wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

Рецензия: А.Ганин «Мозг Армии в период Русской смуты».


Вот мой новый «трофей»: А.В.Ганин «Мозг армии» в период «Русской смуты». В праздники успел добить и немного осмыслить. Книга очень достойная, так как, во-первых, вскрывается интереснейший пласт русской истории – судьбы офицеров-генштабистов в период революции 1917 года и последующей Гражданской войны; во-вторых, книга претендует на надидеологичность, что ей в целом удаётся. Даже название скомпилировано из названий двух произведений «Мозга армии» Б.М.Шапошникова, посвятившего себя строительству РККА и особо прославившегося на посту Начальника Генерального штаба в 1941 году, и «Очерков Русской смуты» А.И.Деникина лидера антибольшевистского сопротивления на юге России. Данный аспект позволил взглянуть на ситуацию без извечного мифологизма, присущему этому периода всё последнее столетие.

Прав автор, что книга по истории Гражданской войны в России в 1918-1924 годах ещё не написана. С одной стороны, этот период как бы не так интересует современное общество за изрядным сроком давности (ведь на подходе столетие с начала великой русской замятни), к тому же тенденция деление общества на Красных и Белых сохраняется, что позволяет идеологическим оппонентам использовать старые мифологемы, не вдаваясь в детали о том: как всё-таки происходил генезис русской революции её и трансформация в гражданскую войну. Наличие таких мифологизированных установок позволяет противоборствующим сторонам постоянно вскрывать недостатки в теоретических выкладках своих противников, ошарашивая общественность очередным разоблачением, но всё это приводит к противоположному результату: общество теряет интерес к тем событиям. И совершенно справедливо. Так как если Белые молодцы, то почему они проиграли? Историю пишут винеры и об этом знает каждый школьник, посему Белые точно не будут их идеалом. Красные? Уж больно через тяжёлый слом они провели общество, выкосив почти всю свою революционную элиту в непонятных репрессиях. Зачем лезть на новые баррикады, если после победы ты заслуженно получишь пулю в чекистском подвальчике? В результате возникает новый супермиф, что Россия обречена, как то место, где не происходит ничего хорошего, а все проигравшие. И если с Красными и Белыми мифами что-то ещё можно предпринять, то с этим супермифом можно только ползти, завернувшись в саван, до ближайшего кладбища. Безусловно, данная книга не ответит на все вопросы, но как честное исследование опишет ситуацию без прикрас и раскроет ряд существенных мотивов и противоречий того не простого времени. А это уже путь к борьбе со старыми и новыми мифами.

Как уже говорилось, это книга о судьбе генштабистов – элите русской императорской армии. Той части офицерства, которая вне всяких сомнений, сыграла существенную роль в раскручивании маховика Гражданской войны. По большому счёту, эту войну можно рассмотреть через призму столкновения, собственно, самих генштабистов по разные стороны баррикады. Ведь большинства ведущих антибольшевистских лидеров (Корнилова, Алексеев, Деникин, Миллер, Юденич и т.д.) были выходцами из офицеров Генерального штаба, однако, в РККА в период с 1918-1920 года бывшие генштабовцы составляли 50% командующих фронтов, 100% начальников фронтовых штабов, 37% командующих армиями, 53% начальников армейских штабов. Такой вот не простой междусобойчик… Впрочем, ситуация была ещё более сложная. Всё-таки генштабисты были выходцами из элиты старого общества, а посему было сложно ожидать, что их увлекут идеи большевизма. В книге достаточно хорошо показан процесс формирования предпочтений у офицеров генштаба – в целом их всё-таки привлекали антибольшевистские силы. Многие из них в РККА оказались случайно и по мере возможности переметнулись на сторону Белых, чем принесли Красной армии существенный урон. Согласно А.Ганину таких было 42%. Очень большая цифра. В общем-то, понятно, откуда ноги растут о недоверии к военспецам у кадровых революционеров и партийных деятелей. Скажем так, есть основания. Тем не менее, вот что говорит один из вождей и создателей РККА Л.Троцкий по этому поводу: «У нас ссылаются нередко на измены и перебеги лиц командного состава в неприятельский лагерь. Таких перебегов было не мало, главным образом, со стороны офицеров, занимавших менее видные посты. Но у нас редко говорят о том, сколько загублено целых полков из-за боевой неподготовленности командного состава, из-за того, что командир полка не сумел наладить связь, не выставил заставы или полевого караула, не понял приказ или не разобрался на карте. И если спросить, что причиняло нам больше вреда: измена бывших кадровых офицеров или неподготовленность многих новых командиров, то я лично затруднился бы дать на это ответ».

Здесь надо отметить, что сложилась парадоксальная ситуация. Дело в том, что большинство генштабистов было чуждо большевикам, изменяло им, было подавлено репрессиями и неопределённостью своего статуса, тем не менее, большевики сумели использовать их потенциал по полной для формирования РККА. Более близкие им Белые в «штыки» принимали перебежчиков, которые либо попадали под суд, как в ВСЮР или банально задвигались в резерв, где их военный потенциал и богатый опыт никак не использовался. Причём, здесь активную роль играли и карьерные игрища, давшие богатый урожай в послереволюционной России: например, ветераны антибольшевистского движения на юге страны банально не хотели делиться лаврами патриотов и победителей красной чумы. Поэтому не удивительна следующая картина. Когда войска Деникина захватывают Киев, то выясняется, что в городе скопилось, в т.ч. в ожидании прихода Белых, около 10 000 офицеров. По тому времени целый корпус обученных и мотивированных бойцов. И что делает командование ВСЮР? Начинает нудные бюрократические проверки, которые закончились, когда летняя компания была банально проиграна. И альтернатива: свежесформированный корпус, брошенный на чашу весов. Те же большевики в данном случае не валандались, а большинство сразу бросали в бой, а там война разберёт: кто свой, а кто чужой.

Впрочем, не скажу, что перегибы не были свойственны большевикам. Более того именно репрессии против офицеров-генштабистов показали – насколько слабы были карательные органы молодой советской страны и насколько часто их использовали не по назначению. При всём громадном количестве перебежчиков, наличию реальных подпольных антибольшевистских центров, действия ЧК против них были безрезультативными, а каток репрессий очень часто затрагивал тех офицеров, которые как раз то и решили связать свою судьбу именно с РККА. Практически одномоментно с взятием Киева шло дело Полевого штаба РВСР. Деникинцы рвутся к Москве, а чекисты если не разгромили, то изрядно парализовали работу оперативных отделов РККА. В книге представлены ряд документов, которые показывают: насколько надуманными были обвинения органов (а скорее их отсутствие) к бывшим генштабистам в это время. Скорее можно подразумевать не столько борьбу с контрреволюцией в рядах армии – сколько столкновение партийных кланов, в том числе превентивной мере по борьбе с возможным бонапартизмом. Право же, время было выбрано для этого не самое удачное. Что подразумевает один важный факт: гражданская война это бардак, а выигрывает тот, кто допускает этот бардак в меньшем размере или умеет в нём работать. В этом аспекте роль Ленина и Троцкого освещается совсем в иных тонах: они в условиях постреволюционного сумбура сумели сформировать новый субъект стратегического действия, который разгромил всех конкурентов на территории бывшей российской империи. Впрочем, это тема отдельного разговора. Можно лишь добавить, что в антитезу часто бессмысленному террору большевиков – Былые поступали не лучше – отторгнув тех, кто, так или иначе, запятнал себя службой у большевиков, хотя многие офицеры попали в РККА случайно и не против были поменять место службы. В этом плане любопытен один факт. Так в воспоминаниях последнего протопресвитера Добровольческой армии и флота Георгия Шавельского есть такой момент. После неласкового приёма бывших красных генштабистов на белом юге, в Орле 22 офицера генштаба, служившие у большевиков, обсуждали, как им быть, в виду установившимся в Добровольческой армии отношения к перебежчикам. И решили: «Доселе мы играли в поддавки, теперь начнём воевать по совести». Может это, конечно, и фантазия, но она очень хорошо подчёркивает тонкую грань определяющая мотивы поведения человека в то непростое время.

Что ещё сказать? Много интересного сказано о корпоративизме внутри офицеров генштаба. Причём, старый генштаб противопоставлялся выпускникам ускоренных курсов, а все вместе уже чисто красным генштабистам, что, я думаю, в последующем дало не мало огня в пожар клановых противостояний (оформлявшихся через репрессивный каток), которым была богата последующая история молодого советского государства.

В общем, всем тем, кто интересуется этим не простым историческим периодом, кто готов широко и непредвзято смотреть на происходящие тогда события, данная книга придётся по душе. От меня автору огромный респект и уважуха!

Tags: Гражданская война, Мифологемы, Репрессии, Рецензии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments