?

Log in

No account? Create an account

"Никому не избежать битвы. Кто сражается - победит, кто бежит - падёт." Фульхерий Шартрский 11 в.

Previous Entry Share Flag Next Entry
Общая теория кризиса-3: Революция.
wwold

Вступление. https://wwold.livejournal.com/546491.html

Эволюция. https://wwold.livejournal.com/547603.html


Итак, в предыдущей части было сказано, что эволюция это не столько плавное развитие, сколько постоянные кризисы, ведущие к масштабным изменениям в социосистеме, которые и в простонародье, и в научной среде принято называть революциями.

К слову «богомерзкая» Википедия так и определяет это процесс:

радикальное, коренное, «революционное», глубокое качественное изменение, скачок в развитии природы, общества или познания, сопряжённое с открытым разрывом с предыдущим состоянием.

В общем, как и с эволюцией уместно заявить, что революциям подвержены все части живой (социальная и биологическая) природы, так и мёртвая (ибо чем, как не революцией, можно назвать Большой взрыв). Здесь же сохраняется и такой нюанс, что только разум человека способен отрефлексировать этот процесс. То есть, в перспективе, управлять им.

Впрочем, пока с этим, как и с управляемой эволюцией (надо понимать, что эти два процесса взаимосвязаны), дела обстоят неважно, хотя именно революции уделено достаточно внимания в современных политических науках. Как в рамках оптимистического формата в марксизме-ленинизме, когда революция выступает в качестве палочки-выручалочки для решения всех проблем, так и пессимистического - при консерватизме (под которым, впрочем, можно понимать любую забронзовевшую власть, включая сюда многочисленные коммунистические ответвления), где она, наоборот, являет собой образ хтонического разрушителя уютного настоящего, либо идеального прошлого.

Как правило, крайности для понимания одного из основополагающих процессов в рамках социальной эволюции, вредны.

Революции на границе физики и математики.

Если отойти от чистой социологии и экономики, сместившись в сторону математики и физики, то можно обнаружить такое интересное состояние динамических систем (а человеческое сообщество и есть такая динамическая система) как самоорганизованная критичность (СОК). Суть её заключаются в том, что такие системы имеют точки бифуркации, в пределах которых даже при малых возмущениях она может сменить модель поведения.

Наиболее наглядно эти процессы были рассмотрены в книге Пер Бака «Как работает природа. Теория самоорганизованной критичности», а наиболее простым примером является опыт с кучей песка. Который заключается в том, что вы равномерно сыплете песок на её поверхность и наблюдаете возникающие процессы. Выясняется, что песок распределяется по куче, наоборот, неравномерно (в силу разного веса, конфигурации и возможностей сцепления различных песчинок), что приводит в последующем к микро- и макролавинам. При этом чем более масштабные события, тем они реже случаются. Более того, если попытаться усилить сцепление песчинок (полить песок водой или поставить в куче песка перегородки), то это приведёт на время к снижению (или отсутствию) микрособытий, которые потом всё равно закончатся особо крупной революцией лавиной. 

Не смотря на примитивность опыта, исследования Пер Бака показали, что другие (более сложные) динамические системы ведут себя по такому же принципу. И человеческий социум в том числе. Прямо-таки книга юного революционера. Впрочем, смех в том, что именно исторический опыт социальных революций исследователь избегает – как чёрт ладана. Что ещё раз показывает, что при наличии огромного количества фактического материала – у западных учёных на ряд острых проблем современности автоматически включается внутренний полицейский цензор. Ну, а наши доморощенные революсионеры современными изысканиями буржуазной науки брезгуют как каким-нибудь домостроем.

Так, вот, о чём говорит Пер Бак и Теория самоорганизованной критичности? Что любые сложные динамические системы развиваются через кризис/революции. А значит это не некое зло, а необходимость. И если чинить этому препоны (как в опыте с помощью воды или специальных препятствий), то можно получить на некоторое время стабильную стабильностью, которую потом всё равно сметёт катастрофа/революция ещё большего размаха.

Все ли революции одинаково полезны?

  

Итак, мы понимаем, что революция - это норма для эволюционного развития. Теперь надо рассказать: почему от этой нормы бывает очень больно, а что ещё печальней – не сильно лучше в последствии.

Революция - это реакция общества на кризис его институтов. Человек не совершенен и создаваемые им структуры тем более. В идеале и он, и общественные институты должны постоянно мутировать, подстраиваясь под изменяющиеся обстоятельства (частые микролавины в опыте с песком). Этого не происходит в силу ряда причин, что приводит к системному кризису, который сметает существующие социальные институты как основную причину остановки развития (макролавина в опыте).

Впрочем то, что естественно для кучки песка – представляет существенный геморрой для общества с его более сложной структурой, когда одного сноса прогнивших (в той или иной мере) институтов недостаточно - нужно предложить что-то работоспособное взамен.

Для большей наглядности эволюционное развитие можно представить как некую плоскость, усеянную «возвышенностями» разной высоты, характеризующими количество ресурсов для развития. На начальном этапе человеческое сообщество представляет некую точку, находящейся на условной «равнине» (низкий уровень развития), где ему доступны наиболее простые ресурсные «возвышенности», имеющие, по большей части, природное происхождение: плодородные земли, удобные гавани и источники с полезными ископаемыми (в общем, «Цивилизация» рулит).

