wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Category:

Невидимый перелом 1918 года

Читаю у Александра Шубина, как быстро большевики угробили экономику в конце 17 - начале 1918 годов. Причин для этого, как водиться, было несколько. Ну, во-первых, только редкостные долбоящики могут считать, что им в руки попала конфетка. В реальности производство в конце войны скатывалось в тотальный кризис (не смотря на ряд неплохих показателей по военным заказам), который усугубился революционным брожением после Февраля. Здесь, собственно, начинается "во-вторых", которое распадается на две составляющие. С одной стороны, большевикам с идеологической и практической точки зрения надо было поставить власть Капитала на колени - то есть взять под контроль производство. С другой стороны, сил и средств для этого однозначно не хватало. Ильич выкрутился за счёт инициативы с низу, когда предприятия брались под рабочий контроль.

Таким образом убивалось три зайца. Во-первых, Капитал терял свою экономическую базу; во-вторых, предприятия по идее должны были худо-бедно управляться; в-третьих, это было волеизъявление народа, который жаждал порулить сам. И пока он не нарулиться - вводить какие-либо диктаторские заморочки можно было лишь точечьно. Можно было разогнать Учредильное собрание, натравить на особо буйных оппонентов отряды Красной гвардии, но на каждое производство таковых не направишь (и в силу отсутствия должного репрессивного аппарата, и в силу его низкой управленческой квалификации).

По итогу Ильич дал народу бесконтрольно рулить (а по другому, заметим, он и не мог), что обрушило экономику страны в полную жопу. А холодильник всегда в таком случае побеждает телевизор (в том случае красивые лозунги). Здесь, собственно, и начались проблемы Советской власти, усугублённые интервенцией. Ну, а оппоненты, которые как раз в управлении понимали больше, получили карт-бланш. Для стороннего наблюдателя это вылилось в усиление гражданской войны. И вот здесь я вижу ещё одну странность того времени: революционеры оказались более успешными строителями новой государственной системы, хотя квалификация для этого у них, по большому счёту, отсутствовала. В то время как из оппоненты безжалостно просрали тот коридор возможностей, который был им предоставлен как интервенцией, так и банальной слабостью большевистских управленческих структур.

К слову, 1918 года, когда, собственно, и происходил этот перелом, историки не особо любят - в основном концентрируя внимание на более эффектных событиях военного противостояния - Ледяном походе, чехословаках, обороне Царицына и Колчаке. А вот процессы формирования управленческих структур остаются в стороне. Это так сказать связующее звено между "испытанием демократией" и "испытанием диктатурой". Понятное дело, что в рамках изучения посткризисного менеджмента - с этим обязательно надо разобраться.

К слову, этот переход для красных на Северном Кавказе так и не завершился в связи с их разгромом. Это показывает, что найденные руководством большевиков решения не были сами по себе безотказной палочкой выручалочкой, что, в общем, давало белым шанс. При этом, с точки зрения юга, такой переход проще изучать на примере обороны Царицына, где в относительно ограниченном регионе происходила обкатка нового управленческого инструментария. Не удивительно, что, получив такой уникальный опыт, Коба сумел потом подняться по ступенькам власти на самый верх.

С обороной Царицына возникает только один вопрос - включать её в общее описание событий гражданской войны на юге России (благо влияние велико и географически соприкасается с ареалом Северного Кавказа), с другой стороны, это, пусть и связанный, но отдельный эпизод, который проще, с точки зрения обработки информации, рассматривать отдельно.

P.S. Предчувствуя, что пойдёт вал замечаний про тектонику движения народных масс, которое чувствовали большевистские лидеры, замечу, что это скилл важный, но ничего общего с умением организовывать институты управления не имеет. Большевики вполне могли закончить свою карьеру как обычные политические популисты, коим в истории несть числа. При этом меня в данном случае поражает скорость строительства. Например, тому же Мао понадобилось порядка 10 лет непрерывных боёв и походов, чтобы нащупать свой управленческий инструментарий, после чего ещё 10 лет копить силы, после чего, собственно, и произошло быстрое и непонятное для сторонних наблюдателей покраснение Китая в рамках последовавшей гражданской войны. С этой точки зрения события в России развивались моментально.
Tags: Гражданская война, История, Моисеи, Социальная эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 67 comments