wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Category:

Рецензия: Сергей Переслегин «Первая мировая. Война между реальностями».



Ознакомился на днях с сим трудом. О Первой мировой войне (ПМВ) давно хотел почитать какой-то обобщающий труд, что, как ни странно, оказалось проблематично. При достаточно большой библиотеке на эту тематику касалось она, как правило, частностей, а перерывать гору литературы, чтобы составить своё мнение об этой мировой бойне – не было ни времени, ни желания. Посему данный труд я приветствовал, хотя надо понимать, что читать переслегинские произведения надо уметь – то есть отделять мух от котлет (факты от размышлений мэтра).

Помимо, собственно, переслегинского подхода есть ещё тонкости. Во-первых, книга охватывает только Генеральное сражение, что ограничивает её рамки 1914 годом. Отсюда следует во-вторых: описание сражения не просто подробное – оно детальное. Что приводит к тому, что начало достаточно скучное, ибо масса времени уделено описанию сосредоточения армий, их перемещению, логистическим проблемам и незначительным боевым столкновениям. На этом месте, я признаться, начал скучать, но потеря времени в итоге оправдалась. Кропотливое описание последовательности событий на Западном фронте наглядно вскрывает: почему план Шлиффена дал сбой, а, казалось бы, ожидаемая быстрая победа Германии обернулась несколькими годами позиционной бойни. В реальности возможность стратегической победы немецкие командующие армиями обменяли на ряд существенных тактических успехов. При довольно пассивной позиции начальника Полевого Генерального штаба Мольтке. Здесь как раз очень хорошо показано: как личные амбиции и интересы (не обязательно эгоистические) ломают общий каркас стратегической задумки. И это касается не только страха за Восточную Пруссию, где русские войска вполне реально могли сокрушить 8-ю немецкую армию. Сам Шлиффен по этому поводу считал, что с этой потерей можно смириться, так как участь войны решалась на условной Сомме (то есть на западе). Дав свободу действия командирам своих армий (что при возможностях информационных коммуникаций тех лет, в общем-то, благо) – Мольтке не смог проконтролировать их отступления от общего плана (Шлиффена), который в силу своего рисунка постоянно давал им тактические преимущества от движения влево, в то время как победа находилась на правом фланге. Здесь, кстати, сказалось и неудачные назначения командиров армий на центральном направлении, которые оказались слишком харизматичными, чтобы сидеть на месте (опять же по плану Шлиффена) и рванули вперёд, ломая при этом общий стратегический замысел. Что опять же при несомненных тактических успехах потребовало привлечения к ним резервов и помощи. И не для себя старались, а для торжества сумрачного немецкого гения. Просто они так видели. А по итогу стратегический «правый фланг» оказался обескровленным в тот момент, когда для победы, казалось бы, осталось полшага. В итоге крах будущего под сенью Pax Germania.

Здесь, что любопытно? Своеволие немецких командующих армиями привело к тому, что Генеральное сражение на Марне было проиграно. А вот своеволие русских генералов Рузского и Иванова, наоборот, привело к тому, что сражение в Галиции было выиграно. Ибо здесь не было чёткого рисунка сражения у Генерального штаба РИ, поэтому на местах было виднее. Бывает и так. Что, в общем-то, даёт повод говорить о военной науке как искусстве. Ибо при общих правилах – довольно важно уметь их нарушать. То есть надо видеть, понимать и чувствовать момент. Что в условиях неопределённости поступающей информации (туман войны) всегда не просто.



Последующие главы читать было интереснее, так как они были более динамичные. Благо и события протекали достаточно непредсказуемо: от прорыва Гебена в Турцию (что в итоге переломило ситуацию в сторону её участия на стороне Четвертного Союза) до битвы при Сарыкамышом. Где турецкие войска так же стояли в полшаге от победы. Кавказский фронт спасло то, что решительный человек оказался в нужном месте в нужное время, ну, и во-вторых, турецкая армия всё-таки была слишком специфической. Она банально была не подготовлена к боям в зимних условиях, но Энвер-Паша погнал их вперёд, чтобы они захватили одежду и еду уже на тёплых квартирах противника. Кстати, именно из-за этого манёвр получился столь неожиданным для русских войск. И, по большому счёту, большой удачей оказались стоявшие морозы, которые, после первого неудачного натиска турок на Сарыкамыш, банально их выморозили. Бог Аллах в этот раз был на стороне гяуров. Так Россия прошлась буквально в полшаге от стратегического поражения, ибо поражение от турок являлось бы сильным психологическим ударом (Что и они нас победили то же?(с)).

В целом, 1914 год, не смотря на разгром армии Самсонова в Восточной Пруссии, был относительно удачным для русского оружия, что говорит о хорошей работе над ошибками после Русско-японской войны. Другое дело, что империя к длительному забегу была не готова, но, увы, об этом Переслегин обещал рассказать в следующих книгах.

Если сравнивать с книгой о Второй мировой войне, то Переслегин здесь оказался более щадящим для читателя. Где явь, а где полёт мысли – разделялись понятно. К тому же ПМВ оказалась достаточно бедной на альтернативные сценарии. По большому счёту, всё решало генеральное сражение на Западе, после которого сюжетная линия была намертво привязана к позиционной рубке. Так что стороннему читателю будет проще разобраться в экзерсисах автора.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments