wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Category:

Вместо рецензии: Жуков Ю. Н. Оборотная сторона НЭПа. Экономика и политическая борьба в СССР. 1923—19



Не ровная, но крайне занятная книжка. Читать обязательно в паре с Апальковым Д.И. "Внутрипартийная борьба в РКП(б)-ВКП(б) (в 20-х - начало 30-х гг.)". Иначе это будет сумбурный панегрик Виссарионычу.

В чём проблема Альпакова? Он вскрыл и чётко описал механизмы коллективного управления, но никак не мог понять - почему джентельмены в верхах принялись так некрасиво сраться друг с другом. Жуков же, наоборот, прекрасно понимает подоплёку, но ему так нужно обелить Виссарионыча, что он начинает притягивать за уши все события, чтобы доказать безгрешную святость Сами-знаете-кого. В итоге многие, более чем поучительные моменты советской истории интерпретируются весьма привратно.

Впрочем, по порядку. Что в книге интересного. Ну, например, раскрываются причины: почему СССР стал союзным, а не унитарным государством. Всё просто: верхи большевиков, свято верившие в мировую революцию, жаждали иметь открытую калитку для вступления в неё новых членов. Но на этот процесс накладывалось самовластье мелких коммунистических князьков с окраин страны, которым банально нравилось рулить самим. А чем больше независимости, тем больше возможностей для реализации своих властных амбиций. Учитывая, что страна находилась в перманентном кризисе, связанным с Разрухой после масштабной гражданской войны, такие телодвижения красных "баронов" крайне раздражали трезво смотрящих на вещи людей. В т.ч. и Виссарионыча, который эту вольницу пытался всемерно ограничить, в т.ч. убирая, лишние на его взгляд, государственные полномочия. Но романтики мировой революции победили.

Что любопытно, среди известных большевиков активно самостийничал Михаил Фрунзе. Не знал, не знал.

Другим занятным моментом оказалась украинизация, пардон за тафтологию, Украины. Затеяло это левое крыло в КПУ (бывшие боротьбисты). Не без помощи условной сталинской группы, так как на Киев в это время посадили его ближайшего другана Кагановича. Впрочем, ни, собственно, Сталин, ни Каганович щирыми хохлами не были. Более того, любые перегибы в сторону национализма им претили. Однако в это время началась серьёзная драчка за власть, а боротьбисты ради своих идей готовы были выступить против Троцкого на Украине, что и обеспечило на некоторое время столь противоречивый союз. Да-да, борьба за власть требует жертв, о чём неоднократно будет рассказано на страницах этой книги.

Впрочем, это всё мелочи. А одним из главных действующих лиц книги будет кризис, который в историографии фигурирует под собственным именем Разруха. Причины его вполне тревиальны - несколько лет жестокой гражданской войны, которые разрушили экономику страны до основания. Кризис в экономике ещё не скрасил ни одну власть, в здесь проблемы поимели борцы за народное счастье, у которых в связи с этим уровень жизни нового гегемона упорно не хотел выходить даже на жалкий дореволюционный уровень. Соответственно, народонаселение, включая низовой слой коммунистов, ворчало и неизвестно что от него можно было ожидать в дальнейшем (см. Кронштадтское восстание). Ну, и как переломить эту тенденцию никто не понимал.

Это только современным левакам ясно, что стоит захватить власть и объявить диктатуру пролетариата, то сразу начнётся пруха и население кинется под красные знамёна, а вороги будут трепещать и разбегаться. А потом неожиданно херакс - и этого не происходит (см. Венесуэллу или Боливию). Сразу начинаются вопли про козни буржуинов.

В общем, начало жития молодого советского государства говорит о том, что мало захватить власть - её ещё надо удержать. А сделать это можно только одним проверенным способом (все остальные только оттягивают печальный конец) - это добиться серьёзных успехов в улучшении уровня жизни на подведомственной территории. Не не умеешь, не вытянул - новый виток кризиса выкинет тебя с тёплого начальственного местечка ровно так же, как и твоего предшественника, а уж внешние силы точно не погнушаются воспользоваться ситуацией вне зависимости от твоей политической ангажированности.

Вот именно с этой проблемой столкнулась верхушка большевиков после захвата власти. Экономика, почему-то от одного восхищения социалистическими идеями, не воспряла, а что делать дальше представлялось крайне смутно. Сложностей добавляло то, что главный генератор идей, умевший выкручиваться из любых ситуаций, а по совместительству вождь пролетариата, был болен, поэтому креативить с должным размахом уже не мог.

Не удивительно, что такая ситуация вызвала резкую нервозность в правящих верхах. Варианта действий было ровно три: ждать начало мировой революции, которая присоединит к крестьянской России индустриальную Германию (и всё наладится по мановению коммунистической волшебной палочки); дальше тянуть, завещанный Ильичом НЭП, который, может быть со временем, что-нибудь и вытянет; а можно было рискнуть и влезть в новую авантюру. Последняя, впрочем, не гарантировала заведомо положительного результата, а, вот, ослабленная смутами страна могла и не вытянуть. И все это прекрасно понимали, поэтому и очковали. В принципе, и деление властных группировок в Кремле определялось тем - какой идейный бэкграунд выбирал её вождь. Зиновьев (как глава Коминтрена) топил за Мировую революцию, Коба (как человек осторожный и на тот момент только вникавший в экономическую жизнь страны) присоединился к тем, кто ратовал за продолжение НЭПа, который хоть и не проявлял чудес экономического роста, но хоть как-то стабилизировал ситуацию в целом. Ну, а Троцкому, который на этот момент всё больше и больше скатывался в оппозицию, требовался некий эффектный кунштюк, который снова бы вывел его в непререкаемые вожди мирового пролетариата. Именно он проталкивал план о форсированной индустриализации, который остальные вожди приняли во штыки. И не потому что план был, мягко говоря, хреново проработан, а потому что его предлагал непримиримый оппонент. Именно поэтому был зарублен аналог такого же проекта от Дзержинского, который как раз его более-менее продумал (благо был главой ВСХН). В общем, подковёрная борьба бульдогов во всей своей красе.

Впрочем, и не факт, что Индустриализация тогда прокатила бы. Всё-таки для неё нужны были ресурсы и умение управлять сложным хозяйственным организмом страны. К слову, разрешение на продажу водки тоже связано с идеями развития промышленности, на которую планировались отправить доходы от зелёного змия. Да и с экономикой тоже было не просто. Большевики учились ей управлять, а здесь без опыта с его неизбежными ошибками было не обойтись. Так летом 1924 года был получен прогноз на хороший урожай зерновых. Наркомат внешней торговли стал суетиться, чтобы зафрахтовать должное количество кораблей для вывоза излишков зерна за границу, ибо, если не успеть этого сделать заранее, то корабли будут заняты и зерно осядет мёртвым грузом в портах. Сказано - сделано. И только Цюрупа заметил, что не плохо бы ввести фиксированную цену на зерно, чтобы она не упала ниже плинтуса. Так как, во-первых, бедняки и середняки не смогут на его продаже получить достаточное количество денег (в том числе и для уплаты налогов); во-вторых, кулаки могут поприжать зернишко до лучших времён. Все согласились с этим, но на решение вопроса забили. В итоге цена на него таки упала - кулаки соответственно, зерно продавать отказались, а в портах уже стояли зафрахтованные ранее пароходы. Пришлось покупать внутри страны продукцию по завышенным ценам (мировые цены тоже упали в связи с хорошим урожаем в Канаде и Аргентине), чтобы выполнить поставки по существующим контрактам. Эпик-фейл!

Надо думать, что, не имея резервов и опыта управления экономикой страны, дерзкие планы по Индустриализации вряд ли бы прокатили. Для этого надо было время и НЭП его дал. Здесь надо заметить, что Ю.Жуков считает наоборот, что именно задержка с форсированной индустриализацией привела к последующим перегибам в развитии страны, в т.ч. к Большой чистке. Я, впрочем, пока явных доводов в пользу этой версии не увидел.

В итоге жизнь всё расставила по своим местам. Первого заклевали Троцкого. Впрочем, его грандиозные планы дальше красивых речёвок не пошли. Вторым сдулся Зиновьев вместе с Мировой революцией, чей пожар так и не запалил другие страны и континенты. Оставался НЭП, который требовал "два десятка спокойных лет" для своего развития. А было ли это время? Обладая послезнанием, можно чётко ответить - нет.

Осознавал ли это Виссарионыч? Скорее всего, не сразу. Он осторожно двигался в фарваторе устоявшейся на тот экономической идеи (НЭП), который к тому же одобрил вождь мирового пролетариата. Тем не менее, план по принятию форсированной индустриализации он поднял на свои знамёна. План, скажем прямо - опасный, без гарантий на успех. Именно он, приняв его к исполнению и проводя его железной рукой, смог совершить то, что не смогли или не решились другие вожди - свершить ещё один переворот, ещё одну революцию - на этот раз экономическую. Страна и экономика снова прошли по лезвию бритвы, а жертвы среди мирного населения были сопоставимы с неслабым военным конфликтом. В общем-то, именно превозмогание невозможного, а не выпиливание конкурентов во власти сделало его новым вождём. Впрочем, на момент описываемых в книге событий Коба об этом ещё не знал. Пока он так же, как и остальные, пытался нащупать свой путь в будущее и не слиться в борьбе с конкурирующими группировками.
Tags: История, Мифологемы, Рецензии, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments