?

Log in

No account? Create an account

"Никому не избежать битвы. Кто сражается - победит, кто бежит - падёт." Фульхерий Шартрский 11 в.

Previous Entry Share Flag Next Entry
Белые «Моисеи»: Сибирские «Ксенофонты»-4.
wwold
Начало здесь, здесь и здесь.



3 сентября 401 года до н.э. Кир Младший, второй сын почившего правителя Персидской империи Дария II, бросил вызов своему старшему брату и официальному наследнику престола Артаксерксу II, сошедшись с ним в битве у местечка Кунаска, что в 90 км от Вавилона. Мятежник, формально не имевший право на престол, тем не менее, творчески подошёл к вопросу, наняв, будучи сатрапом западных провинций, изрядное количество превосходной греческой пехоты - гоплитов, которые уже не раз в прямом бою опрокидывали войска персидских владык. Так было и в этот раз. Однако, история – любит ироничные оскалы судьбы, поэтому Кир Младший, сражённый в самом начале схватки, не смог воспользоваться военной фортуной, а после его смерти и само противостояние потеряло всякий смысл. Азиатская часть войска Кира разбежалась, а оставшиеся у разбитого корыта греки, недолго думая, предложили свои услуги победителям.

Впрочем, те несколько иначе смотрели на использование наёмников во внутрисемейных междусобойчиках, поэтому сатрап Тиссаферн, пригласивший Клеарха (предводителя гоплитов) с его стратегами и лохагами на пир, предательски умертвил последних, а стратегов выдал царю, где им в последствии отрубили головы. Впрочем, оказавшись в результате этого в центре чужой недружелюбной страны и к тому же потерявшие всё своё руководство греки не растерялись, быстро провели выборы нового комсостава, после чего совершили полный трудностей переход обратно в родные пределы.

С боями продвигаясь по чужой территории, греки миновали Мидийскую стену, неоднократно форсировали Тигр, прошли область картухов и оказались на Армянском нагорье. Что любопытно в день войска проходили обычно 5 парасангов (примерно 25 км), что, в целом, составляло так же и норму суточного перехода для белых армий спустя более 2 000 лет. Это к слову о том, какой скачок совершила армия в результате механизации в период Второй мировой войны. Тем временем, миновав Армянское нагорье, греки достигли эллинского города Трапезунт, после чего через Византий, Фракию и Пергам вернулись домой. Истории было угодно, чтобы этот беспримерный рейд был описан их новым предводителем Ксенофонтом, обладавшим помимо военных недюжим литературным талантом, что прославило его не только в Греции того времени, но и в веках.

И хотя, с точки зрения политических и военных результатов, сам поход не оказал особого влияния на окружающую ойкумену, его культурные последствия были более значительными. Получившие прямое доказательство того, что и в центре своих земель Персия это тот чёрт, который не так страшен, как его малюют, греческая элита стала заглядываться на богатого восточного соседа. Ну, а яркое описание подвигов, вкусно поданная успешным литератором Ксенофонтом, вызывали жуткую зависть у нарождающихся греческих пассионариев, пока один из них - Александр, прозванный позже Великим, не сотворил нечто подобное, перекроив карту половины цивилизованного мира.

Учитывая тот факт, что древние языки и история была базой для классического образования в дореволюционной Российской империи, история анабазиса Кира или «отступления десяти тысяч» руки Ксенофонта был хорошо известен в культурном обществе, поэтому не случайно, что многие исследователи и участники проводят аналогии между Великим Сибирским Ледяным походом и приключениями древних греков в Месопотамии. Но к этому моменту мы ещё вернёмся.

А пока измотанные армии Белых стояли на берегу замёрзшего Байкала. Не уверен, что их охватили эмоции подобные тому, как древние греки кричали «Таласса! Таласса!», выйдя на берег Понта Эвксинского, но определённое удовлетворение присутствовало. Как, впрочем, и страх. Ибо переход по льду замёрзшего озера, славящимся своими непогодами и глубокими трещинами, был одним из самых трудных участков, сравнимый лишь с обманчивым настом на реке Кан. Тем не менее, дорога была только вперёд, поэтому, оставляя трупы умерших бойцов и павших лошадей, остатки армии Колчака перебрались на восточный берег, где могли вздохнуть с облегчением. Ударные части Красных остались на другом берегу. Здесь начиналась вотчина атамана Семёнова, а «ветренных» чехословаков сменили надёжные японские части, которые никак нельзя было обвинить в симпатиях к коммунистам.  Раненных и беженцев погрузили на санитарные эшелоны, а остальная армия топала ещё 600 км до Читы, где появилась в начале марта.
Здесь надо заметить, что северная группа войск (генерала Сукина) так же пересекла Байкал, но её путь к заветной Чите был более тернист. Выяснилось, что власть атамана Семёнова заканчивается за пригородами Читы, а японцев в пределах железной дороги, поэтому им так же пришлось продираться сквозь многочисленные партизанские засады и снова маневрировать, совершая переходы через безлюдную местность. В результате чего эта группа войск появилась в Чите много позже, представляя из себя не строевую часть, а передвижной лазарет. Тем не менее, это была последняя колонна, которая достигла конечного пункта назначения.

Теперь, пожалуй, пришло время, подвести краткие итоги. И первое, что бросается в глаза, явное отличие происходящих процессов от других «моисеев», что, в общем, и дало основание мне обратиться к иному историческому базису для их обозначения. Итак, чем же отличаются «ксенофонты» от «моисеев»? Конечно, можно привести много различий, как минимум, обвинить Белых в меньшей военной эффективности в отличие, скажем, от первого Ледяного похода. Это, конечно, важные, но, по на мой взгляд, второстепенные детали. Самое главное отличие, которое бросается в глаза и по которому я отношу те или иные события гражданской войны к «моисеям» - это создание в условиях хаоса новых организационных структур. У них может быть разная последующая судьба, но в любом случае, спустя непродолжительное время, они должны показывать новую, более сложную иерархически и социально структуру, которая начинает действовать в условиях постреволюционного хаоса с повышенной эффективностью.

Так Первый Ледяной поход сформировал костяк Добровольческой армии, которая в течении двух лет оставалась основной головной болью большевиков на юге, а в период пика своего развития поставила их власть на край пропасти. Вторили им большевики. «Железный поток» преобразовал Таманскую армию до неузнаваемости, сделав её наиболее серьёзным оппонентом «добровольцам» на Северном Кавказе. И лишь ряд неудачных стечений обстоятельств привели её к исчерпанию ресурсов и практической гибели. Ну, а пример, сведённой в 30-ю дивизию партизанской армии Блюхера, прошёл у вас перед глазами. Именно она гнала остатки колчаковских войск и чехословацкого экспедиционного корпуса во время зимнего блицкрига. И останавливаться не собиралась. Если бы не приказ…

Именно эту задачу я ставил, начиная серию постов о Великом Сибирском Ледяном походе – показать разницу между «моисеями» и другими походами подобного рода, схожими по деталям, но существенно различающихся по итоговой сути процессов.
При этом нельзя сводить отступление колчаковских войск зимой 1919/20 года исключительно к процессам обратным «моисейству». В хаосе анархии и развала, не смотря на пленение и последующую гибель Верховного Правителя, Белые переломили деградационные процессы, выделили из своей среды новых лидеров, которые сумели вывести дееспособное ядро войск на восток. Что во многом и роднит их переход с месопотамским анабазисом Кира Младшего и является сутью «ксенофонтства», применимого к реалиям гражданской войны.

В целом, можно заметить, что если «моисеи» характерны для начального этапа гражданской войны, то «ксенофонты» для обеих сторон при последующих. И первое, и второе, не в последнюю очередь, объясняется маневренным характером боевых действий. При этом, несмотря на то, что «ксенофонты», как правило, являются элементом локального кризиса, это так же продолжение процессов устаканивания сформировавшихся структур в постреволюционной России. Прошедшие «ксенофонтов» бойцы и командиры входят в армейскую элиту и в последующем занимают почётное место в военной иерархии. Генерал Войцеховский был назначен Семёновым командующим российскими войсками восточной окраины, а Дитерихс был последним официальным руководителем белых формирований (Земская рать) в стране. Здесь, для примера, можно привести И.Якира и Я.Гамарника, которые с Южной группой войск 12-й армии, прошли в августе 1919 года с боями около 400 км по тылам деникинских войск – так начался их путь к вершинам одного из военных кланов в составе РККА. Впрочем, это начало уже другой истории.


  • 1
Конечно. Следующий он.

  • 1