?

Log in

No account? Create an account

"Никому не избежать битвы. Кто сражается - победит, кто бежит - падёт." Фульхерий Шартрский 11 в.

Previous Entry Share Next Entry
Красные «Моисеи»: Рейд Блюхера-2.
wwold
Начало здесь.



Триумфальное шествие Советской власти на Урале явилось не столько результатом преобладания большевиков в регионе, сколько следствием продолжающегося кризиса российского государства. Ни армейские, ни государственные, ни иные партийные структуры не могли, а зачастую и не хотели проводить политику активного противодействия большевикам.

В Уфе известие о большевистском перевороте приняли с восторгом. Правда, пришлось пободаться с недовольными коллегами из других социалистических партий, но 2 декабря 1917 года на заседание Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов вся полнота власти в губернии официально была передана Совету.

Оперативно среагировали и екатеринбургские большевики, которые при помощи Красной гвардии и солдат местного гарнизона взяли под свой контроль почту, телеграф и другие важные городские объекты. В ответ служащие объявили забастовку, поддержанную частью интеллигенции и офицерами гарнизона. А левые эсеры, союзники большевиков, вышли из Совета и потребовали создать ревком с участием всех партий социалистической направленности. Большевикам пришлось пойти на уступки и на некоторое время создать коалиционный орган управления с участие представителей большевиков, левых эсеров и беспартийных демократов. В ответ правые эсеры, меньшевики и народные социалисты создали «Комитет спасения Родины и революции».

А вот в Перми местный совет осудил большевистский переворот, создав под лозунгами «Вся власть Учредительному собранию» революционный комитет из эсеров, меньшевиков и большевиков (!!!). Последние, правда, через несколько дней покинули его, а большинство получили при слиянии с Советами Балашихи и Мотовилихинского завода, который был поддержан летучими отрядами матроса Павлова и солдат 17-го Сибирского полка, посланных из Петрограда.

В Вятке дела обстояли ещё хуже. Местный Совет передал власть губернскому земскому собранию и совету при комиссаре Временного правительства, вскоре переименованному в Верховный совет по управлению губернией. И снова «демократию» жаждущим массам принесли штыки Северного летучего отряда уже знакомого нам матроса Павлова.



Полковник Дутов Александр Ильич – один из тех, кто по праву заслуживает пальму контрреволюционного первенства.


Ну, а оренбургские дела откровенно забуксовали. Виной тому оказался атаман Оренбургского казачьего войска и глава войскового правительства полковник Александр Ильич Дутов. К октябрю 1917 года это был известный в России казачий политик, успевший побывать председателем II Общеказачьего съезда в Петрограде и председателем Совета Союза казачьих войск. Некоторое время являлся жарким апологетом Керенского, впрочем, быстро разочаровался. Дутов не поддержал Корниловский мятеж, но и не осудил, что же само по себе было знаковым событием для того времени. Не мудрено, что его, самого известного общероссийский политика Оренбургского казачьего войска, на смутном перепутье осени 1917 года Чрезвычайный Круг предложил на пост руководителя войска.

Ну, а в злостные контрреволюционеры его записали потому, что он один из первых в стране официально выразил свой протест действиям большевиков, поддержку законному Временному правительству (которое, мягко говоря, недолюбливал) и уверенность в скором созыве Учредительного собрания. В общем, мятежом это назвать сложно – скорее, именно так и должны были действовать главы регионов на местах в случае незаконного вооружённого переворота. Увы и Ах, деградация органов власти достигла такого уровня, что ситуация с Дутовым и Калединым носила единичный характер, ну, а большевики скопом записали их в махровые контрреволюционеры и монархисты, хотя ни тот, ни другой таковыми не были от слова «никак». Тем не менее, теоретически через структуры Оренбургского войска Дутов мог контролировать казачьи подразделения на огромной территории от Сызрани до Челябинска, с возможностью поднять в ружьё десятки тысяч профессиональных солдат и перекрыть железнодорожное сообщение с важными для страны регионами – Сибири и Средней Азии.

Голубых - дутов

Примитивный взгляд региональных предводителей революции на классовый подход иногда упрощал картину реальности до полного абсурда.


Ну, а успешное обезвреживание большевистского восстания под руководством С. М. Цвиллинга окончательно убедило советское руководство в могучей потенции оренбургского контрреволюции. В Питер шли панические слухи, что под ружьём у Дутова находиться до 7 000 казаков, а сам он планирует поход на Самару и того хуже – хочет соединиться с Калединым. Большевики лихорадочно стали собирать отряды для зачистки контрреволюционного логова.

Борьба с Дутовым в Оренбурге сама по себе неплохой образчик бардака, который творился в стране. Начать надо с того, что Дутов в это время вполне себе успешно переписывался с Крыленко (главкомверхом от большевиков) по ряду рутинных вопросов, касавшихся демобилизации казачьих частей, не обращая внимание на то, что оба они относятся к лагерям оппонентов. Заканчивая тем, что Ленин и большевистское руководство не правильно оценивали позицию казачества, ни возможности Дутова. Да, по сравнению с тем бардаком, что творился в остальной стране, Оренбург казался ещё тем контрреволюционным орднунгом. Что не соответствовало действительности. В целом, казаки относились к инициативе Дутова с пофигизмом. Фронтовики либо ещё не вернулись с фронтов, либо наелись войны досыта, вполне справедливо опасаясь, что противостояние с Советами привлечёт к ним излишнее внимание. Запасные казачьи части стремительно разлагались, а, собственно, атамана поддерживало небольшое количество офицеров, стариков и юнкерской молодёжи. Под ружьё он мог поставить от силы 2 000 человек или чуть более, что явно было недостаточно для такой огромной территории. И не надо забывать, что во всю дули ветры демократии и рассчитывать Александр Ильич мог только на добровольцев. В разгар первого штурма города Красными он просил Малый Круг дать ему право лишать неподчинившихся офицеров звания и не позволять им покидать войско в данный момент.  И что характерно - Круг его инициативу отклонил. А вдруг он и простым казакам будет чинить неудобства? Обидеть может свободного человека в демократической стране! А война – обождёт.

Ну, а степень его контроля над ситуацией показывает случай с винными запасами, которые в городе накопилось 40 000 вёдер (12,29 литров). Комиссар Временного правительства Архангельский предложить их уничтожить, дабы не допустить пьяных безобразий, которые прокатились по городам Урала. Член Комитета спасения Родины и Революции Барановский стал сопротивляться этому решению. В это время труба, по которой планировали сливать спирт в реку, лопнула, и огненная жидкость широким потоком покатилась по улице. Причём этот казус случился в ожидании наступления большевиков! Ну, а казаки 5 сотни 4-го Оренбургского казачьего запасного полка, вызванные для охраны потока, конечно же, перепились. Их замена поступила так же. К источнику потянулись местные жители, начался пожар фестиваль молодежи и студентов и прочие безобразия. Дутов лично принимал участие в устранении беспорядков, вызвав для этого казаков из соседних станиц, что позволило спустить ситуацию на тормозах, хотя пьянство и погромы продолжались ещё какое-то время, в результате которых погибло порядка 200 человек(!!!). К слову первый неудачный штурм Красных обошёлся в 100 человек, что показывает – какие проблемы стране несла анархия и бардак на местах. Ну, и понятное дело, что Дутов во всём обвинил большевиков, а те казачьего атамана – дескать, спаивает он тёмный народ.

А в это время Красные собирали силы для борьбы с гнездом контрреволюции. И здесь ситуация до боли напоминает противостояние с Калединым. Не смотря на то, что, в целом, был собран существенный наряд сил. Это были отряды, собранные с бора по сосёнке. Вот, например, классический список собранных частей:

Ганин таблица с войсками

Здесь, к слову, впервые в нашей истории появляется Блюхер.

В общем, всякой «твари» по паре. Ну, и другие отряды комплектовались не менее причудливо с разбросом от Питера до горнозаводских районов Урала, где профессиональные военные переплетались с профессиональными революционерами, заводскими рабочими и просто авантюристами. Даже два аэроплана было (один из которых, впрочем, безалаберно похерили). Проблема, как водится, была в руководстве этим разношёрстным воинством.

В первый штурм Красные, придерживаясь тактики эшелонной войны, более менее успешно продвигались к Оренбургу. Но зрелище массового подпиленных столбов телеграфа вызвал слух, что все казаки поднялись - после чего части обратились в бегство. Вину возложили на командира сводного отряда бывшего штабс-капитана Мосальского, который упал в синюю яму ещё в Бузулуке и первый бросился бежать с поля боя. Что не помешало ему попытать устроить по этому поводу самосуд над Чрезвычайным комиссаром П.А.Кобозевым. Впрочем, как и с Оренбургом это тоже не срослось.

Более успешно шло наступление со стороны Челябинска, где Красные 25 декабря заняли Троицк – центр 3-го военного округа Оренбургского казачьего войска. В этот раз демон-алкоголь был на стороне большевиков, так как казачки перепились в честь праздника, и были взяты тёпленькими. В дальнейшем боевые действия на этом направлении сводились к порче железнодорожного имущества, чтобы затруднить передвижение оппонентов.

Последующее наступление на Оренбург началось 7 января, одновременно с нескольких направлений, в связи с чем к обороне города Дутову пришлось привлечь даже подростков из юнкерского училища. Красные медленно, но верно продавливали оборону, а восстание рабочих в городе окончательно поставило точку в сопротивлении Белых, которые небольшими отрядами отступили на Восток.

Казалось бы, последний контрреволюционный очаг в регионе был потушен и можно праздновать победу, но, увы, кровопролитие только начиналось.



С.М. Цвиллинг. Сей юноша с взором горячим требовал окончательного решения казачьего вопроса в Оренбуржье. Только вот казаки были против.


Да, большевики доказали, что они (вместе с союзниками из социалистических партий) в текущий момент наиболее структурированная сила в стране, способная в хаосе обстоятельств не только принимать решения, но и выполнять их. Но власть захватить не достаточно – её ещё надо удержать. И проблемой была не затаившаяся контрреволюция. После взятия Оренбурга в течение нескольких дней казачьи станицы вереницей присягали на верность Советской власти. Но местные большевики не искали лёгких путей. Один из лидеров оренбургских большевиков С. Цвиллинг на 1-м губернском съезде Советов 12 марта 1918 года вещал: "Так знайте же, кто не с нами, тот против нас. Нам нужно окончательно договориться: или идите вместе с нами или берите винтовки и сражайтесь против нас". При этом слова не расходились с делом. В станицы двинулись вооруженные продотряды, а непокорные населённые пункты сметались огнём. Встревоженные казаки стали создавали отряды «самозащиты», которые не только вырезали зарвавшиеся продотряды (именно такая судьба постигла дерзкого Цвиллинга), но и организовывали налёты на крупные города, включая Оренбург. Большевики ещё больше убеждались в контрреволюционности казаков и усиливали репрессии, те сопротивлялись ещё активней. В общем, не удивительно, что когда произошло восстание чехословацкого корпуса, а КОМУЧ бросил призыв о борьбе с большевиками – казаки были готовы к этому не только морально, но и организационно даже без участия Дутова.

В своё время Н.Н. Бухарин так оценивал результаты февральской революции: «Катастрофически быстрое падение самодержавия застало врасплох борющиеся классы. Быстрота падения удивила не только тех, кто падал, но и тех, кто вызвал это падение». Про октябрьскую революцию можно было сказать то же самое. Захватив власть, большевики получили в свои руки тяжёлое наследство, к которому были банально не готовы. Отсутствие нормальных управленческих структур, дефицит всего и вся, включая квалифицированных и преданных делу специалистов, приводил к тому, что выполнение красивых и прекраснодушных декретов, наоборот, усиливало катастрофическую ситуации в стране. И совершенно правильно отмечал Ф.Миронов в письме В.Ленину 31 июля 1919 г.: “Большая часть крестьян судит о Советской власти по ее исполнителям”. В итоге десяток благородных и гуманных декретов могли быть перечеркнуты действиями дурака-исполнителя. Коих на местах было в избытке. Цвиллинг тому в пример.

К слову сказать, те же самые проблемы будут испытывать и оппоненты большевиков, но населению это ещё предстояло узнать на своей шкуре. Что со временем вызовет специфический маятник гражданской войны, когда симпатии населения будут переходить от одной стороны к другой и обратно. Но сейчас «стрелка весов» качнулась в сторону Белых. И это было полбеды для большевиков, если бы касалось их обычных оппонентов. Которых они их оценивали не слишком высоко. Вот что писали Какурин и Вацетис по этому поводу: «В общем, тот партизанский характер, который приняла война в оренбургских и уральских степях весной 1918 г., лишал ее самостоятельного значения, но был невыгоден для советской власти тем, что создавал благоприятные предпосылки для возникновения Восточного фронта». В общем, суета, которая и яйца выеденного не стоит, но и внимание отпускать нельзя. Всё изменил мятеж чехословацкого корпуса.



Расположение эшелонов чехословацкого корпуса оказалось столь выгодным, что сразу обрушило Советскую власть на территории большей части страны. А нет ли в этом заговора?