В сложном обществе дополнительные ресурсные «возвышенности» начинают формироваться самостоятельно, через генерацию новых технологий и социальных структур. Простейший пример – буржуазные революции в западных странах, чей базис пророс изнутри традиционного общества. В последующим, это, не смотря на череду войн и беспорядков, обеспечило им скачкообразный рост (то есть был совершён переход на новую, более перспективную ресурсную «возвышенность»). При этом для периферийных народов буржуазное общество с его индустриальным способом производства являлось чуждой социальной конструкцией, что привело к их демонтажу, с переводом в статус колонии и полуколонии (спуск с локальной «возвышенности» в условную «низину»). После чего история разделяется. Те общества, которые сумели адаптировать внешние социальные инновация, перезапустили своё развитие на новый виток в рамках индустриального способа производства (Япония, Южная Корея), либо выработали новые, не менее эффективные, социальные модели (СССР, Китай), либо оказались выкинуты на помойку истории (Афганистан, Сомали). При этом наиболее наглядным процесс появления дополнительных ресурсов внутри общества виден через конвейер новых технологий (так называемые волны Кондратьева или НТР), которые рождает индустриальная фаза развития. Именно возможность генерировать новые технологии при относительно грамотном администрировании этого процесса позволило человечеству совершить небывалый рывок в своём развитии. При этом сами революции никуда не делись, но они, скорее, напоминали микролавины (в опыте с песком), которые хоть и меняют мир человека, но, в целом, тот не замечает болезненности этих перемен.

Сейчас человечество в очередной раз оказалось на ресурсном пике, который ознаменовался захватом Капиталом всех рынков, ограниченных размером планеты Земля. Ну, разве только осталось окончательно распаковать КНДР (что не так актуально в связи с её малыми размерами) или приобщить пингвинов Антарктиды к радости потребления (ну, если у них обнаружатся запасы нефти).  Более того, итоговый результат потребовал использовать кредитную накачку населения и бизнеса с переизбытком долга, который дополнительно давит на существующую систему.

При этом надо понимать, что львиная доля ресурсов уходит на поддержание системы в работоспособном состоянии, а снижение их поступления может вызвать процессы, сходные с макролавиной в опыте с кучей песка - обрушить всю пирамиду с присущей ей текущим уровнем потребления. Понятное дело, такого развития событий управляющие структуры допустить не могут, что требует их оперативной реакции на соответствующие кризисные явления. Решений, как всегда, ровно три: перевод системы в гомеостаз (это означает смерть капитализма, что финансового, что промышленного), переход на новые внутрисистемные точки роста (условный постиндустриализм), либо её обвал, с попыткой перезапуска, но уже с низкой позиции. Как мы видим, все эти варианты разрешаются через кризис (спуск с текущей «возвышенности»), который, впрочем, имеет разную глубину.

Здесь мы подходим к ещё одному важному моменту, что, собственно, ресурсная «возвышенность» так же напоминает структуру человеческого сообщества, где её пик приходиться на элиту, а широкая подошва – на остальные слои населения. Теперь интересно взглянуть – как будет реагировать общество в лице его членов, на новую, ещё до конца не отрефлексированную угрозу.

Краткие выводы

Любая революция - это попытка разрешения возникшей проблемы через кризис, но, увы, далеко не каждая этот кризис, в общем-то, может разрешить.

Именно этим революции и различаются. Успешными можно считать те, которые имели необходимый для этого фундамент, либо удачные внешние обстоятельства, а неудачные приводят к просадке всего общественного базиса, вплоть до выкидывания неудачников на обочину истории.

И совсем уж единичные революции переводят мир-систему на новые рельсы развития, за счёт чего обосновано называются великими (Великая Французская революция и Великая Октябрьская социалистическая революция).

Если рассматривать эволюционное развитие человеческих сообществ, то его можно представить как гонку по пересечённой местности, где «возвышенности» можно представить как своеобразными ресурсными кладовыми, которыми общество может пользоваться для своего развития. В отличие от реально пересечённой местности – наиболее комфортно для человека – подъём на вершину (освоение текущего ресурса), а наиболее катастрофично – спуск (падение потребления) в условную «низину» и поиск новой возвышенности.

Правильная революция - это переход с одной ресурсной «возвышенности» на другую.

Сложное общество способно самостоятельно генерировать новые ресурсные «возвышенности» и без глобальных потрясений перестраиваться под них. Но всему может наступить предел. Для текущего момента нашей мир-системы таковым является захват Капиталом всех рынков на планете Земля, что делает невозможным его последующий экстенсивный рост. Это кризис, который невозможно откладывать бесконечно долго в рамках текущего формата производства и построенного на нём общества потребления.

С точки зрения человеческой «возвышенности» (пирамиды) – управление текущими ресурсами занимаются элиты, соответственно, основной анализ, так и управляющая коррекция на текущие проблемы первоначально будет исходить от них.

Продолжение следует.




  • 1
Очень интересный цикл, с нетерпением буду ждать продолжения!
Единственное что, не уверен, что ВФР так уж сильно поменяла мир-систему в своё время. У меня сложилось впечатление, что для Франции революция стала возможностью совершить рывок к уровню ядра новой буржуазной системы – Британии. И Британия эту угрозу в итоге купировала, хоть и не без труда.
Т.е. послереволюционная Франция осуществляла догоняющее развитие, факт наличия которого, конечно, вызвал реакцию со стороны ядра капитализма, послужил катализатором дальнейших событий, но не был их причиной.

Лидерство в буржуазном мире Франция, конечно, не захватила, но там и по мимо этого было внесено массу нововведений, после которых мир уже не мог быть прежним.

Может экономически Британия и была ядром новой буржуазной системы, но чисто политически ещё долгое время была феодальной и сохранила множество средневековых пережитков. Скорее её феодальная и устаревшая верхушка долгое время использовала потенциал буржуазной экономики с целью построения Империи. Это всё равно как если бы некое буржуазное государство стало бы строить коммунизм и поддерживать социалистическую экономику чисто для завоевания рынков, курощения конкурентов и раздувания своего эго.

  • 1