?

Log in

No account? Create an account

"Никому не избежать битвы. Кто сражается - победит, кто бежит - падёт." Фульхерий Шартрский 11 в.

Previous Entry Share Flag Next Entry
Альтруизм и эгоизм: Текущее положение дел.
wwold
Логическое начало здесь.

Возможно, что изложенная ранее информация шокировала или только усложнила видимую картину мира, но самое главное не ответила на вопрос: «А как дело обстоит сейчас?» Именно этим я и хочу заняться – переложить теорию на текущие реалии.

 Принуждение: Можно ли от него убежать?

 Наверное, самый режущий глаз вопрос в изобилии упоминания репрессий. Сторонник либерализма воскликнет: «Я был прав – они все кровавые палачи, а социализм большая тюрьма!» Сразу заметим, что он не прав, а слово репрессии можно заменить на более нейтральное «контроль», но суть от этого не измениться. Чтобы законы общества оставались легитимными, необходимо контролировать, чтобы граждане их не нарушали. Любой социум, если он не хочет кануть в лету – должен прилагать к этому усилия. Однако, система контроля может весьма отличаться друг от друга. При чём даже не жестокостью. Жестокость, в первую очередь, зависит от наличия свободных ресурсов, второстепенно - от идеологии и совсем редко - от коллективной или индивидуальной организации общества.

 Упор на технологию контроля каждая из систем выбирает свою, в зависимости от текущей ситуации, но может использовать (и обычно использует) несколько разных. И самое главное, что и индивидуалисты, и коллективисты очень часто используют одинаковые системы контроля. Например, финансовое принуждение, когда человек вынужден продавать свою рабочую силу, чтобы иметь возможность не только выжить физически, но и слыть законопослушным гражданином своей страны. Не трудно заметить, что финансовое принуждение применяется во всём мире, и применялось, в том числе, и в СССР. Это просто удобно. Но на западе это принуждение имеет главенствующий фактор, а в СССР только сопутствующий.

 Почему же либеральная система контроля кажется нам более свободной? Всё дело в том, как обществу подаётся это принуждение. Это «невидимая рука рынка» - по своей сути сходная со слепыми силами природы (хотя мы уже понимаем, что эти силы ничуть не слепые и имеют конкретную персонификацию). А против природных стихий возмущаться как-то глупо. Мы же не возмущаемся тому, что происходит смена времён года в средней полосе России – мы просто подстраиваемся под этот цикл. Уверование в «невидимую руку» и создаёт эффект слепой стихии под которую можно только подстраиваться. Однако, можно заметить, что такой контроль очень хорош, пока в системе достаточно ресурсов для поддержания привычного уровня жизни. По мере его ухудшения «невидимая рука» сразу теряет свои сакральные свойства слепых сил природы, выявляя многочисленные классовые противоречия.

 В отличие от индивидуалистов, современные коллективисты не могут обращаться к обезличенным силам природы (хотя такое имело место в процессе сакрализации власти самодержца). Они вынуждены опираться либо на научный, либо идеологический авторитет, либо на прагматические нужды сегодняшнего дня. В любом из этих случаев коллектив/общность/государство выступают как единая коллективная воля, которая осуществляет принуждение своих членов к выполнению их обязанностей. И если человек не согласен с платформой большинства, то у него создаётся убеждение, что именно общество тоталитарно давит на него. А общество не может не давить, иначе эгоисты всех мастей подточат его жизненные основы и оно рухнет, как древо, изъеденное червями. Здесь можно так же заметить, что жестокость и степени свободы зависит опять же от изобилия ресурсов, то есть возможная степень индивидуальности зависит от богатства данного общества.

 Какие можно сделать выводы? Принуждение есть у всех, но чем богаче общество, тем более мягко оно относиться к отступникам. Чем больше слепых внешних сил (неподвластных каждому конкретному члену общества) действует на формирование законов поведения, тем сложнее человеку бороться против них, тем более система кажется ему легитимной.

Это значит, что в наше время относительного изобилия люди вполне удовлетворены индивидуальным образом жизни. В случае обострения кризисных ситуаций, объединение вокруг неких центров силы, будет происходить стихийно. Учитывая, что основа альтруизма у человека имеет и биологические, и социальные корни нельзя уповать только на воспитание и культурную предрасположенность человека к коллективизму. Если ничто не угрожает его индивидуальному состоянию, то в большинстве случаев он будет воспринимать коллективизацию как давление на него. Как правило, сейчас уже нет людей, индивидуализму которых, ничего бы не угрожало. Другое дело, что мало кто хочет об этом задумываться. Тем не менее систему контроля за своими членами надо привязывать к внешним условиям, которые будут делать это автоматически, экономя силы и средства общества на элементах принуждения.

 Эгоисты: Почему их удар смертелен?

 Эгоисты легко разрушают общество коллективистов. Начинает казаться, что оно, в принципе, обречено, или существовать только в состоянии кризисных условий, когда нужно сосредоточение всех ресурсов и усилий на едином направлении, или индивидуализм это закономерный этап социальной эволюции.

И я в этом не вижу противоречий: человек не может нормально развиваться без коллективизма, но, по мере накопления свободных ресурсов, он может расширять сферы дозволенной ему свободы. Но вот расширение должно идти под постоянным и перекрёстным обсуждением в обществе, направленном на то, чтобы это расширение не стало могильщиком коллективной организации социума. Получается, что общество расширяет возможности своих членов, а общественная дискуссия позволяет это разрешение легитимизировать без разрушения самого общества. Последний процесс я вижу сложным и не всегда предсказуемым по своим результатам. В качестве примера приведу примеры эгоизма, которые разрушают текущее общество и в том числе были одной из причин крушения СССР.

 - Гомосеки и прочие нетрадиционные сексуальные меньшинства. Вроде бы какое нам дело до сексуальных предпочтений населения? Ан, нет — это классический пример (по этому я и начинаю с него). Дело в том, что помимо необходимости каждого современного человека (не считая закономерных исключений) работать, он ещё должен воспроизводить это общество - посредством рождения и воспитания детей. Для тех, кто их не имеет, смею заверить, что нагрузка это большая: и моральная, и финансовая. Можно сказать, что с точки зрения западного человека, родитель теряет часть своих свобод (личных, финансовых и т. п.) ради рождения и воспитания ребёнка. Здесь вполне уместно сравнение, что родители живут ради своих детей, тем самым обеспечивая возрождение общества на новом витке истории. А что же гомосеки: они освобождены от этой обязанности. Конечно, где-то они усыновляют детей, но это по охотке, по желанию. А значит с точки зрения либеральных взглядов, они имеет определённое преимущество перед гетеросексуальными парами. Они имеют больше свободного времени и финансов. Дети не мешают им делать карьеру и зарабатывать деньги, не мешают отдыхать и заниматься творческим развитием. Они закономерно более успешны в современном мире и дают пример этой успешности подрастающему поколению. То есть это классические эгоисты, паразитирующие на семьях с традиционной психологией и ещё бахвалящиеся этим. Ведь действительно, представим на миг, что оголубело и олезбиянилось всё население. Рождаемость резко упала. И путь даже все пидоры были ударниками капиталистического труда, то кто будет ухаживать за ними на старости, оказывать медицинскую помощь, встанет у штурвалов самолётов, поездов и экономических процессов? Мир пидорасов вымрет быстро и решительно, а немногие образумившиеся ещё столетия будут содомию порицать как страшнейший из грехов. Именно по этому традиционное общество отрицательно относиться к этим отклонениям. Общество может позволить себе только незначительное число таких членов, иначе оно обречено на вымирание.

В качестве ремарки добавлю, что именно после доклада Бильдербергского клуба о ближайшем перенаселении земли, ассоциация психиатров Америки сделала заявление, что гомосексуализм не является психической патологией. В этом свете совсем иначе видится вся истерия с правами гомосеков, не правда ли?!

 - Рождённые в СССР — здесь я хочу затронуть другую категорию граждан, которые не только себя эгоистами не считают — они даже не догадываются: почему они эгоисты, да и со стороны это не особенно видно. За пример возьму историю своей семьи со стороны родителей моей матери. Это выходцы из крестьянской среды хорошего замеса: здоровые физически, воспитанные с любовью к труду и правильными жизненными ориентирами. Это они прошли страшную войну (и прошли чудом — дед был пулемётчиком в пехоте), это они поднимали разрушенное хозяйство, в голоде и холоде строили новый мир, в котором должны были жить их дети. Да, они не избежали недостатков, война и суровые будни не дали им получить законного высшего образования, но как высоко они стоят по сравнению с нами сегодняшними! И, тем не менее, они тоже заложили основы крушения великой страны (это была не главная причина, но и не самая последняя). Они очень любили детей, они считали, что им пожить не удалось — значит, дети должны успеть пожить за них. Они дали своим детям высшее образование, обеспечив более высокие стартовые позиции в этом мире (это был рабочий посёлок). И дети получились хорошие: добрые, работящие, способные, не алчные. Они торопились успеть пожить (как завещали им родители) — только и всего. Вы скажите, а что плохого в желании родителей дать как можно больше своим детям?! Тем, что в итоге их дети поняли свою жизненную задачу: пожить хорошо за себя и родителей. Боюсь, что увлёкшись, они немного пожили и за своих внуков. В итоге я единственный представитель некогда крепкой крестьянской семьи, страна лежит на боку, перспективы впереди не очень. Любовью к свои детям «рождённые в СССР» убили понимание того, что трудности и тяжёлая работа это не плата за счастливое будущее своих детей — это и есть сама жизнь. И если родители не пройдут этот этап, проматывая то, чего кровью и страдания добились их предки, то отвечать перед вызовами времени будут их внуки и правнуки. Я не хочу сейчас зациклиться на обвинении, но именно этот момент был упущен тогда из мировоззрения того времени: отягчённые страстным желание построения «рая божьего» на земле, они упустили понимание того, что даже с улучшением жизни коллективизм и ответственность перед обществом никуда не исчезает — он должен и вынужден модернизироваться под новые условия и стандарты, но ни в коем случае не бросать свои позиции.

 Именно по этому я призываю к тому, что коллективист должен действовать осознанно. Нет ни каких «священных коров», которые не должны подвергаться сомнению. Всё должно пройти жёсткий дискуссионный прессинг, иначе лозунг: пусть дети поживут вместо нас - будет снова и снова плодить эгоистов на ранее плодородной почве коллективистов. Я бы даже назвал современное движение «разумным эгоизмом» в том плане, что пора руководствоваться разумом, понимая, что иначе нельзя. Что любовь к детям — это не потакание их желаниям, а понимание того, что должно быть заложено в них для успешного существования в гармоничном обществе. А это труд и ответственность не только за себя, но и за общество в котором они живут.

 - Прекрасное сейчас — о тех людях, которые остаются людьми в наше сложное время, но, тем не менее, это вариант современного эгоиста. Опять же прошу не принимать это как критику или упрёк в адрес указанного человека, которого я к тому же плохо знаю. Это пример того, как можно потратить свои силы, оставаясь приличным человеком, и, тем не менее, подводя общество к закономерному крушению. Даже вменяемая политическая позиция, яркие опусы в сторону либероидной общественности (которая, впрочем, хоронит себя сама своими опусами и поведением), поддержка «Сталинобуса» - всё это не более, чем внешняя мишура, игра, которая позволяет забыть, что существует и другие общественные обязанности помимо танчиков, компьютерных игр и выгуливанием цобаки с прочими гадами. Знакомьтесь тов. Гюнтер в миру писатель Андрей Мартьянов. Я его состояние называю «идеальной скорлупой». Это, в первую очередь, финансовая независимость, которую даёт писательская деятельность. Из этого вытекает и возможность самовыражаться, и наличие собственного законного мнения, которое не надо утрясать ни с работодателем, ни с другими общественными организациями. Наоборот, можно их подзуживать и высмеивать, что только добавляет лёгкой пикантности в серые будни. Да же немного завидую: вы не представляете, как много времени я потратил на просчёт такой «скорлупы» под себя. Чтобы практически не зависеть ни от кого, а в то же время быть приличным человеком))). А вот хрен мне. «Скорлупу», в принципе, можно реализовать, но далеко не всегда это реально сделать в этом суетном мире. Именно после этого (впрочем, сюда можно отнести знакомство с мир-системным анализом) я понял одну простую вещь: независимым человек может быть только духовно, а в бренной физическом теле мы вынуждены вращаться в нашем социуме, в нашей не самой качественной мир-системе, где она влияет на нас, а мы на неё. И первейшая задача человека не отделяться от неё, а взаимодействовать, хотя это взаимодействие и не сулит ни чего хорошего и гармоничного. Но так, по крайней мере, есть шанс — иначе ни каких.   А это значит: рожать и воспитывать детей, помогать товарищу, делать что нужно, а не только что интересно. В общем, пытаться (пусть и дырявой ложкой) вычерпать больше грязи и дерьма из этого мира, чтобы детям досталось её немного меньше.

 Подведя итог хочется сказать, что эгоизм это не столько проблема репрессий или контроля. Это, в первую очередь, чёткий анализ ретроспективы и перспективы развития социальной эволюции человека. Понимание его задач и обязанностей на сегодняшний и завтрашний день. Это дискурс, основанный на интеллектуальном мозговом штурме всего общества.

 И немного о способах контроля.

Существует всего три способа, осуществления контроля вне зависимости от обстоятельств: внешний, внутренний и комбинированный.

Когда я говорю о грамотно и чётко организованном контроле не надо впадать в истерику и фантазировать об ужасах ГУЛАГа. ГУЛАГ это внешний контроль, когда система вынуждена контролировать каждый шаг своего гражданина. И если мы посмотрим на количество работников НКВД при Сталине в разгар репрессий и сейчас - в расцвет либерализма, то удивимся тому, что именно либерализму требуется большее число вертухаев, чтобы следить за своими гражданами. Контроль сталинского времени держался, в первую очередь, на внутреннем контроле, когда граждане и трудовые коллективы (иногда с перегибами) сами сверяли свои действия и действия товарищей с общепринятыми нормами поведения, а внешняя сила только жёстко карала отступников. То есть эта система была комбинированной с упором на внутренний контроль. И даже запад, где человек признан изначально с греховной сущностью, ограниченной законами, всё равно построил свои системы внутреннего контроля (гражданское общество). Потому что иначе нельзя, иначе львиные ресурсы системы будут уходить на поддержание безопасности системы. И никакая экономика не выдержит такого напряжения. Легитимность системы — самый лучший фундамент устойчивого общества.

 Зло на службе Добра: Можно ли сделать историю чистыми руками?

Прочитал как-то в комментариях (не дословно): «Творить Зло ради Добра вполне можно. Но возникают проблемы, когда это в последствии вскрывается?» Краткая эпитафия сталинскому времени. По сей день не существует методики способной с достаточной точностью исчислить, что из содеянного зла пошло на пользу добру, а что приумножило зло. И, вряд ли, такая методика отыщется. Наоборот, по мере развития эволюции этики, в связи с искажёнными знаниями о делах минувших дней, мы будем вынуждены раз за разом по спирали обсуждать одну и ту же дилемму: во зло пошло или ради добра. И это не повод впадать в эльфизм, когда нет ничего в мире, что стоило бы пролитой слезинки ребёнка. Как и любой идеализм: он не выполним в реальной жизни. А слезинки двоих детей против одного? Или слезинка ребёнка, чей каприз не выполнен со слезинкой умирающего от голода? Этот идеализм легко разбивается простой логикой. И, как правило, он присущ людям, боящимся банальной ответственности перед принятием сложных и неоднозначных решений.

Второй момент, связанный с данной темой это, как называет их А.Фурсов, наличие к-структур в современном обществе. Если по простому, то слова современных политиков настолько расходятся с делом, что они вынуждены опираться на тайные (конспирологические) рычаги управления реальностью. Под понятие к-структур входят и спецслужбы, и тайные финансовые операции, и манипуляция сознанием. Это и делает наш мир лицемерным, а граждан изрядно раздражёнными от поведения властей. И, тем не менее, средний современный человек жаждет этого лицемерия. Чтобы понять это: надо посмотреть, как он реагирует на гитлеровскую Германию и сталинский СССР до ВОВ. Это были страны и правительства, которые открыто говорили о многих вещах своим гражданам. Возможно, сейчас они нас ужасают, но факт остаётся фактом: их слова не расходились с делом. Как называется такое правительство, которое говорит гражданам правдиво: что оно собирается делать? А могут ли сейчас тоже самое позволить себе современные политические лидеры? Вот именно, что нет. Формат общения задан такой, что в открытую - это делать невозможно, а значит будет расцвет всевозможных тайных инструментов для решения не только серьёзных проблем, но и текущих задач.

Чем это грозит? Тем, что любое объединение граждан, исключив конкуренцию и агрессию внутри коллектива, будут подвергаться ей с внешней стороны (включая воздействия к-структур), и, чтобы противостоять этому, они должны направить часть сил и средств (а иногда все силы и средства) на противодействие этому. Сразу вспоминается крылатая ленинская фраз о той революции, которая умеет защищаться. И общество должно либо противопоставить симметричный ответ (т.е. теже к-структуры), либо подготовить новые методы борьбы, которые окажутся им не по зубам. Иначе мы оказываемся в ситуации с честным и нечестным спортсменом со всеми вытекающими последствиями победить у последнего. Это говорит только об одном, что люди, которые хотят отгородиться от всего мира либо не понимают, что это в полной мере сделать нельзя (разве только по методу Кошастого), либо просто бояться брать на себя ответственность за трудную и грязную работу. Вопли, что я не такая, а жду трамвая – могут говорить только о том, что свои гены передать дальше по наследству у них нет желания. Это, ребята, тоже пример специфических эгоистов.

Касаясь вопросов идеализма. Раньше, чтобы избежать скверны этого мира, люди шли в монастыри. Остальные вынуждены были жить в этом грешном мире с его недостатками. Весьма заметно, что часть коллективистов мечтают именно о современном монастыре, чтобы его стены уже охраняли их и от нападок внешнего мира, и служили опорой внутреннего контроля. Другим же надо привыкать действовать в мире, который есть. Значит есть две стратегии развития: одна построена на исключительной добровольности своих членов, вторая позволяет рекрутировать в свои ряды всех кто попадает в сферу деятельности общества. В первом случае всё может выродиться или в секту, или небольшое сообщество идеалистов (что наблюдаем в реалии), у второго - есть шанс перерасти в массовую стратегию (с учётом того, что общее направление совпадает с чаяниями большинства). Сразу заметим, что уровни и методы контроля в этих случаях применяются разные. Идеалисты вполне могут вариться в собственном соку, реалисты будут вынуждены тратить много времени, нервов и интеллекта на поддержании контроля в сфере своей деятельности.

 Подведём итоги бурных размышлений.

Эгоизм и альтруизм это не только природный (биологический) инстинкт, как, впрочем, нельзя утверждать, что его единственной базой является культура. Это сложное динамическое состояние общества, в котором существует индивид. Меняется общество – меняется представление о добре и зле. Человек получил в дар от эволюции возможность анализировать суть своих поступков, но, тем не менее, на него часто действуют силы непреодолимого характера, пред которыми он оказывается бессилен и вынужден подстраиваться. Это значит, что однозначных трактовок этим определениям нет – их нужно постоянно обновлять и редактировать согласно проблемам и сути сегодняшнего дня на пути к завтрашнему дню. Но как-то систематизировать мы общие положения сможем.

Согласно выводам из «дилеммы заключённого» об успешности игровой тактики наша стратегия должна быть (по порядку): Добрая, Мстительная, Прощающая, Независтливая. Теперь по порядку:

- Добрая: Коллективизм это плохо, но лучшего ничего не придумано. Коллективизм – это тактика большинства, когда основной действующей силой, направляющей процесс, и бенефициантами системы становятся граждане своей страны. То есть таковой не будет являться разработки кучки энтузиастов, если потом их результат нельзя будет наложить на жизнь большинства. Скорее это будет специфическим проявлением эгоизма))) Но вовлечение в свои проекты массы сограждан разных взглядов и этических убеждений потребует от идеологов мировоззрения серьёзного подхода к организацией контроля в формирующимся обществе.

-Мстительная: Отступники либо должны быть вне общества со всеми вытекающими последствиями, либо их быть не должно. В любом другом случае общество станет расползаться под неутомимым натиском пронырливых эгоистов. И прежде всего контроль должен опираться на внешние условия (не важно, что выступает в роли внешней подпорки). Только опора на внешние условия позволит сформировать обновлённое общественное мировоззрение, попытка игнорировать их – приведёт к дрейфу общества, которое либо разрушиться, либо подстраиваться под него. И значит, что мы уйдём в сторону от декларируемых целей (если, конечно, в принципе сможем их реализовать). По этому одним из важнейших вопросов является моделирование будущего и точная формулировка задач, стоящих перед обществом. Но ни каких химер – это приведёт к неустойчивости (сектантству) построенного мировоззрения.  

- Прощающая: Для тех, кто нервно перевозбудился, читая предыдущий абзац, замечу, что в задачу коллективистов не входит поголовное уничтожение всех эгоистов и искоренение всех ересей мировоззрения (это невозможно в принципе). Суть упора на внешние обстоятельства и заключается в том, что у населения включают подсознательные и сознательные мотиваторы для коллективисткой деятельности. Контроль общества должен только подталкивать их в нужное русло, а не выкашивать кровожадной косой смерти. Это значит, что наказываются, в первую очередь, непримиримые, а остальные, коль раскаялись и поняли свои ошибки, снова встают в строй.

- Независтливая: Основана на правильном понимании того, что за счёт вклада каждого в общее дело – он в среднем получает намного большую долю общественных благ, чем если бы это происходило на личном уровне. То есть это стратегия «разумного» эгоиста, который придерживается данной стратегии не только потому что он так воспитан, так ему нравиться и т.п. Он ещё понимает: почему это ему выгодно. Тогда он будет строже относиться и к своим эгоистическим порывам, и к негативным порывам такого же рода своих сотоварищей, лично контролируя выполнение общественного договора в поле свой деятельности.

 Современный коллективист – это прежде всего грамотный и подкованный человек, знающий что он хочет получить и как это можно организовать в сложных современных условиях. Он должен чётко представлять основные вызовы, которые готовит ему история, и делает упор на подготовку к этим событиям, используя их силу и тектоническую мощь для реализации своих планов, с полным понимание того что и в каких пределах он может получить в данной ситуации. Он не идеалист, а скорее всего тонкий прагматик. Он парадоксально должен сочетать в себе предприимчивость и аскетичность, не завистливость и тягу к соревновательности, этическую чистоту и прагматический подход к решению проблем дня текущего.

 Теперь хотелось бы перейти к вопросу: что день грядущий нам готовит? Для этого рассмотрим некоторые ситуации, которые современные мир-системщики называют «мальтузинской» ловушкой и ловушкой модернизации (или ловушкой на выходе из ловушки).

 


>


  • 1
Зачет, жду с нетерпением продолжения.

  • 1