?

Log in

No account? Create an account

"Никому не избежать битвы. Кто сражается - победит, кто бежит - падёт." Фульхерий Шартрский 11 в.

Previous Entry Share Next Entry
Рецензия: Джаред Даймонд «Ружья, микробы и сталь».
wwold



Как раз тот случай, когда давно положил глаз на эту книгу, но что-то мне мешало её прочитать. Поэтому, с одной стороны, она в ряде моментов для меня запоздала, с другой, часть её выводов пришла очень своевременно и не факт, что я бы их смог осмыслить ранее.

Книга Даймонда, наверное, один из с первых успешных (с точки зрения популярности) примеров междисциплинарного подхода к истории. И, что характерно, сам Даймонд - не историк. Он биоэволюционист. Тем не менее, его размышления на иную тематику вполне удовлетворительны, а самое главное дали толчок для дальнейшего анализа хода современной человеческой эволюции с точки зрения междисциплинарного (мир-системного) подхода.

Суть книги заключается в следующем: Даймонд изучил развитие человеческих сообществ с точки зрения природных факторов, в которых они очутились. И здесь, надо признаться, природа сдала участникам социоэволюционной гонки разные карты. Например, одним из постулатов Даймонда является утверждение, что те общества, которые пришли первыми к выращиванию продовольствия и скотоводству (то есть перешли от присваивающего производства продуктов к производящему), всегда будут доминировать над обществами банальных охотников и собирателей. В силу того, что именно производство продуктов питания даёт излишек ресурсов для дальнейшего развития общества, включая и возросшую плотность населения (банальных ополченцев случись чего) и дальнейшую его специализацию (будь то ремесленники или профессиональные воины). Что и привело со временем к доминированию евразийской цивилизации. Так как именно здесь находилось большая часть растений и животных, подходящих для доместикации (одомашнивания). На остальных континентах ситуация была либо хуже, либо, вообще, печальной. Например, считается, что в обеих Америках культура Кловис уничтожила всех наиболее подходящих для этого копытных. А в Австралии, в силу особенностей её эволюционного развития, не было и этого. Что обеспечило лучшие стартовые условия именно для Евразии. К тому же, замечает Даймонд, миграционные и межкультурные связи в Евразии происходили с климатической точки зрения по более удобному направлению: Запад-Восток; а в Африке и Америке менее удобному: Юг-Север, где животным и растения нужно было пересекать чуждые им климатические зоны. Что опять же увеличивает скорость культурных заимствований между разными цивилизациями в Евразии, в то время как Африка и Америка существенно отставала, а в Австралии, вообще, всё остановилось в каменном веке.

Всё это подано в увлекательной форме с понятными логическими выводам: каждая человеческая цивилизация сформировалась в своём специфическом природно-географическом, а в последствии к этому добавилось и этно-цивилизационное, окружении, что, собственно, и повлияло на формирование её уникальных черт, которые в тоже время разбавлялись обязательными внешними заимствованиями, необходимыми для успешного межцивилизационного конкурирования. В общем, эта книга как бы своеобразный приквел для Паршина с его «Почему Россия не Америка». Ну, и выводы соответствующие.

Я, например, давно заметил, что, как минимум, со времён Московского царства стана активно всасывала внешние инновации, сначала со стороны доминирующей Золотой Орды, а в последствии с набирающей силы Европы. Но реализация всегда шла с заметными особенностями, которые обуславливались местной спецификой. Заключавшейся, как правило, в наличие под рукой более бедных территорий с небольшим выходом прибавочного продукта. Именно это обуславливало Русский тип развития, с необходимостью концентрации усилий для выживания. В Центре - для развития инфраструктуры и обороны от внешних врагов, в крестьянской общине – для банального выживания в суровом климате. И только рывок СССР в индустриализации и сельском хозяйстве позволил стране немного подойти к общемировому уровню развития, но опять же со своей спецификой, когда мы наличием более дешёвых природных ресурсом компенсировали более сложные климатические условия. Ну, и как только мы решили глобализироваться, убрав существовавшие компенсаторы, всё стало на «пути своя» - мы снова скатились в лоно ресурсного поставщика. И это, увы, не предел. В общем, к розданным природой-матушкой картам – надо относиться внимательно.

Впрочем, книга Даймонда интересна не только этим. Например, в ней подробным образом рассказано о доколумбовских переселениях народов, которые позволили человечеству заселить и удалённые острова Тихого океана, и сформировать дополнительную палитру сообществ. Более того, ещё относительно недавно (какую-то тысячу лет назад) Африка не была «чёрной», а классические негроидные племена занимали её незначительную часть. Всё это малоизвестно для широкой публики, поэтому интересно принять ко вниманию.

Но самое, пожалуй, главное в том, что Даймонд задал новую планку размышлений о социоэволюционном процессе человеческой цивилизации, которой теперь надо соответствовать. Что сразу же привело к появлению и критики, и последующим дополнениям к его рассуждегиям. Например, в дополнениях от 2003 года (сама книга вышла в конце 90-х) Даймонд рассказывает: почему Китай, успевший объединиться чуть ли не на заре летописного времени, так и не стал доминирующей на планете силой (что, кстати, так же объясняет: почему он успешен сейчас), в то время, как раздробленная и постоянно конкурирующая друг с другом Европа Средних веков оказалась идеальным полигоном для заимствования внешних и развития собственных инноваций. Над чем, понятное дело, тоже очень интересно порассуждать.

Ну, и так как книга написана по современным меркам довольно давно (два десятка лет назад) – не обошлось без критических замечаний.

Например, Даймонд уверен, что все человеческие сообщества древности были одинаковы, но природа раздала им разные природно-климатические карты. Например, специфические природные условия Африки и обеих Америк привели к тому, что обмен инновациями здесь был затруднён, в то время как бедный природный мир не давал возможности получить всё разнообразие домашних растений и животных на местах. Это не всегда соответствует действительности.

Например, Кирилл Еськов в своей статье «Карандашные пометки биолога» замечает, что, да, евразийский животный мир был более подходящий для развития сельского хозяйства. Тем не менее, никто не отменял принцип «советского автопрома», когда плохая машина лучше отсутствия машины вообще. Например, в полярных районах Евразии был одомашнен Северный олень (причём в трёх местах сразу), а в Северной Америке – нет. Хватало и других животных, которые чуть хуже евразийских по своим параметрам, но это лучше чем отсутствие такой «машины» в принципе. Тем не менее, индейские сообщества почему-то такой вариант проигнорировали.

Остальные замечания вылезают схожие. Даймонд жалуется на сложности пересечения Панамского перешейка и Мексиканских пустынь, что мешало межкультурному обмену обеих Америк, при этом забывает, что наилучший способ для этого прибрежное каботажное плавание, которое человечество освоило довольно давно, включая доисторические времена (в т.ч. индейцами обеих Америк). И это, безусловно, улучшило бы связность американских континентов, чего, однако, не произошло.

Тоже самое касается металлургии. Например, ацтеки (не смотря на описываемые Даймондом особенности) достигшие высокой продуктивности своего сельского хозяйства (Теночтитлан был одним из густонаселённых городов своего времени), в то же время практически не использовали металлы. И слабость межкультурного обмена здесь не играет существенной роли, так как металлургию индейцы открывали минимум три раза, что, однако, так и не привело к её последующему развитию. При этом в Африке железо научились плавить повсеместно где-то 1000 лет назад и никакие джунгли этому не помешали, хотя африканские государственные образования южнее сахеля намного уступали сложности и масштабу последующих американских цивилизаций.  Тоже самое касается и изобретения колеса. Конечно, с животными под перевозку грузов было сложно (но не безнадёжно – те же ламы были одомашнены довольно давно), но что мешало сделать тачку для ручной перевозки? В общем, вопросы здесь остаются и вопросов не мало.

В общем, хорошая книга, написанная хорошим языком, отвечающая на ряд насущих вопросов и ставящая ряд новых. Рекомендовано к прочтению.




  • 1
Я бы добавил про зёбру и лошадку. Даймонд пишет, что лошадку приручили, а затем одомашили с легкостью а зёбру так и не смогли толком, ибо лошадки якобы легче приручаемы, а зёбры злы. И тут я читаю в относительно свежей The Horse, the Wheel, and Language результаты генетических исследований лошадок и оказывается все наши лошадки происходят от разных кобыл, но одного Адама-жеребца, который скорее всего был именно относительно неагрессивным мутантом, что и позволило людям с лошадками задружить... Сколько для этого пришлось перебрать и съесть плохих негодных лошадок - не счесть.

Вполне возможно, что длительный отбор привёл бы к более приемлемым показателям. Но сейчас, понятное дело, никто с этим возиться не будет. Тем более, что рулит даже не лошадь, а машина.
Поэтому делу хороший разбор у Кирилла Еськова есть. Ссылка в тексте дана.

> рывок СССР в сельском хозяйстве позволил стране немного подойти к общемировому уровню развития
Это не так. Наше с/х безнадежно отставало, поскольку рывок произошел во всех развитых странах и был гораздо более успешным. Даже сейчас наш изрядно покоцаный сельхоз работает гораздо лучше, чем при совке.

Есть такое, только надо отметить, что в совке сельхоз был размазан по всей стране, а сейчас сконцентрирован на благодатный югах и почвах. Всё что передохло-это дотационные хозяйства для трудоустройства населения, которое в 19 веке закупорили и замариновали выкупными платежами на широте МО и севернее.

"но что мешало сделать тачку для ручной перевозки?"-Харриер "7 лет в Тибете" отвечает: тибетцы знали колесо, но не использовали, что выливалось в колоссальные трудозатраты в подготовке праздника, на который надо было притаскивать брёвна. Индейцы тоже знали колесо-в игрушка, вроде использовали, а так нет. Вообще весь Харриер прекрасен: "белый паук"-это надгробие советского альпинизма из 30-х, а "7 лет" как сравнение Европы и средневековья, на уровне которого даже маоисты с калашами выглядят как посланцы из будущего.

Дык, и мезоамериканцы колесо тоже знали, но использовали для... игрушек. В общем, что-то такое было у людей в бошках, что не позволяла делать дальнейшие логические выводы. Это, к слову, пример того, что в ряде случаев инновации стопорились на ровном месте.

Такчка в Европе вроде вообще появилась в 12-13вв, когда появилась потребность в перевозке грузов в портах. Так что едва ли индейцев можно винить в отсутствии такого приспособления.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%B0%D1%87%D0%BA%D0%B0

А что кроме портов потребности в перевозке грузов не возникало? Возникало и ещё как. Для чего в Европах, собственно, и использовался гужевой транспорт на базе лошади и прочих копытных. В Америке с копытными было туго, поэтому тачка как-то вырисовывается быстрее.

книга интересная, но очень неровно написанная и слишком многословная.
если бы автор сократил её на две трети это пошло бы ей на пользу.
одни и те же, даже не положения и выводы, а собственно доказательный процессы,
он пережёвывает по несколько раз, но очень многословно и утомительно.

Это уже придирки. Многие пишут хуже, а жанр научно-популярного объяснялова, не смотря на кризис, по-прежнему нужен.

Конечно, нельзя упускать из внимания и субъективные факторы. Т.е. личности тех или иных значимых деятелей (правителей, воинов, проповедников и т.д.), а также «коллективную личность» того или иного народа.
С другой стороны, возвышение Евразии, и даже конкретно Европы, выглядит достаточно закономерным. Европа – часть света, очень изрезанная внутренними морями, поэтому там мореходство было развито издревле. Ещё в библейские времена финикийцы плавали. При этом, в отличие от других классных мореходов вроде арабов и полинезийцев, Европа с прилегающими Ближним Востоком и Северной Африкой ещё и богата ресурсами, в т.ч. водными, а значит – и растительными, включая строевой лес. В результате площадь региона, на котором европейцы жили и вели интенсивный торговый и информационный обмен, тоже выше, чем в других очагах цивилизации. По сравнению с Мезоамерикой просто больше, а по сравнению с континентальными империями вроде Китая – насыщеннее эффективными морскими путями сообщения.
Кроме того, помимо собственно культурного и товарного обмена это и означало, что всегда рядом будут какие-то враги. Поэтому Европа так никогда надолго и не впала в состояние застоя, аналогичное Циньскому Китаю. Когда естественные пределы государством достигнуты, внешних врагов нет и можно расслабиться. В том числе и потому, что естественные пределы в Европе очень далеки, а единой империей была лишь Римская, да и та, будучи экспансионисткой, не смогла вариться в собственном соку.
Причём, до начала колониализма европейцы мало в чём опережали иные регионы. Ключевую роль сыграло обладание двумя технологиями – дальним мореплаванием и относительно массовым производством артиллерии. Европейцы лишь слегка вырвались вперёд, но этого хватило на то, чтобы сожрать конкурентов.

В целом, Даймонд топит за Евразию, где Европа была лишь одним из паззлов, который в определённый момент получил преимущество. Просто другим континентам противопоставить было нечего в принципе.

Критики довольно много к этой книге. Приведу простой контр-пример. Зебры не одомашниваются хуже лошадей. Современнные зебры одомашниваются намного хуже, чем современные повторно одичавшие лошади (уже прошедшие через фильтр на выживание по принципу дружелюбия к человеку). Но есть причины полагать, что неодомашненные лошади одомашнивались ровно так же с трудом, как современные дикие зебры.

Да, но об этом говорилось выше.


>>общества, которые пришли первыми к выращиванию продовольствия и скотоводству (то есть перешли от присваивающего производства продуктов к производящему), всегда будут доминировать над обществами банальных охотников и собирателей.

"Не всё так однозначно", - сказала дочь полка примитивного общества.

Пьер Кластр, эссе «Общество против государства» https://2academy.livejournal.com/110772.html


=="Не всё так однозначно", - сказала дочь полка примитивного общества.==

Что неужели охотники-собиратели победили земледельцев? Нет. А именно об этому пишет Даймонд. Были ли земледельцы счастливее охотников-собирателей (по крайней мере, пока не задавили последних)? Не факт. Но Даймонд этой темы не касается. Наоборот, он говорит, что первоначально производство продовольствия было не особо привлекательным делом (много трудов и мало выхлопа), но со временем пришёл эффект перехода количества в качества. После чего безгосударственные общества стали обречены. Плохо это или хорошо? А плоха или хороша эволюция? Ответ на этот вопрос - есть ответ и на предыдущий.

И, к слову, только долгая цепочка социальной эволюции (не всегда благовидной по форме и содержания) снова сможет подвести человечество к безгосударственным общностям. Ежели повезёт, конечно же.

===со времён Московского царства стана активно всасывала внешние инновации===
В сущности мы заимствовали инновации с самого начала государственности, впрочем так поступали все динамичные жизнеспособные общества.

Да, но с Московского царства это стало проще прослеживать.

  • 1