wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

Что называется - почувствуй разницу: Ростов vs Харькова.

Пора возвращаться к "Моисеям" и истории Донецко-криворожской республики (ДКР). Но для начала захотелось сделать небольшое отступление. Изучая отношение к истории революции и гражданской войны в России, понимаешь, что современные симпатизанты, тех или иных, политических сил видят их единым монолитом, обладающих определённым набором стандартизированных характеристик. Что в корне не верно. Самоорганиазция масс в рухнувшем государстве приводила к тому, что широкий спектр политических и экономических требований имели не только антагонистичные по отношению друг к другу группировки, но и, казалось бы, вполне себе единомышленники. А будущее страны определялось не только в силовом противодействии основных игроков, но и конкуренцией внутри этих политических структур, где так же выбирались претенденты на право строительства нового общества.

Можно привести много критических размышлений о достижениях ДКР, которой было отпущено мало времени для полной проверки на жизнеспособность, и харьковоцентризму, когда управленческая вертикаль ещё не успела распостраниться на входящие в республику территории. Всё это не мешает нам сравнить - как дело обстояло у соседей. О печальных потугах Цикуки я рассказывал. Теперь очередь за Ростовом-на-Дону. Что он смог противопоставить любимцу харьковской буржуазии большевику Кину.

Ситуация в Ростове сложилась презабавная, что, в общем, не было удивительным для того бурного времени. Дело в том, что Ростов территориально входил как бы в состав ДКР, но сильно на периферии харьковского влияния. Однако на него так же претендовала Центральная Рада, а вслед за ней и Цикука. Впрочем, на этом список желающих получить город в управление - не закончился. Дело в том, что отличившийся при свержении Каледина Донревком, хоть и состоял в значительной степени из казаков, хотел получить в своё подчинение какой-нибудь городской центр, где наблюдалось бы скопление расово верного идейного пролетариата. В общем, смущал их своей неопределённостью казачий Новочеркасск. И как только немецкий орднунг прокатится по ДКР, стало понятно, что уже никто не станет возражать, если Таганрог и Ростов сменят территориальную вывеску. Всё решалось просто: депутаты местного совета выступили за самоопределение округа и присоединении его к Донской Советской республике. Впрочем, сейчас я не буду рассказывать об этих юридических тонкостях, так как меня заинтересовала криминогенная обстановка в городе.

Дело в том, что как только немцы обозначили серьёзный нажим на фронте, в город ринулись анархические отряды всех мастей, чьи вожаки быстро смекнули, что кроме пули в борьбе с кайзеровскими войсками других преференций особо не заработаешь. В то время как богатый Ростов манил достатком и возможностью быстро сдристнуть в разные стороны. Десятки разномастных отрядов и отрядиков, в основном анархической и близкой к ним окраски, забили своими эшелонами ростовский вокзал. Первоначально городской совет отнёсся к ним благожелательно. Во-первых, революционные собратья по оружию; во-вторых, хоть какая-то военная сила, которую можно направить на внутренних и внешних врагов; в-третьих, они неожиданно обнаружили, что численность анархистов не сильно отличается от отрядов милиции и Красной гвардии.



Проблема, собственно, была в том, что управляемы эти отряды были от слова "никак". Не смотря на то, что такие "красногвардейцы", как правило, получали вполне себе терпимый по военному времени паёк, большинство из них быстро приступило к самоснабжению. Классическим примером здесь может быть отряд Маруси (в бытности Марии Никифоровой). Вполне себе замечательный образчик удивительных натур того времени. Дочь офицера, героя Русско-турецкой войны 1877-78 годов, сбежала из дома, примкнула к анархистам. Занималась террором, была арестована и приговорена к казни, но помилована. Бежала из сибирской ссылки через Японию во Францию. Здесь, в начале Первой мировой войны, резко встала на антигерманскую сторону, закончила офицерские курсы и прослужила всю войну на Македонском фронте. Понятное дело, что такой активный и деятельный человек не остался без дела. Чёрная гвардия Маруси одним своим присутствием помогла занять большевикам Елисаветград (ноне Кировоград), где потом её орлики отличились на фоне экспоприаций и разграбления магазинов. Да так, что местные меньшевики и правые эсеры (при активной поддержке рассерженных горожан и фронтовиков) создали "Временный комитет революции", который, пользуясь немецким вторжением, поднял восстание в городе. В общем, вместо борьбы с немецким орднунгом, большевикам пришлось заниматься восстановлением положения в городе, где вера в Советскую власть была серьёзно подорвана.

В общем, по пути Людмилы Мокиевской-Зубок пошли далеко не все анархические отряды. Не удивительно, что криминогенная обстановка в городе резко пробила днище. Бандиты, анархисты и разложившиеся красноармейские отряды рыскали по Ростову в поисках поживы. Полудохлая городская милиция ничего не могла противопоставить многочисленным и хорошо вооружённым отрядам, которые, впрочем, показывая свою власть, вскоре разгромили ростовский уголовный розыск.



Единственным светлым пятном в этой вакханалии и хаосе были действия матросов с ростовской "Авроры" - яхты "Колхида". Они приняли решение встать на защиту граждан города от поползновений криминала. Достаточно было позвонить, как отряд моряков на грузовичке быстро летел на вызов. И что удивительно, вооружённые и агрессивные толпы пассовали перед незначительной кучкой моряков - так велик был авторитет "демонов" революции. Дошло до того, что помощь моряков однажды затребовали всесильные комиссары, жившие в "Палас-Отеле".

Ну, а потворство ростовского совета действиям анархистов привели к тому, что многие отряды на реквизиции стали ходить как на работу. А так как мелкую и среднюю буржуазию такие борцы за социальную справделивость посетили уже по несколько раз - количество добычи стало падать, что закономерно навело внимание анархистов на государственные структуры. Было совершено нападение на "Румчерод" (Центральный исполнительный комитет Советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесской области), где была разоружена охрана и изъяты ценности.

В общем, Донревком заволновался и решил дать бой кучке зарвавшихся хулиганов. Где они располагались, ни для кого не было секретом - в доме французского посла, куда анархисты свозили награбленное. Немедленно на задержание был отправлен председатель военного отдела Ростовского Исполкома Ф.М.Зявкин с небольшим отрядом. Правда, на месте выяснилось, что соотношение сил не в его пользу, поэтому Зявкин отхватил люлей, для профилактики постоял у "стенки", а отряд разбежался.

После этого власти решили мирно искоренить "инцендент" революционным словом. Ради чего провели ряд заседаний. В ответ лидеры анархистов провели демонстрацию под лозунгом "Анархия - мать порядка". Здесь уже комиссары поняли, что следующими могут стать они, поэтому разработали детальный план решения данной напасти. Осталось дождаться повода. Который не приминул случиться. На этот раз пострадала "речная" милиция с "Колхиды", которая столкнулось с запредельным количеством оппонентов (1 к 20), после чего была разоружена.

Впрочем, это был последний успех анархистов. Силовые акции против них были подготовлены, и под эгидой борьбы с "хулиганами, которые сплотились вокруг новочеркасской контрреволюции" прошли аресты наиболее одиозных командиров и главарей. Неожидавшие столь мощного отпора, анархические отряды разбегались, бросая оружие. Кого-то постреляли, впрочем, большинство отпустили, стоящие на вокзале эшелоны не тронули. В преддверии немецкого нашествия решили не лишаться хоть какого-то гарнизона.

Такое, вот, отличие от будней харьковской милиции. Ну, а теперь читатель сам может прикинуть - у кого было больше переспектив в мирном строительстве.
Tags: Гражданская война, История, Криминал, Моисеи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments