wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

Красные «Моисеи»: Рейд Блюхера-3.

Начало здесь и здесь.



Что ж пора приступить, собственно, к деянию отрядов Блюхера. Но здесь надо выявить один момент. Сразу после соединения его отрядов с Красной Армией он отбивает телеграмму Ленину в Совнарком:

«Москва. Совнарком. Товарищу Ленину, Командующим армии и всем, всем! Приветствую вас от имени южноуральских войск в составе Верхнеуральского, Белорецкого, 1-го Уральского, Архангельского, Богоявленского, 17-го Уральского стрелковых, 1-го Оренбургского казачьего Степана Разина, Верхнеуральского казачьего кавалерийского полков, отдельных кавалерийских сотен и артиллерийского дивизиона. В вашем лице приветствую Рабоче-Крестьянскую Советскую Республику и ее славные красные войска. Проделав беспримерный полуторатысячеверстный переход по Уральским горам и области, охваченной восстанием казачества и белогвардейцев, формируясь и разбивая противника, мы вышли сюда, чтобы вести дальнейшую борьбу с контрреволюцией в тесном единении с нашими родными уральскими войсками, и твердо верим, что недалек тот день, когда Красное знамя социализма снова взовьется над Уралом.
Главнокомандующий В. Блюхер».


Внимательный читатель сразу обратит внимание на две вещи. Во-первых, карта перехода отрядов Блюхера в первой части повествования отличается от той, что дана здесь. Во-вторых, возникает закономерный вопрос: а как полуголодная и раздетая армия в 10 000 человек, в основном пешкодралом, прошла за 54 дня полторы тысячи вёрст. Да к тому же проведя около 20 сражений. Получается в день нужно отмахать 30 вёрст. Это нормальный суточный переход для полка согласно уставам того времени, который, правда, не учитывает ведения боевых действий. Что для армии, обременённой беженцами и огромным обозом - не реально. Да, и не будет такого расстояния на указанной карте. Просто Василий Константинович, как бы сказали современники, обладал ко всему прочему неплохим пиар-даром. И в этот километрах включил метания по Оренбуржью нескольких крупных Красных отрядов, которые в конце концов объединились под его командованием. Ну, а начальная география выхода отрядов в поход была разная, поэтому карты и отличаются. Один отряд отходил из Троицка, другой из Верхнеуральска, третий из Оренбурга. Я лично не пересчитывал все маршруты, но, в целом, тянет на правду. Да и в советской историографии этот переход носил название «Поход отрядов Блюхера-Каширина в 1918 году». Что не удивительно, ибо братья Каширины сыграли существенную роль в этом процессе.

Именно поэтому имеет смысл рассказать про действия всех отрядов, участвовавших в походе.



Василий Константинович Блюхер – герой этого повествования. Для выходца их народных низов революция - шанс для восхождения на властный Олимп. И он его не упустил. Чтобы дать ему краткую характеристику, процитируем эмигрантского писателя Романа Гуля из противоположного лагеря:

Не в сравнение с прочими сколотил Блюхер свой красный «кулак». Сказалась главная черта неизвестного военачальника: основательность. В отрядах Блюхера — военнопленные немцы, мадьяры, красные казаки, большой процент коммунистов, но на командных должностях старые офицеры. Отряды первоклассно снабжены и снаряжены и, как сообщает один из бойцов, Баландин: «в кассе отряда имелось более полутора миллионов рублей». Блюхер пошел воевать «всерьез и надолго».

В этой характеристике весь Блюхер: основательный, при этом идеологически гибкий, если смотреть на состав отряда. Не столько полководец – сколько хороший организатор, уверенный в себе. Что в условиях перманентного хаоса и разрухи того времени явный плюс. Ну, а военной частью вопросов вполне могли заняться командиры отрядов, среди которых был высок процент офицеров. Например, в Первом Уральском полку их 36 человек, которые в большинстве своём оказались верными Советской власти. Учитывая высокую дисциплину, профессиональную комплектацию это было одно из первых регулярных соединений Красной армии на Урале, что и доказывалось его последующей боевой устойчивостью. В общем, можно ещё раз повторить, что Блюхер пришёл воевать «всерьёз и надолго».

Впрочем, вернётся к развитию событий. Апрель для Красных в Оренбуржье начинался оптимистично. Дутов, под угрозой окружения, распустил свой отряд, а сам с небольшим количеством сторонников ушёл в Тугайские степи. Однако мира в степи не наступило. Раздраконенные топорной политикой Оренбургского ВРК казаки снова поднялись на борьбу с Советской власть, захватив станцию Ново-Сергиевская, и прервали железнодорожное сообщение с Москвой. Блюхер получил задачу – восстановить положение. Он получает под своё начало Первый Уральский полк, Екатеринбургский кавэскадрон, к которым в Челябинске примыкает отряд шахтёров и артиллерийская батарея. По прибытию на линию Кинель-Бузулук к ним присоединяется отряд Г.В.Зиновьева и другие более мелкие отряды. В упорных боях под станицами Татищевская и Донецкая белоказаки понесли тяжёлые потери и отступили. 23 мая на станции Сырт произошла радостная встреча войск Блюхера и оренбургского гарнизона. До восстания чехословацкого корпуса оставались считанные дни.

В это время к Оренбургу с орского направления подтянулся Южный отряд белорецко-верхнеуральского района под командованием Н.Д.Каширина и уфимские отряды (из Богоявленска, Златоуста и Аша-Балаши) под командованием М.В. Калмыкова, которые дальнейшим и составят ядро партизанской армии Блюхера.



Н.Д.Каширин. Из казаков, подъесаул в ПМВ (не смотря на революционную деятельность до войны, за что был исключён из армии в 1912 году). Вместе с Томиным являлся генератором военной мысли в отряде Блюхера. Член РКП(б) с 1918 года.

27 мая белочехи захватывают Челябинск и начинают наступление на Златоуст, а потом и Екатеринбург. 8 июня в захваченной Самаре организовывается первое антибольшевистское правительство КОМУЧ. Оренбургские отряды оказываются отрезанными от Москвы и Урала, что вызывает приступы не уверенности – что делать дальше?

И вот здесь снова всплывает проблема решения казачьего вопроса, что, кстати, описывается в советской историографии. Понимая, что в предыдущие месяцы к ним были допущены значительные перегибы Блюхер (и сотоварищи) предлагает создать в каждой станице революционные отряды из бедноты и иногородних и таким образом контролировать регион. Но найти понимания с другими большевистскими функционерами он не смог – те по-прежнему считали казачество контрреволюционным в целом. Впрочем, здесь надо понимать, что поезд мирной работы с казачеством уже ушёл – маятник предпочтений у тех качнулся в сторону Белых, что ставило крест на этой затее (что и будет показано позже). В середине июня военная власть в городе переходит Зиновьеву, а на совещание 28 июня делается постановление, что город не удержать и требуется эвакуация. Зиновьев предложил уходить в Туркестан, благо в Оренбурге были представители Советской власти из Средней Азии. Блюхер и ряд командиров отрядов не соглашаются, что и было высказано на совещании.

Для первого года гражданской войны это нормально. Во-первых, революционная демократия, по-прежнему, рулит, поэтому Блюхер послал нах своего непосредственного начальника. В целом, понятно почему. Начальником должен быть он. У него мандат Уральского обкома партии. Но и у Зиновьева тоже мандат, поэтому первым, что делают военные и партийные функционеры того времени достают из широких штанин пипиську мандат и меряются ими сравнивают их. Во-вторых, местечковые интересы. Против красные казачьи командиры и уральцы. Ибо Туркестан совсем в другой стороне от их дома. Стандартная черта большинства ополченских отрядов, коими и были сборные отряды Красной Гвардии.



М.В.Калмыков. Ещё один участник похода Блюхера. Унтер-офицер ПМВ, награждён Георгиевскими медалями и крестами. Из рабочих, член партии с 1917 года.

В итоге Зиновьев уходит на Орск и Актюбинск, где вполне успешно противостоит Белым. Блюхер (Сводный Уральский) и Н.Д. Каширин (Южный отряд) уходят на Белорецк, М.В. Калмыков на Стерлитамак.

В это время для борьбы с белочехами формируется отряд Красной Гвардии в Верхнеуральске под командованием И.Д.Каширина (брата Н.Д.Каширина). То же самое происходит в Троицке на базе 17 Уральского (бывшего 17 Сибирского) стрелкового полка, к которому присоединяется Первый Оренбургский казачий полк им. Степана Разина. Впрочем, 13 июня к городу подошли белочехи, и Красные выяснили, что сил для обороны не достаточно. Далее следует классическое решение того времени: собрали митинг фронтовиков, которых призвали к оружию. Дело-то добровольное! Ситуацию в их пользу переломил большевик Обухов, который зажёг фронтовиков страстной речью и первым бросился к складам с оружием, за ним потянулись и остальные. Совместно белочехов отогнали. На следующий день собрали митинг снова, предложили фронтовикам записаться в отряд, но те забили на это болт и разошлись по домам. Впрочем, проблемы на этом не закончились. Я не знаю, как была организована караульно-постовая служба в красных отрядах Троицка, но 18 июня белочехи неожиданно(!!!) напали с северо-западного направления, началась паника и город пришлось оставить.



Н.Д.Томин. Из казаков, младший урядник и георгиевский кавалер в ПМВ. В советский историографии таких было принято называть беспартийными большевиками (в РКП(б) только с 1924 года). Тухачевский называл его «выдающимся кавалерийским начальником». Смертельно ранен в боях с басмачами.

Основные силы Красных отступили к Верхнеуральску, а командование сводного отряду перешло к Н.Д. Томину – ещё одному будущему герою похода.  24 июня в Верхнеуральске состоялось объединённое собрание командного состава, где главкомом был выбран И.Д.Каширин, а основной задачей: решительное наступление на белогвардейцев Троицка. Как водиться помитинговали, написали строгий и воодушевляющий приказ, после чего тронулись в путь.

Наступление на Троицк началось вполне успешно. Красные отбросили врага от Краснинского, Петропаловского, Аминевского и Глазнинких хуторов, но потому уперлись в отряд есаула Анненкова (одного из чёрных героев гражданской войны), который оборонял станицу Сухтелинскую. Анненков отбил 8 атак, и только подход основных сил Красных сумели переломить ситуацию в их сторону. Но здесь началась сказываться скудность боезапаса, а Белые, подтянув резервы, перешли в наступление. Красные покатились в сторону Верхнеуральска, но быстро оставили и его.



И.Д.Каширин. Из казаков. Подъесаул ПМВ, заслужил шашку в серебре. В отличие от старшего брата, который был большевиком, мало разбирался в идеологических хитросплетениях, отличался помпезностью в одежде. Сделал карьеру в органах госбезопасности.

К слову о бардаке, который творился в то время. Решение об оставлении Верхнеуральска было столь поспешным, что забыли захватить золото (12 пудов), которое хранилось в финотделе Верхнеуральского Совета. Вырулил ситуацию комиссар финансов Ф.Сандырев, который погрузил золото в подводы уже после ухода красных отрядов, а чтобы избежать преследования – оставил записку. Где сказал, что золото оставляет народу, который остался, а не кучке ушедших проходимцев, но сам тоже уходит, ибо Дутов его не любит и точно расстреляет. Казачки, прочитав сообщение, резко возбудились, забили на преследование противника и пару дней ломали голову: как вскрыть банковское хранилище, пока случайно не обнаружили ключи от него. От огорчения разграбили дом Сандырёва, пытали и убили его жену, а золото благополучно ушло в Белорецк.

8 июля Троицкий и Верхнеуральские отряды прибыли в Белорецк, но приключения на этом не закончились. Сразу начались склоки с местным ВРК во главе с большевиком Точисским. Отряд И.Д.Каширина был сборным, то есть включал много левых эсеров, а в Белорецке, как говорилось в первой части, была сильна эсеровская организация. Совместно они стали давить на большевиков, чтобы те перешли под командование Каширина, при этом сдав всё оружие, а самое главное деньги – которых у Точисского было более пяти миллионов (в общем, не далеко ушли от казачков из Верхнеуральска) . После отказа выполнить эти условия Точисского застрелили при аресте, начались облавы и расправы над коммунистами(!!!) Белорецка и окрестностей. Которые не закончились даже по факту сдачи оружия и денег в отряд. Пришлось ждать приезда коммуниста Сызранкина со своим отрядом, который сумел убедить Каширина прекратить репрессии. Как здесь отказать собрату по борьбе, если у него отряд в 1000 штыков.

В общем, идеолого-финансовые страсти улеглись. Тем более, что в район Тирляндского завода вышли крупные силы белоказаков, которые вскоре захватили его. А 11-12 июля завязались бои на подступах к Белорецку. А 13 июля неожиданным ударом (снова вопрос о патрульно-постовой службе в период боевых действий) прорвались на окраину города и с большим трудом были выбиты обратно. Впрочем, в это время к городу стали подходить отряды из Оренбурга, что сразу изменило расстановку сил в пользу Красных. К тому же отряды имели с собой приличный боезапас, что позволило поставить вопрос о сложных оперативных задачах.

Впрочем, об этом будет в следующий раз.
Tags: Гражданская война, История, Моисеи, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments