?

Log in

No account? Create an account

"Никому не избежать битвы. Кто сражается - победит, кто бежит - падёт." Фульхерий Шартрский 11 в.

Previous Entry Share Next Entry
Гражданская война на Тереке-2...
wwold
Надо отдать должное, что верхи нарождающихся после революционного слома местных субъектов политики старались сделать всё возможное, чтобы в крае не полыхнул пожар гражданской войны. По большому счёту, наиболее лучшим описанием чаяний элит края был слоган: за всё хорошее, против всего плохого. Проблема была только одна - этот подход никак не решал накопившиеся в регионе проблемы. Поэтому пока элиты вполне себе мирно договаривались о сотрудничестве - на низах начало бомбить. Первыми подорвались горцы, у которых, как было сказано в прошлый раз, царила жуткая безземельщина, что помноженное на лютую традицию абречества дала свои кровавые всходы.

Впрочем, пострадали от этого далеко не все, а, прежде всего, казкаки Сунженской линии, которая запирала выход горцам в плодородные долины. На эти земли претендовали горцы, которые потеряли их в ходе продолжительной Кавказской войны, с чем, однако, казаки были не согласны. Во-первых, они их получили за службу от государства; во-вторых, здесь уже выросло несколько поколений казаков, которые искрине считали эти земли своими, ну, и в-третьих, те из них, кто вёл своё род от гребенских казаков, так же напирали на то, что изначально казачьи владения, с которых в 18 веке их переселили на левый берег Терека (опять же по государеву требованию). В общем, нормальный такой гордиев узел, к которому никто из верхов не желал подступиться, а посему он начал решаться на местах в рамках представления местных жителей о справедливости и законности. Ну, какое понимание у горцев справедливости я уже говорил - абречество. Ингуши атаковали станицы Нестеровскую, Карабулакскую, Михайловскую, а станица Фельдмаршльская была захвачена и сожжена.

Впрочем, не надо думать, что казаки Сунженской линии были ангелами в небесях и мальчиками для битья. Генерал П.А.Половцев в своих мемуарах так описывает механизм эскалации конфликта. В воскресенье казаки, подвыпив совместно с артиллеристами русских частей, расквартированных в их станицах, после чего выкатывают пушку и угощают шрапнелью окружающие ингушские аулы. После чего мирно заваливаются спать. В понедельник ингуши проводят мобилизацию и переходят в контратаку. Во вторник идёт война, в среду заключается перемирие, а делегации обеих сторон отправляются во Владикавказ с горькими жалобами на обидчиков. В четверг происходят дипломатические переговоры, в пятницу заключается мир, в субботу депутаты разъезжаются после торжественных клятв в вечной дружбе. Ну, а восресенье всё начинается по новой.

Но самый цимес был в том, что стоявшие в станицах армейские части были пропитаны духом большевизма. Соответственно, глава терских казаков М.А.Караулов стремился как можно быстрее избавиться от них, в то время, как сунженцы видели в них естественного союзника. В то время как действия самого Караулова, стремящегося заключить мир с горцами, воспринимались крайне негативно. В итоге сунженские казаки перекрасились. Образовали ревкомы, связались с Грозненским комитетом большевиков, выступили против Терского Войскового правительства. Суть их требований сводилась к оказанию помощи в борьбе с контрреволюционными горцами. Местные же большевики, получившие возможность выбить почву из под ног М.А.Караулова и Терско-Дагестанского правительства, вполне лояльно смотрели на эти планы. Ну, а после гибели Караулова, наиболее авторитетного лидера не только терских казаков, но и всего региона, вакханалию гражданской войны уже было не остановить.

В общем, когда в январе 1918 года в Моздоке был создан Грозненский военно-революционный комитет, то возглавил его казачий полковник Т.М.Рымарь, который заявил, что задачей комитета очищение области и от горцев, и от большевиков. Впрочем, с грозненскими большевика союзничество не прекратилось, а был создан штаб в планы которого входила разработка детального плана нападения на Ингушетию. И понеслось. В Грозном была убита чеченская делегация, прибывшая решить вопрос о мире. В городах были взяты заложники из проживающих здесь оппонентов иных национальностей, а своих недовольных бросали под арест. 14 января 1918 года отряды казаков и красногвардейцев  взяли в рукопашной схватке село Старый Юрт, которое было разграблено и сожжено. Далее последовали нападения на Новый Юрт и Старосунженское. В ответ горцы сожгли станицы Кахановскую и Ильинскую. А вот наступление на Плиево в Ингушетии было отбито, так как возглавляли оборону толковые ингушские офицеры из Дикой дивизии.

Немного неожиданное описание гражданской войны на Тереке, не правда ли? Проблема региона была в том, что ни одна из выше перечисленных сил не была способно в одночасье решить возникшие проблемы - нужна была кооперация друг с другом. На чём, собственно, и сыграли большевики. Пока полковник Рымарь готовился к масштабному вторжению в Чечню и Ингушетию, где ему требовалась поддержка большевистский частей, их представитель М.Блок дал понять, что решение о войне должен принимать областной съезд. Всё-таки демократия как-никак!

Однако на прошедшем в марте 1918 года II Съезде народов Терека ситуация снова кардинально изменилась. Здесь, собственно, появляется в больной политике не безызвестный М.С.Киров - будущий соратник Виссарионыча. Его не так интересовали местные дрязги казаков с горцами - сколько признание регионом Советской власти. Казаки готовы были её признать, если она поможет им в борьбе с горцами, горцы, если будет решён вопрос о земле. И каждая из фракций выступала в ультимативном порядке.

В сторону горцов сыграло несколько факторов. Во-первых, решение земельного вопроса был краеугольным камнем политики большевиков. С их точки зрения безземельные ингуши и чеченцы были не чуть не хуже, чем какой-нибудь русский крестьянин из центральных регионов России. Во-вторых, казаки воспринимались как страта населения склонная к контрреволюции, поэтому горцы видились более надёжными союзниками. Ну, и в-третьих, сунженцы задачу свою выполнили - внесли раскол в терское казачество. Поэтому советская власть обратила более лояльный взор на горцев.

Ну, а дальше происходящее не сложно представить: земельная реформа, проводимая с присущей времени перегибами и радикализмом, от которой пострадало, прежде всего, казачество. Что и бросило его на противоположную сторону баррикады разгорающейся гражданской войны.

Что здесь можно сказать? Период с конца 1917 по лето 1918 года очень интересен тем, что ещё не были сформированы всероссийские общественные силы, которые поставили хотя бы под относительный контроль своих союзников. Поэтому на местах был разброд и шатание, где местные функционеры действовали на свой риск и страх, а так же в меру своей испорченности. Здесь мы находим причудливые союзы и разной степени успешности авантюры, падение морали и нравов, но одновременно и вспышки высот человеческого духа. А самое главное - бешенная самоорганизация масс, которая, увы, в полуслепом состоянии пыталась нащупать выход из сложившегося тупика.