wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

Современные «Фабрики мысли»-3: Прогнозы развития.

Начало здесь.


Слабость силы.

Почему же современные интеллектуальные ресурсы оказались не способны отреагировать на вызовы времени? Причины просты до банальности. Во-первых, они работают под чутким руководством элиты, которая по определению уже на верхах. Это значит, что она готова заниматься косметическим евроремонтом фасада, но не готова участвовать в авантюре по перестройке всего системного здания. «Лучшее – враг хорошего!» - как раз про эту ситуацию. Как и лозунг: «Изменить всё по максимуму, чтобы не изменять ничего» - вполне удовлетворяет общему тренду. Серьёзные изменения, в т.ч. и в теории будут откладываться до последнего, пока в элите не произойдёт раскол, в связи с падение доли общественного пирога, которого перестанет хватать на её прокорм. Тогда часть элит, возможно, возьмёт курс на экстренную переформатировку системы. До этого будут ощущать осторожные шажки в сторону альтернативных вариантов.

Второй момент заключается в том, что борьба противоборствующих систем требует от участников своей идентификации с некими установленными стандартами. Боеспособность системы тем выше, чем чище ряды её сторонников. Несогласные вычищаются согласно жестокости текущей обстановки. Это оправдано в условиях жёсткой конкуренции со стороны системы-антагониста. В случае победы институты такой системы переходят в имперский режим, когда эволюционный отсев, в связи с отсутствием внешнего давления, замедляется, но процессы идеологической самоочистки функционируют с прежней силой. Что приводит к закостенению догматов. Качество интеллектуальной и духовной составляющей падает, что сказывается на всей системе в целом.

Тем не менее, подсобная интеллектуальная элита не спешит расставаться со своими тёплыми местами, которые давно превратились в статус. Во-первых, они уже там; во-вторых, как-то боязно начинать чего-то новое, а вдруг не получиться; в-третьих, больше они ничего делать не умеют. Поэтому мейнстримовские интеллектуалы, приближенные к власти, будут до последнего давить ростки альтернативных разработок, а, в случае поддержки последних элитариями более высокого уровня, довольно долго сохранять свои институты в параллельном режиме с острым обострением конкурентной борьбы за умы элит и власть над денежными потоками. Что, впрочем, не помешает им быстро перекинуться на сторону явного победителя.

В итоге система оказывается перед несколькими вариантами развития событий:

- Раскол элиты и её опора на альтернативную систему (национал-социализм в Германии);

- Полный снос элиты и новое проектирование (революция 1917);

- Капитуляция перед лицом более сильного проекта (СССР 1991 год);

- Перезапуск существующей системы (реформы Ивана Грозного и Петра I, индустриализация и коллективизация в СССР).

Что же происходит в современной мир-системе?

Какой тренд существует сейчас, пожалуй, сказать сложно. Реакция элиты и «фабрик мысли» происходит по мере обострения кризисных факторов. К какому развитию событий они приведут – мы не знаем, но можем отслеживать очередные телодвижения.

Хороший обзор на эту тему представляет Михаил Хазин. Как один из разработчиков современной Теории Кризиса он на своей шкуре почувствовал давление мейнстрима в экономической науке на собственной шкуре. Он же сейчас отмечает растущий интерес к своей теории со стороны общественности и элиты:

Как только стало понятно, что речь у нас идет не о бессмысленных разговорах и бреднях на уровне безобидных хобби, а именно что об альтернативной теории, все более или менее «сильные» (то есть связанные с преобладающей экономиксистской теорией и соответствующими финансовыми потоками) образовательные, научные и пропагандистские (СМИ) институты начали активную работу по борьбе с нами. И чем понятнее становилось, что наша теория объясняет многие аспекты кризиса, к которым экономиксистский мэйнстрим даже подойти не может, тем сильнее было это противодействие.

Состояло оно в двух основных направлениях: публичном игнорировании факта нашего существования (до сих пор в некоторых газетах, претендующих на респектабельность, но осуществляющих жесткую цензуру в поддержку экономиксизма, запрещено упоминать наши имена) и активного распространения слухов о нашей «маргинальности», «мошенничестве» и «опасности» («те, кто с ними свяжется, навсегда закроют для себя возможности карьерного роста»). Ну и, конечно, максимальное ограничение в части получения финансовых ресурсов на развитие темы. Иногда доходит до смешного - не так давно в одном российском вузе лектор курса «экономикс» в ответ на вполне безобидный вопрос о нашей теории впал в истерику, несколько раз заставлял студента-отличника пересдавать экзамен по экономической теории и, как следствие, навсегда отвратил его и его товарищей от экономиксизма, который они теперь рассматривают исключительно как тоталитарную секту.

Все это продолжает уже более 10 лет, и хотя мы уже преодолели информационную блокаду, и, в общем, выиграли «битву за умы», серьезные негативные последствия, все-таки, остаются, причем скорее даже не для нас, а для всех потенциальных потребителей теории, в первую очередь для бизнеса и государства. Дело в том, что у нас не существует ни большой группы подготовленных специалистов, ни системы образования, ни системы разработки приложений нашей теории (например, бизнес образования, хотя бы самого предварительного).

Впрочем, раздражение Хазина понятно. Как бывший госслужащй, он вполне готов примерить свою теорию на благо государства, что может выдавать в нём искреннего патриота, а, может, и честолюбивого дельца, готового подсесть на соответствующие финансовые потоки или чадолюбивого творца, который хочет дать своему детищу дорогу в большую жизнь. Лично для меня вполне приемлемо, когда эти три интереса вполне сопрягаются друг с другом. Тем не менее, дорога наверх закрыта серьёзным лобби, но более всего мешает неготовность элиты, сказав «а» (что кризис есть) – сказать «б» (открыто признать причины кризиса). Что приводит к забавному факту: многие бизнесмены, отрицая причины кризиса по Хазину, тем не менее, внимательно следят за его аналитикой, так как она представляется им весьма интересной. Именно в такой атмосфере живут альтернативные разработчики новых концепций будущего.

Тем не менее, подвижки в сторону разработки альтернативной концепции начались. Причём, простого пути здесь тоже никто не ищет. Но это тоже объяснимо. В любой экономической теории (и особенно кризисной) показаны причины, приводящие к тому или иному варианту развития событий. Касательно экономики можно смело заметить, что корни бед вполне очевидно переплетаются с морально-этическими установками элиты. О чём регулярно говорит тот же Хазин. У него даже специальная теория разработана (Глобальных проектов), чтобы объяснить как морально-этические установки общества и элиты влияют на экономические законы. Поэтому мало внести изменения в экономическую политику – нужно вносить изменения в этико-моральную базу общества и элиты. Вот с последним элита не согласна. По определению она считает себя превосходной. Поэтому взята не теория Кризиса Хазина, которая ставит под сомнение легитимность элиты, а предлагается разработать альтернативную экономическую политику с «нуля»:

Президент России В.Путин дал распоряжение президенту Российской Академии наук Ю.Осипову подготовить доклад «О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности» и пакет документов, необходимых для реализации этих мер.

При этом он совершил, с точки зрения «мэйнстримовских» либеральных экономистов (точнее, экономиксистов) страшное преступление, смысл которого, в том числе, и изложен в тексте, на который я выше сослался. Состоящее в том, что работу по координации этой деятельности поручил не либералам-экономиксистам, которых в Администрации Президента навалом (одна Набиуллина чего стоит), а своему советнику Сергею Глазьеву, который уж точно не экономиксист! Более того, в самой РАН эту работу будет координировать тоже не экономиксист (которых там найти, к сожалению, можно), а академик Некипелов, который к либеральному мэйнстриму никогда отношения не имел. И либеральная общественность встала дыбом

Очень наглядно в данном случае выглядит вопль Чубайса с критикой этого предложения. В общем-то, Анатолий Борисович равнодушен к общественному мнению, но не в том случае, когда это касается личной безопасности. Довольно хорошо известна его топорная подстава, когда он имитировал покушение на себя любимого. В этом случае его нервозность хорошо понятно. Одно дело, когда из-за неприязни к нему - его готовы вздёрнуть на ближайшей осине 90% населения страны, другое дело, когда под это будет подведён теоретический фундамент, и субъективное неприятие его как личности перерастёт в объективную необходимость судебных мероприятий как экономического диверсанта. Здесь становиться вполне осязаемым, так страшащее любого либераста, определение «враг народа». Отсюда и закономерное беспокойство.

Впрочем, зря кипешится Анатолий Борисович. Дело в том, что смена морально-этического базиса ни одной части элиты не нужно, поэтому-то и взяли строить стратегию с «нуля», а не использовали текущие наработки (того же Хазина, например). В общем, тешут себя надеждой, что найдётся «кривая дорожка», которая вывезет их без экстраординарных мер. По принципу: «и волки сыты, и овцы целы». Нет, конечно, это не отменяет внутриэлитной грызни, где у пана Чубайса хватает врагов, но всю элиту под топор подводить не собираются. Поэтому великого прорыва я от данной стратегии не жду. К тому ещё с середины «нулевых» правительство активно использовало учёных для проектирования будущего с помощью мир-системного анализа. Только выводы этих учёных по вкусу не пришлись, так как затрагивали интересы многочисленных лоббистов.

Так что можно констатировать факт, что дело сдвинулось с мёртвой точки, но без явных прорывов.

Другой момент заключается в том, что проскочила информация о том, что разведсообщество США подготовило доклад о том, что к 2030 году может наблюдаться потеря гегемонии США над миром, что с одной стороны показывает тренд на изменение онтологической картины мира в американских «фабриках мысли», а с другой предполагается потеря идеологического контроля над часть мировых регионов.

В итоге имеем, что картина работы «фабрик мысли» начинает меняться. Это и понятно, так как беспокойство от кризиса передаётся и элитам. Сделать какой-либо прогноз в данном случае затруднительно, так как сделаны только первые шаги, но можно только констатировать факт, что интенсификация событий на данном фронте будет только возрастать.

Где искать альтернативу?


Почему в данном мировом раскладе позиция России, ослабляемой и унижаемой в течение 20 лет, выглядит приемлемой? Вот здесь можно смело говорить о нашей самобытности. Нет, я имею в виду не лапти и загадочную русскую натуру, а факт того, что Россия это проектная страна. И поражение Красного проекта ещё не означает, что в стране перевелись люди, которым интересно развитие собственного проекта. Нет, конечно, идеологические удары, которые были нанесены стране, катастрофичны и до сих пор разносят гниль по организму. И эта информационно-идеологическое давление не ослабевает и поныне. Наоборот, можно говорить об его усилении. Тем не менее, в стране сформировались ряд талантливых исследователей и групп, которые сумели перебороть эту болезненную атаку, и, используя проектный опыт СССР, обогатили его современными изысканиями, что позволило им перейти на новый качественный уровень осмысления текущего положения вещей.

Конечно, таких групп крайне мало, их информационно-образовательные возможности крайне малы, а большая часть времени занята на добывание хлеба насущего. Тем не менее, они есть. И именно на базе этих, подчас маргинальных с точки зрения официальной науки групп, можно начать строить основу новых «фабрик мысли». И преимущество будет иметь тот субъект стратегических изменений, который включит такую группу в свой базис, где будет происходить не только стратегическое планирование будущего, но и формирование новых смыслов адекватных историческим вызовам. Точнее такой субъект может сформироваться только на базе альтернативных «фабрик мысли». Поэтому я внимательно слежу за теми представителями интеллектуального пространства, которые, на мой взгляд, находятся на пограничной стадии развития: М.Хазин, С.Переслегин, А.Фурсов, А.Коротаев, Л.Гринин  и т.д.

Безусловно, на этих людях интеллектуальные силы России не заканчиваются. Скорее их успех обеспечен возможность или умением использовать пиар-технологии для прорыва информационной блокады. Далеко не всегда понятно, какими силами и средствами интеллектуального воздействия обладают те или иные группы, самостоятельные они или имеют явно выраженных бенефициаров, возможно ли создание на их базе настоящих «фабрик мысли», как они должны взаимодействовать с ядром субъекта изменения. В общем, на мой взгляд, это хороший задел, но, увы, никак не гарантия благополучного развития событий. Тем более, что есть наглядный пример того, как построенная на базе специфической «фабрики мысли» (ЭТЦ) общественное движение (Суть времени), весьма своеобразно использует свои технологические возможности.

Кратко перечислю основные особенности современных (включая российскую действительность) «фабрик мысли», которые мне интересны:

- Жёсткая онтологическая картина мира официальных/мейнстримовских «фабрик мысли», изменения к которой блокируются, с одной стороны элитной жаждой стабильности, с другой – мейнстримовскими интеллектуалами в теме;

- Видение развития мира на базе мейнстримовских технологий и экстраполяции современных процессов без учёта возможности масштабных катастроф (вне зависимости от причин, вызвавших их);

- Попытка поиска альтернативных решений без разрушения устоявшейся картины «благолепного бытия». С отказом от результатов проделанной работы, если они не дают желаемый элите картины мира;

- Концентрация наиболее адекватных к современным вызовам исследований в небольших, маргинальных с точки зрения официальной науки, группах (по крайней мере, в России);

- Отсутствие интереса (за редким исключением) мощных оппозиционных движений внутри страны (Россия) к методикам прогнозирования будущего. Наглядный пример девиза: «Идеология главнее знания»;

- Маргинальные «фабрики мысли» сами приводят к уплотнению социальной ткани на базе новых социогуманитарных технологий (типа «знаниевого реактора»);

- Переход к следующей формации (когнитивной) возможен только с использований знаний и технологий управления реализованного на базе «фабрик мысли».

Tags: фабрики мысли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments