wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

Графомания: эффективный менеджер-4.

 Начало здесь, здесь и здесь.


Машина сдохла, не доехав с десяток километров до резиденции Волкова. Он проклинал этого дребезжащего и лязгующего сочлениями ублюдка советского автопрома за вылетающую вторую передачу, за то, что ржавый галоша с трудом разгонятеся до ста километров. Впрочем, с некой брезгливостью ему пришлось признаться - машина была незаменима в случае бездорожья. А это случалось сплошь и рядом, когда пустынное до недавнего времени шоссе упиралось в запруду из брошенных автомобилей. А в одном месте Волкову пришлось, вообще, уходить на просёлочную дорогу, ибо мост через речку перекрыли военные, отчего на нём образовалась каша из сожжённой бронетехники и искорёженных легковушек, чёрными гроздьями сползавшими на обочину дороги. Впрочем, ему снова везло. Разбитая колея, которую уазик даже не замечал, привела к пологому берегу, подразумевающему брод. Волков поднадал на газ и машина, недовольно взревев, бросилась на середину реки. Уже у противоположного берега ему показалось, что колёса потеряли контакт с дном и машина поплыла. Но в следующее мгновенье протектор снова зацепились за твёрдый гркнт, и уазик, крехтя, полез на покатистый склон.

Лампочка бензина давно прилипла к нулевой отметке, но Волков не решался останавливаться на пустыных и мрачных заправках. Что и привело к закономерной концовке его ралли. Не нашёл он так же алкоголя, который мог быть пропуском, случись повстречаться с шизонутыми. Впрочем, близость родного логова бодрила кровь не хуже понюшки колумбийского кокса, поэтому ноги сами несли его вперёд.

Везение у зампредседателя закончилось у ворот его поместья. Он уже было стал задумываться о том, как воспримут неподобающий вид его челядь, но врата оказались гостепримино распахнуты для всех, а будка охраны зияла мраком выбитых окон.

Как-то само собой получилось, что Волков, съёжившись и выставив обрез, словно воришка пробирался на территорию своего бывшего владения.

Центральное здание тоже было пусто и разграблено. Волков поднялся по лестнице на второй этаж и нашёл спальню. Погром коснулся и её, но либо марадёров ничего не привлекло, либо они и так были отягощены добычей, поэтому просто разбросали постельное бельё, заодно оставив Волкову презент в виде кучи дерьма посреди огромной кровати. Выбросив его вместе с покрывалом, Волков прямо в одежде залез под одеяло и, немного поворочившись, мгновенно уснул.

****

Новый день облечения не принёс. С утра моросил дождь вперемешку со снегом, низко над землёй весела осенняя хмарь, что и в обычное время нагнетало хандру, а сейчас полностью накрыло заброшенный дворец Волкова вселенской печалью.

Он замёрз, он проголодался, ему хотелось пить. Однако, прошерстив кухню, он с печалью констатировал, что неизвестных марадёров не заинтересовали шикарные тряпки и эсклюзивный декор, а вот всю еду выгребли подчистую. Средь развалов кастрюль и битой посуды он нашёл лишь большую упаковку «Артен Гранжа», который жена покупала Чаппику – мелкой твари породы Леон Бишон с постоянным растройством желудка.

Сейчас это звучало злой насмешкой, поэтому Волков, забросив корм в угол, приступил к следующей части мероприятий. Он более всего опасался, что, покидая усадьбу, его семья попытается вынести всё подчистую, но его личный сейф остался цел. Там он нашёл наградной ПСМ, которым ранее брезговал (серьёзные пацаны дарили друг другу девяносто вторые беретты), а теперь обрадовался как малой игрушке. Но самым главным бонусом был – спутниковый телефон.

Дрожащими руками Волков утопил кнопку «power», с облегчением увидев, как загорелся дисплей гаджета. Уровень зарядки плескался у самого дна, но на пару звонков заряда должно было хватить. Он подошёл к окну и, выдвинув антенну, начал перебирать номера телефонов. Однако службы экстренного вызова либо молчали, либо посылали сигналы, что линия занята. И так до бесконечности. Разозлившись, он набрал первый попавшийся номер, который неожиданно ответил длинными гудками. Вскоре в трубке раздался ласковый голос с явной семитской картавостью:

- Слушаю тебя, Петруша.

Соломон Моисеевич был легендой аппаратных игр. Древний, но неизменно живой в движениях, он помнил всех и вся со времён второго Ильича, а посему с высот прожитых лет называл всех уменьшительно-ласкательными именами: Володенька, Серёжа и Петруша. Говорят только Самого называл по имени-отчеству, чем выделял из остальной когорты гоев.

- Соломон Моисеич, - быстро заговорил Волков, а его интонации стали неожиданно плаксиво-просящими, - я застрял здесь, в Рашке. Вытащите меня отсюда!..

- Но-но, - ласково заворковал Моисеич, - кому сейчас легко. Мы все бежали на легке. Главное сам, что, жив?

Волков всхлипнул в ответ.

- Вот и славненько, - лился елей из динамика телефона, -  главное жив, а ведь знаешь сколько славных и уважаемых людей не успело вырваться? Просто беда! Одних чернь разорвала в аэропорту, другие просто сгинули. Тебе Петруша ещё повезло…

- Мне нужна помощь, - нетерпеливо перебил его Волков, - я здесь один.

- Понимаю, понимаю, - ворковал Соломоныч, - но кто я сейчас, когда весь мир ждёт прихода Машиаха? Лишь маленький испуганный еврей, разве я могу…

Телефон, мелодично дзинькнув, выключился. Волков в ужасе и надежде снова утопил кнопку «power», но тот, едва включившись, снова погас.

- Старый мудак! – Завопил Волков, обращаясь то ли к себе, то ли подразумевая под оным Моисеича.

Впрочем, не всё было потеряно. Конечно, в доме не было электричества, но телефон можно было зарядить от автомобильного аккумулятора - по дороге он видел много бесхозных машин. Немного успокоившись, Волков поплёлся в сейфовую комнату.

Марадёры побывали и здесь, но видно с наскока массивную конструкцию не взяли. Рядом валялся порченный инструмент, а на двери темнело пятно от взрыва, но сам сейф не пострадал. К тому же у него был независимый источник питания, поэтому Волков без труда открыл тяжелённую дверь.

Что он надеялся здесь увидеть? Чем это могло ему помочь? В отличие от дома – здесь все ценности эвакуировали. Пол устилал слой бумаг, которые когда-то имели честь называтся «ценными», а посреди этого бедлама возвышался «небоскрёб» из трёх ящиков элитного шампанского. Волков уже сам не помнил, с какого хрена «Вдова Клико» переселилась в его сейфовую комнату, но сейчас заначка пришлась кстати.

Он перетащил бухло в спальню, а потом, немного поломавшись, спустился на кухню и подобрал упаковку собачьего корма. Это было странное пиршество, достойное пера великих постмодернистов прошлого, но, увы, Волков не сумел оценить забавной гримасы судьбы. Тем не менее, вскоре он был относительно сыт и  однозначно пьян. Мир померк перед ним вместе с наступающими сумерками.

Продолжение следует.

Tags: Весело о грустном, Графомания, Зомби
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments