wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

Чтобы понимать в чём странность русской революции 1917 года, то...

..помимо содержательности (таким образом Сергей Переслегин разделяет революции, которые двинули общественное развитие, от банальных и разрушительных беспорядков пускай и под лозунгом "за всё хорошее") - есть ещё деление на две категории. Я их называю "русский путь", хотя в ней присуствует только революция 1917 года, и "китайский путь", где собрались, на мой взгляд, все остальные случаи (которые, впрочем, довольно разнообразны).

Суть "китайской" категории покажу на примере, соответственно, китайской революции. Произошла она в 1911 году, целью имела свержение (или существенное ограничение) власти манчьжурской династии, что и было осуществленно. Цимес был в том, что на этом проблемы для Китая не заканчивались. При замене одной властной группировки на другую, когда обстоятельства при этом оттягощены серьёзными историческими вызовами - взамен нужно предложить соответствующие системные изменения. Куда входит и модернизация экономики, и общественных институтов, и силовых структур. То есть комплекс мер, направленных на решение этих исторических вызовов. Что, собственно, и делает победившую власть устойчивой во времени, а произошедшие революции конструктивными. Создание таких структур это очень сложный и трудоёмкий процесс. И чем сложнее такие структуры - тем дольше нужно оттачивать их работоспособность. О чём любители быстрых решений в интернете обычно забывают, а, подчас, и не знают. Поэтому содержательными революциями, как правило, являются те, у которых бэкграунд был подготовлен заранее (ну, например, когда взросла и окрепла буржуазия со своей экономической и организационной потенцией).

Так вот, по понятным причинам, таких препосылок в Китае не наблюдалось - соответственно, проблемы государства на свержении манчьжурской монархии и не закончились. Более того, страна постепенно распалась на отдельные провинции, контролируемые той или иной группой военных - так называемыми милитаристами, которые сразу же вступили в разной степени интенсивности меряние "пиписками".

На этой волне и образовалась в 1921 году китайская компартия. До этого в стране банально не было марксистов как в силу отсутствия развитой промышленности и рабочего класса, так и в силу определённой философии, господствующей в обществе. Собственно, коммунистами китайские интеллектуалы резко стали после быстрой и эффектной победы большевиков в гражданской войне. Причём, стали сразу в рамках марксизма-ленинизма. Троцкизм (при некотором опасении Виссарионыча) в Китае не прижился от слова совсем. Потому что в аутсайдерах там не видели смысла. Собралось их тогда 53 человека на четырёхсотмиллионный Китай, что не мешало им с историческим оптимизмом смотреть в будущее.

Правда, социалистической революции после этого почему-то не случилось. К большому сожалению первых партийцев их, кроме, собственно, российских большевиков - никто не заметил. Впрочем, и сами российские большевики как-то не горели бросаться в омут китайской революции, хотя финансирование новообразованной партии выделили. Но сугубо под своим чутким руководством. Чуть позже и, вообще, в приказном порядке оформили блок коммунистов с Гоминьданем, которого до этого сами партийцы не без основания считали буржуазным. Но российские большевики были неприклонны - в силу отсутствия массовости и, вообще, безблагодатности нужно вступать в блок с любой национально-ориентированной силой и уже совместно идти к власти. И, что самое обидное, шекелей стали националистам из Гоминьданя отстёгивать согласно численности подведомственной паствы. А кто девушку кормит, то её и танцует - коммунисты были вынуждены согласиться. Впрочем, финансировали Гоминьдан большевики не просто так - коммунисты получили в этом блоке различные должности - после чего из обычных (пускай и интеллектуальных) бумагомарак перешли в разряд общественных деятелей - занятых серьёзным делом.

Так прошло несколько лет. Коммунисты подросли, обзавелись жирком своим электоратом, после чего решили, что пора действовать по своему усмотрению. С одной стороны, Гоминьдан успешно теснил милитаристов и был как никогда близок к объединению страны, с другой, отношения с союниками были напряжёнными - особенно после смерти Сунь Ятсена. В 1927 году КПК идёт на разрыв с Гоминьданом, который по их мнению неизбежно должен завершиться социалистической революцией. Думаю, не надо говорить, что в реальности всё завершилось большим пуком. А за начало оной революции коммунисты приняли те беспорядки и хаос, которые возникли в ходе столкновения войск Гоминьдана с милитаристами, где коммунисты как раз отвеличали за неустойчивость вражеских тылов (с чем справлялись на отлично). По итогу возможность официальной работы партия потеряла и лишь её разрозненные отряды бродили по джунглям в сельской местности. Более того, неожиданно выяснилось, что и в слельской местности коммунистов эксплуатируемые массы особо не ждут. Подчас, их армии (а, скорее, небольшие полуотряды-полубанды) представляли из себя акулу, которая живёт только когда движется и, соответственно, подчистую объедает подопечные территории. Тем не менее, постепенно были отлажены вопросы взаимодействия с местным населением и стали образовываться Советские районы. Да, в глухих провинциях, да, с минимум городов и отсутствием соответствующей инфраструктуры, но хоть что-то. И самый крупный сумел организовать Мао, который решительно сменил костюм интеллектуала на гимнастёрку полевого командира.

В это время Чан Кайши укрепил власть и начал новое наступление на коммунистов (чуял стервец - от кого шла главная угроза его правлению). Сначала разгромил коммунистов в городах, потом ринулся гасить советские районы в сельской местности. Началась долгая и длительная мясорубка в джунглях, которая закончилась Великим походом китайских коммунистов. По большому счёту, это был разгром, но с отложенным эпилогом, который в силу нападения Японии на Китай так и не случился.

К этому времени Мао стал непререкаемым лидером партии (до этого был в лучшем случае одним из равных), под его началом сгруппировалось не лишённое таланта и, что не менее важно удачи (остальные банально погибли), военное и административное ядро, которое привыкло воевать с более сильным противником, при этом на местах создавая всю потребную инфраструктуру чуть ли не из говна и палок. Ну, а в 1937 году на Мао нашло озарение (не без чтения волшебных марксистских манускриптов) - он осознал специфику диалектического подхода. Что к цели не обязательно ломиться напролом и расшибать себе лоб, если можно воспользоваться обходными путями.

Так, например, он не стал участвовать в прямой зарубе с японцами, а перебросил свои отряды сквозь линию фронта, где они заняли огромные и безвластные после японского блицкрига территории. Зона влияния коммунистов рывком расширилась. Более того, его внутренний злейший враг - Чан Кайши не мог до них добраться (так как для этого сначала надо было разбить японцев). Впрочем, на этом новации не закончились. Было принято решение отойти от ортодоксальной идеологии и гибче относится к населению. Была образована Новодемократическая Лига, куда принимали всех, кто был настроен патриотически и готов сражаться с японцами. Там, конечно, мозги промывали, но связано это было, прежде всего, с живым и насущим делом, что сглаживало противоречия.

Сказался этот подход и в экономике. Повальная национализация была отменена (если дело не касалось нацпредателей), проводилась умеренная политика в распределении земли (которая опять же бралась из фондов нацпредателей), и, о боже, даже ростовщический  ссудный процент не отменили - просто поставили его в разумные рамки, которые устроили всех. После чего социальный антагонизм в коммунистических районах резко просел, экономика укрепилась, что позволило им, как минимум, без особых катастроф пережить военные годы.

То есть к началу, собственно, гражданской войны у китайских коммунистов была база (как людская и ресурсная, так и отработанных социальных технологий), которую можно было использовать для решения задач перехватат власти у Гоминьдана. Что и было реализовано в ходе последующего конфликта, не смотря на изначальное неравенство в силах.

Итак, в 1946-49 годах никакого чуда не случилась. Коммунисты прошли гигантский путь от полных аутсайдеров до главных претендентов на победу. Прошли не столько потому что верили в непогрешимость учения, сколько в силу долгого и упорного труда, который, собственно, и сформировал тот ресурсы, на который они смогли опереться.

Да, конечно, на последнем этапе велика была помощь Советского Союза. Возможно, без него Гоминьдан сумел бы раздавить их, но... Без умения сражаться и управлять, без преданного, а самое главное дееспособного аппарата, шансов на победу (без явного вмешательства СССР) у них так же не было.

То есть китайский путь является закономерным, где чётко прослеживается логика событий. Когда мало желать хорошего - намного важнее уметь и иметь возможности это хорошее достигать.

Так вот возможности пройти все эти ученические ступени у большевиков не было.

Что мы имеем в 1917 году в России? Да, конечно, партии социалистов существовали до этого не один год, но за исключением бурного периода 1904-05 годов и постфевраля - возможности активно участвовать в общественной жизни (а, значит, и отработать свои управляющие технологии) у них не было. Что и не замедлило сказаться в последующем. Собственно, и косяки в экономике страны (отягашённой к тому же идущей ПМВ) большевики наворотили ровно такие же - какие в последующем наворотят китайские товарищи в своих первоначальных Советских районах. Только сразу по всей стране. И у них не было времени и возможностей перейти на другую делянку и потренироваться с новыми силами там. Всё с колёс, всё с коня.

В общем, в один "прекрасный" момент большевики оказались перед необходимость создать дееспособный аппарат. И времени им было отпущено - всего ничего. Условный 1918 год, который прошёл под знаменем перманентного пиzдеца. И они справились. Не сразу, не без косяков, с соответствующей платой за своё неумение управлять, но справились.

Конечно, свою роль играл и тот факт, что основные оппонеты большевиков были ослаблены революцией и не имели единого центра. Впрочем, и в Китае этот центр был условен, а коммунисты очень умело маневрировали между противоборствующими силами. Собственно, что и дало им возможность выжить.

По итогу большевики за несколько лет совершили то, на что китайским коммунистам (при помощи, собственно, российских) понадобилось более двадцати лет - создали дееспособный государственный аппарат. Пускай не самый идеальный, но позволивший им относительно быстро закончить гражданскую войну. Вот это и вызывает у меня неподдельное удивление и восхищение (не смотря, на высокую плату). Это был явный прыжок выше головы и самый "чёрный лебедь" из всех "чёрных". Не зря Ильич после этого входит в когорту Великих. Ну, и, конечно, довольно интересно вскрыть подоплёку событий, те решения и социальные механизмы, которые привели к достижению такого результата.

Собственно, тот факт, что на этот момент никто (в т.ч. и современные левые) особо не обращал внимания, показывает, что работа над ошибками проведена не была. Общественная наука банально не знает - как происходят революции и как в этот момент работает самоорганизаця масс и какие есть технологии для её ускорения.

Как-то так.
Tags: Китай, Моисеи, Революция, Социальная эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments