wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

По итогам года: «Газмяс», «зомби-апокалипсис» и "устойчивый" кризис.



Писать о своих достижениях и невзгодах довольно банально. В силу разного течения обстоятельств они могут смело отличаться от средней температуры по больнице. Помниться, было у меня пару товарищей, которые упорно утверждали, что кризиса 2008 года не было. Однокашники, работали в одной отрасли. Только они окучивали Дальний Восток, а я Поволжье. В Поволжье строительный бум в телекоммуникациях уже был на спаде, а на ДВ он ещё только начинался, поэтому и кризис ударил по разному. Точнее на ДВ, наоборот, попёрло развитие. Вот вам и разная картинка в мироощущении среди одной профессиональной страты. Поэтому в 2015 было много работы, но под НГ ситуация была из серии «хошь соси, хошь облизывай» и даже спасибо никто не сказал. В 2016, наоборот, с работой была напряжёнка, но в конце года успешно «спас пару капитализмов», причём, в кои-то веки своевременно отдали оговоренные «шекели», поэтому кажется, что и год вполне приличный. В общем, игры разума и воля случая, о которых писать не интересно.

Интересно же рассказать о том опыте, который был получен в результате этого не самого простого года. А так как наше бытиё из стадии «устойчивого роста» перешло в стадию «устойчивого кризиса», то и опыт в основном был кризисный. Что можно сказать по результатам житейских перетрубаций?

Ну, во-первых, самое главное – «спасти капитализм» можно только в том случае, если он сам хочет себя спасти. Да-да, дорогие мои, в кои-то веки я столкнулся с тем фактом, что система достигла такого предела деструкции, что уже не заинтересована в своём спасении. Точнее разрушены те механизмы и инструменты, которые должны отвечать за её жизнестойкость. Причём, это касалось экономической твердыни России – «Газмяса».

Само по себе наблюдать структуру этой корпорации было интересно. Казалось бы, по российским меркам высокотехнологическая отрасль должна настраивать на инженерный лад, но больше всего это напоминало какое-то производственное фэнтези в поджанре техномагии. Где ответственные работника «Газмяса» чем-то походили на неуловимых эльфов, которым нет никакого интереса до дел смертных. Служба безопасности – орков, которые рыскали на подведомственной территории в поисках гешефта, но при этом не замечающая вопиющего писеца, который творился вокруг. И задроченных жизнью гномов – синих касок, которые, собственно, и тянули на себе лямку производственных задач. Схожести добавлял тот факт, что на главной базе горел огромный факел из серии – зимы здесь не бывает, который местные остряки прозвали «оком Саурона», а сиё место, соответственно – «Мордор». Взаимоотношения между этими профессиональными стратами было равносильно духу «Сильмариллона», что приводило к периодическим эпик-фейлам. Учитывая, что это, действительно, опасное производство (горючий газ всё-таки) – непонятно – как это всё до сих пор не взлетело на воздух. При мне охрана получила приказ пропустить в «Мордор» три десятка гастарбайтеров из условного «таджик-строя». Понятное дело, что оформлены и допущены к работам они были от слова никак. Ведь сэкономить на дешёвой рабочей силе это так наномодернизационно. И на много важнее техники безопасности. Что и закончилось закономерно. В первый же день «таджик-строй» несанкционированно подключил вагончики к электричеству, наставил там самопальных «козлов» для просушки одежды и… спалили всё это на хрен! На особо опасной и охраняемой территории! На месторождении! Где газ добывают! А кто пострадал? Я, сука, потому что мне надо было вести в этот людей на инструктаж. Как вы думаете: допустили нас к работе? Угадать не сложно.

В общем, как это до сих пор работает и никто не пострадал – не совсем понятно. Вот вам наглядный пример могучей силы инерции. И горе, когда она закончиться.

Любое производство – это, прежде всего, разделение труда. Сложное производство – это, соответственно, сложное разделение труда, состоящее из многочисленных малых звеньев. Которые мало того, что надо организовать, они ещё должно притереться друг к другу, чтобы выйти на заданную в данной конфигурации производительность труда. Это подразумевает наличие устоявшихся коллективов, связанных единой задачей. Сейчас же единая задача одна – наколотить бабла. И все действия происходят, исходя из неё. Поэтому «эльфы» из высоких кабинетов заняты секвестированием подотчётного персонала вне зависимости от производственных нужд, ведь нужно сэкономить здесь и сейчас, а будущее подождёт. «Орки» из охраны промбезопасности заняты бизнесом по усложнению процедуры допуска к работам, ибо чем сложнее, тем больше в них нужды, а значит перспективного гешефта от нарушителей и страждущих. Ну, а гномы простые русские Ваньки? На них вешается оставшийся геморрой. Считается, что условный Ванька ленив, нелюбопытен и с ним эльфам и оркам не повезло, но при этом считается, что он сдюжит и будет «держаться»(с).

Всё это привело к тому, что сложные цепочки разделения труда оказались нарушены, солидарности в решении, казалось бы, общих задач не наблюдалось, а немотивированный Ванька не только плохой работник – он при потере выдержки ещё и опасный в своём бунте.

С коим мне тоже довелось столкнуться. В принципе, изрядная доля объектов 2016 года и заключалась в том, что работники предыдущих подрядчиков забухали от безнадёги и нас приглашали их заменить. В ожидании того, что у наших работников от безнадёги есть стойкий иммунитет. Веру в это хорошо передал Димон, отливший в граните: «Денег нет, но вы держитесь!»(с). Не обошла сия коллизия и меня. Наблюдать «русский бунт» в натуре очень познавательно, как и неприятно. По своему содержанию это типичный зомби-апокалипсисе. То есть общество, которое было хорошо знакомым и даже комфортным, вдруг в одночасье оскаливается и превращается в смертельную опасность. Те монтажники, которые до сего вечера были управляемы и вполне разумны, так же в одночасье превратились в неуправляемую стихию, для которой ты – враг. И не важно, что вины твоей в ситуации нет от слова совсем, что повлиять на развитие событий и на денежный гешефт ты не можешь. Враг ты, потому что бы здесь и сейчас. С тебя и будет спрос. Замечу, что такой практически мгновенный поворот событий сильно выбивает из колеи, что, собственно, и происходит с героями зомби-апокалипсисов.

В общем, здесь вывод простой, когда полыхнёт по настоящему - под раздачу попадут не столько те, кто виноват, а те, кто есть под рукой. Так, собственно, было и в столетие назад. Это надо понимать и хатаскрайникам, и тем, кто революционного молоха призывает. Не будет делёжки на хороших и плохих – под раздачу попадут все, кто оказался в не том месте, в не то время. И пережить этот период, вернув разрушительную энергию в русло, будет, ой, как не просто. Такой бунт, не структурированный новой системообразующей силой (а-ля большевики) обречён только на хаос, кровяку и разрушения.

Впрочем, это производственная рутина – добило другое. Алкобеспорядки (любой кризис это шанс для разрешения накопившихся проблем) позволили произвести ротацию кадров, выгнав беспонтовых работников, заменив их инженерным составом. В работе наметился перелом. Увы, против оказалось руководство, которое посчитало, что наличие высокооплачиваемых инженеров неэффективно и повыгоняло их с проекта, снова заменив их обычными монтажниками. Объяснение было простое: инженер стоит в два раза дороже монтажника. Пускай они и справляются. Тот факт, что инженер работает один, а монтажников двое (+водитель), что инженер уже разобрался в задачах и готов их реализовать в течение недели, а монтажники только неделю будут втыкаться в проблемы в расчёт, конечно, не ставилось. В общем, я честно попытался понять: где здесь логика? В том числе и коммерческая. Увы, в желании сократить издержки – система начала пожирать саму себя. Причём, руководство фирмы это не какие-то коммерсы, сидящие в далёкой Москве, а бывшие полевые работники, которые как бэ должны понимать «что к чему». Но и у них башни посносило. А что вы хотите от герметичной прослойки зажравшейся олигархии и высшего чиновничества?

Показателен тот факт, что чем меньше они делаю телодвижений – тем лучше для государства. В кои-то веке ЦБ в конце года сидел тихо и не пытался «спасти капитализм», так и резервов не просрали. Что доказывает один факт. Наши супер-пупер-мега специалисты (как же Набиуллина – лучший руководитель ЦБ) могут жить только в инерционно работающей системе. Любые их телодвижения вызывают лишь усиления кризиса. Поэтому мне страшно подумать, что будет, когда оный действительно придёт. Как его встречать с такими профессионалами? Чья трудовая деятельность и специфика разделения труда построена на сплошной корысти?

В этом и заключаются кризисные тенденции, которые подтачивают государство. Медленно, но верно. Они уже сожрали все доступные резервы и начали подъедать фундамент системы, которая становится всё более неустойчивой. Теперь, по большому счёту, всё зависит от внешнего воздействия на неё. Чем больше толчки, тем больше шансов, что она будет сокрушена досрочно. Ну, а то, что определяющим воздействием будет внешнее – хорошо показала истерика по результату президентских выборов в США, где избрание Трампа описывается исключительно в богоспасительных тонах (причём, без особых на то оснований). В прочем о перспективах в посте о прогнозах на этот год (ежели руки дойдут).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments