вторая часть подвалила). Виталий личность достаточно известная, благодаря участию в славянской эпопеи, что и было запечатлено в «Записках террориста (в хорошем смысле слова)». В отличие от других воспоминаний у «террориста» был хороший слог, ироничное отношение к себе и цепкий взгляд, замечающий массу интересных и важных деталей.

Надо заметить, что сам по себе Виталий Африка крайне примечательная личность, успевшая помотаться по свету. Свои взгляды он определяет как национал-либертарианские, что делает психологический портрет ещё более занятным. Ну, а бурные жизненные перипетии всегда идут на пользу писательству. Ибо серьёзная литература (даже в развлекательных жанрах) начинается, когда человеку есть что сказать.

В общем, «Терра Нова» это как бэ по мотивам «Земли лишни» Круза. Но оную я не читал и читать не буду. Собственно, произведение Африки меня заинтересовала, как некий манифест русского либертарианца. Я уже не раз говорил, что лучше всего можно понять идеологические пристрастия человека через написанную им фантастику. Так, например, было с «Факапом» и «Буратиной» Кости Крылова (ака Михаил Харитонов), после которых всё стало на свои места.
Collapse )

Рецензия: А. Неменко «Крым 1941-1942 г. Загадки и мифы полуострова». Часть 2.

Начало здесь.

3-я часть «Легенд» описывает деяния Крымского фронта, чьё появление существенно ослабило давление немецко-румынских войск на Севастополь.



Эта операция служила продолжением серии наступлений, последующих на Восточном фронте после поражения немцев под Москвой. И считается образцом дерзкой и успешной десантной операции. И только её разбор показывает – сколько подводных камней случилось во время её проведения, и только удачное стечение обстоятельств не позволили свершиться ещё одной катастрофе. А вот сделанные косяки потом выстрелят в самое неподходящее время.

Я сейчас не буду рассказывать о том, что ЧФ банально забил на высадку под Керчью и на мысе Зюка, на которые сил Азовской флотилии не хватало. А это привело к избиению северного десанта. Однако и сама феодосийская операция была проведена и продумана из рук вон плохо, что привело к тому, что произошло банальное избиение войсковых транспортов. Дело в том, что как всегда флот забил на нюансы и не обеспечил противовоздушное обеспечение высадки десанта. И не только в проводке транспортов кораблями с сильной ПВО или истребительным прикрытием – он банально забил про зенитное прикрытие феодосийского порта, где разгрузка могла производиться прямо на портовые пирсы. Что, по идее, позволяло быстро выгружать различную технику и тяжёлые вооружения. Поэтому массированные удары немецкой авиации привели к тому, что все пирсы и молы были заблокированы утонувшими транспортами, а высаженные части остались без техники и тяжёлого вооружения. Расплата не заставила себя ждать: немцы сумели собраться силами и остановили наступательный порыв десанта, но и отбили Феодосию обратно, так как войска вооружённые только стрелковкой ни могли ничего им противопоставить. А казалось бы всего делов – озаботится переброской парой дополнительных зенитных батарей.
Collapse )

Грядущий фазовый переход как катастрофа Самоорганизованной критичности-1.

Изучение прошлых ошибок всегда оставляет возможность для свершения новых.

Сейчас, можно констатировать, сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны наука сделала хороший задел в изучение сложных неравновесных систем с нелинейными законами развития (а общество таковым и является), мир стоит на пороге фазового перехода, который виден уже невооружённым взглядом, тем не менее, складывается ощущение, что неравнодушная часть общества пытается отрефлексировать сложившуюся ситуацию не в сторону создания вменяемой теории данного фазового перехода, а в голосовании за тот образец идеального прошлого – в который хочется вернуться. Тем не менее, запрос на новое знание в обществе существенен. Именно оно должно позволить пройти между Сциллой и Харибдой фазовых катастроф, избежать которых вряд ли удастся, но хотя бы минимизировать потери.

В своих изысках я буду использовать построения Мир-системного анализа, Динамической теории информации и Теории самоорганизованной критичности, которые буду накладывать на существующие марксистские и либеральные платформы. Сделано будет это по следующим причинам. Во-первых, будут вскрыты проблемные места существующих идеологий, при этом использовать те элементы, суть которых не устарела. Во-вторых, общество в условиях серьёзной фазовой катастрофы будет устойчивей, если его новые смыслы будут опираться на некоторую преемственность с прошлым. Поэтому ряд терминов и парадигм будут хорошо знакомы, но пропускаться через призму нового знания и, соответственно, получать новое наполнение.

Collapse )

Рецензия: Пер Бак «Как работает природа. Теория Самоорганизованной критичности».

Мы ничего не хотим знать, но всё понимать. Эйнштейн.

Цель науки о самоорганизованной критичности – внести ясность в фундаментальный вопрос о том, почему природа сложна, а не проста, как это подразумевают законы физики. Пер Бак.


Ещё одна нетленка от издательства URRS, которая знакомит нас с положением дел в современной науке. А она, коллеги, находится в стадии революционного рывка, о котором, к превеликому сожалению, не знают не только обыватели, но и вроде бы интересующиеся. Более того, в обществе культивируется убеждение, что наука, наоборот, находиться в загоне.

Дело в том, что в «загон» попали многие отрасли узко дисциплинированных направлений. Те вопросы, которые стоят перед ними десять и двадцать лет назад – по прежнему актуальны и не имеют перспектив решения. Более менее развиваются прикладники, которые дорабатывают заделы фундаменталистов прошлых лет. Такое положение вещей консервируется верхушкой того или иного узко дисциплинарного сообщества. Так общаясь с космологами в Кембридже Пер Бак спросил, почему они придерживаются столь консервативных взглядов на свою отрасль знаний, что приводит к невозможности объяснить происходящее. Ответ был прост и неожидан. «Если мы не будем придерживаться некоторой общей картины вселенной, пусть и не подкреплённой фактами, не останется ничего, что связывало бы нас в единое научное сообщество. По сколько на нашем веку вряд ли одна из картин, которые мы используем будет опровергнута, любая теория одинакова хороша». Объяснение оказалось социальным, а не научным.

В противовес такому подходу стало развиваться междисциплинарные направления, когда к решению, казалось бы, прикладных задач начинает привлекаться математические методы, философия. После чего выясняется, что полученные модели актуальны и для других сфер применения. Так идеи самоорганизации критичности широко используются в геофизике и социологии, в теории прогноза землетрясений и лингвистике, астрофизике и экономике. По большому счёту, можно сказать, что такие исследования позволяют прийти к пониманию нового уровня законов унивёрсума как сложной системы, а мир, в котором мы живём, включая вещественную и социальную составляющую – несомненно сложная система. Такой подход создаёт более цельную онтологическую картину миру, позволяя уйти от диагноза «узкопрофессионального кретинизма».

Collapse )

Рецензия: Разбойничья злая луна.


Пройдясь по старому боевичку Е. и Л. Лукиных «Миссионеры», конечно же, захотелось освежить в памяти продолжение: «Разбойничья злая луна»(РЗЛ). Благо в библиотеке есть. Читал это произведение давно, но впечатления давно стёрлись. И понятно почему. Евгений Лукин писал его в середине 90-х в разгар покоянчества и разрухи головного мозга (тем более эта первая книга, написанная после смерти жены). В данном случае отлично прослеживается судьба советской интеллигенции в думах автора. В первой книге это властители дум, которые несколько заигрались в небожителей и ввергли мир в ещё худшую катастрофу. Во второй интеллигенция с ужасом обнаружила себя на развалине Союза и при этом никому не нужной. Эта аллегория просматривается без всяких экивоков. В мире твориться хаос и непредсказуемый бардак, главный герой (а в его лице вся совестливая интеллигенция)  плывут по течению, ужасаясь её перманентному насилию. Он толстовец по натуре и несопротивленец, но судьба всё равно кидает его в гущу событий, где его моральные идеалы бессильны перед злыми и неумолимыми силами Судьбы, которые это насилие только преумножают.

Collapse )