Его история сама по себе показательна в качестве примера деградации государственной системы к этому времени. Напомню, что шла Первая мировая война, поставившая под ружьё миллионные армии. На Западном фронте в наступление бросались сотни тысяч бойцов, чтобы, устилая трупами десятков тысяч человек, продвинуться на пару километров вперёд. В это время корпус (около 40 000 человек) сумел поднять на дыбы всю Россию. Я сейчас не буду останавливаться на причинах, вызвавших восстание легионеров. Думается, что такая организованная сила в любом случае не осталась бы не задействованной на территории страны, ибо к этому призывал вакуум власти и масса акторов, желавших воспользоваться корпусом в своих целях. Ну, а в постреволюционном бардаке у чехословацкого руководство вполне обосновано возник соблазн решить текущие спорные вопросы (коих было достаточно) – силой.
Итак, корпус, разбросанный вдоль всей Транссибирской магистрали восстал. Сейчас их количество не вызывает священного трепета: в районах Пенза – Сызрань - Самара (8  000, поручик Чечек), Челябинск - Миасс (8 800, полковник Войцеховский), Новониколаевск - станция Тайга (4 500, капитан Гайда), во Владивостоке (около 14 000, генерал Дитерихс), а так же Петропаловск – Курган - Омск (капитан Сыровы).  Но для того времени, где политику вершили подчас анархические отряды в 100-200 человек это была сокрушительная сила. Понятное дело, что рыхлая Красная гвардия, состоящая из целого веера многочисленных, но малосвязанных друг с другом отрядов, столкновения с нормальной армией не выдержала. Здесь получилось как в анекдоте про медведя, которого охотник поймал, но привести не может, потому что тот не пускает. В ответ на решительную телеграмму наркомвоенмора Троцкого о разоружение чехословаков – те разбили посланные для этого дела красные отряды, превратившись в решительных противников Советской власти. Более того открыли путь вооружённой борьбы для её непримиримых противников.

Не успели большевики моргнуть оком, как Советская власть посыпалась на всём протяжении Транссибирской магистрали, а на Урале закипели кровопролитные схватки. Ну, а на местах как грибы после дождя образовывались новые правительства: КОМУЧ в Самаре, Временное Сибирское правительство в Омске, которые сразу приступили к формированию своих антибольшевистский вооружённых сил. В дальнейшем чехословаки неохотно принимали участие в боевых действиях, что не отрицает того факта, что именно их активные действия весной-летом 1918 года привели к новому витку гражданской войны в России (ага-ага, а мы им за это памятники открывать собираемся).

Обстоятельства, послужившие первопричиной похода отрядов Блюхера, сплелись в тугой узел проблем, который поставил красные отряды Оренбуржья на грань поражения. Теперь был ход за ними, но об этом в следующий раз.

P.S. Хотите знать: что такое примирение сторон после гражданской войны? Сын Дутова - Олег и Цвиллинга – Лев погибли на фронтах Великой Отечественной уже на одной стороне баррикады.


  • 1
Ась? Что это за фрукт?
Я вообще против идеологического единомыслия. За исключением случаев тотальных войн и постапокалипсиса.

Вы путаете голем с эгрегором.
"инициатива снизу" при "жёсткой дисциплине" без "железной руки". каковая упразднилась — может работать только за счёт идеологического единомыслия. Когда люди, берущиеся рулить, сами себя дисциплинируют моралью и идеологией.

А, секунду. Понял, о чем вы.
Я-то имел ввиду исключительно момент хаоса. Революция, падения государства, или, для простоты, ситуацию постапокалипсиса. То есть ситуацию временную.
Вот предположим, произошла ядерная война и цивилизация погибла.
Выжившим сидеть ждать приказов правительства бессмысленно - можно никогда не дождаться.
Но и никакого идеологического единомыслия у них быть не может, потому что выжившие суть бывшие обыватели, каковые могли к единомыслию прийти только при целенаправленной муштре государством. Или при целенаправленном съезде сторонников идеологии в одну кучку.
Потом, естественно, среди выживших появляется запрос на идеологию, которая помогла бы им выживать - но никакого единомыслия быть не может, потому что вариантов много.
А побеждает тот вариант идеологии, носители которого с оружием в руках устанавливают новую железную руку и жесткую дисциплину.

Ну, так оно и было после развала Империи. Временное правительство ничего не решало из принципа (можно никогда не дождаться), единой идеологии нет, только служебная дисциплина во что бы то ни стало.
А после переворота большевиков — как раз сразу нужные декреты. И чем ответили "дисциплинированные"? Саботажем управления. Если бы не Советы, взявшие всё на себя — пипец стране.

То есть, "запрос на идеологию" сформировался и оформился где-то между февралём и октябрём. РКПб выросла за 1917г в 10 раз.

И победил тот вариант идеологии, который смог привлечь МАССЫ, неистребимые никаким оружием ни в чьих руках. «Винтовка рождает власть.» Но что рождает винтовку?

  • 1