wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

Вместо рецензии: Железный поток (книга vs фильма vs книги).

Предыстория Начало 1, 2, 3, 4, 5.



Книга А. Серафимовича «Железный поток» 1924 года попалась мне в нежном отрочестве, когда мальцом в 10-12 лет я шарил по книжным полкам родственников в поисках «чего такого ещё почитать». Просто сказать, что книга меня захватила, значит – не сказать ничего. Я буквально провалился в неё, словно бы прошагав вместе с бойцами Ковтюха/Кожуха по пыльным дорогам степи и прибрежного тракта, вместе с ними наливаясь неумолимой и сокрушительной силой, преодолевающей всё на своём пути. Да, и современное прочтение, отнюдь, не разочаровало. Простой, но яркий и образный язык. И по-прежнему неумолимое, всё превозмогающее движение вперёд. Блестящий пример революционного муви-роуда, который к тому же вскрывал большинство противоречий той сложной эпохи: анархию, сложности самоорганизации масс, в конце-концов жестокость. Ибо какова эпоха – такие и герои. И чем больше сложностей надо преодолеть – тем больше им честь и хвала.

Увы, в позднем СССР революция и гражданская война превратились в лубок, что делает просмотр этих картин грамотным современным зрителем крайне скучным. Таким, например, является фильм «Железный поток» 1967 года.



Классический пример, как можно выхолостить из первоисточника драму, превратив эпическое повествование в набор невнятных сцен. Сценаристы убрали из книги все острые моменты, заменив на свои, которые, однако, вызывают только недоумение. А Кожух/Ковтюх превратился в благожелательного «бойскаута», который разве что с Белыми на «Вы» не разговаривает. При этом ему во внутренние оппоненты всунули офицера из Бывших, который при всей своей интеллигентности – падок на всякие мерзости. Например, одобрил разграбление магазинов в Туапсе, хотя в книге эта сцена носила не только более жёсткий, но и логический характер, хотя и не была лишена юмора. Так один из бойцов вместо порванных в хлам портков натягивал на себя женские панталоны, которые он до этого ни разу не видел, поэтому ругался на непривычную конструкцию. В общем, толкнула его на это дело ни страсть к женскому нижнему белью (как подумали излишне просвещённые читатели), а банальное отсутствие одежды. Ну, а когда в сцене, которая как бы должна венчать пик надрыва трёхсуточного перехода голодной массы людей, протопал упитанный боец – смотреть расхотелось совсем.

А ведь в книге поднимался и вопрос взаимоотношения с Бывшими. Это ведь драма, когда высококвалифицированных людей выбрасывали из жизни на основании сословных предрассудков. Даже Кожух крестьянского происхождения, но получивший офицерский чин на фронтах Первой мировой попадает под каток народного гнева в случае малейшей осечки. А в условиях постреволюционного хаоса выход у народного возмущения один – смерть. И это тоже неотъемлемый бэкграунд того времени.

Тоже самое и с описание революционной жестокости, которая во многом диктовалась целесообразностью. В книге Кожух отдаёт приказ пленных при штурме Туапсе не брать. Жестоко?  Да! Но что с ними делать в условиях сверхэкстремального марша Таманской армии? Взять с собой нельзя, отпустить? Так грузины в данном случае представляли из себя захватчиков (к тому же голодающих), которые, думается, даже безоружные не стали бы сахаром для местного населения. При этом Серафимович чётко показал, какое внимание уделялось борьбе с мародёрством и грабежом мирного населения. В общем, всё в меру. При этом, читая книгу, нутром понимаешь целесообразность тех или иных решений. При этом широко разлитое в книге насилие не вызывает такое же в жизни. Прочитав её, я, например, не пошёл вешать кошек или мучить щенят, принимая их за белогвардейские исчадия. Жестокое время – жестокая логика. И слава богу, что оно прошло. Это чётко понимаешь при прочтении книги.

Не менее любопытна и хорошо дополняет литературное произведение книга самого Е.Ковтюха «Железный поток в военном изложении» 1935 года.



Тоже во многом прямолинейная книга, хорошо вскрывающая бэграунд того времени с его хаосом, анархией и неразберихой, где и приходилось действовать этим необычным в своей стойкости людям. В общем, встречается много прекрасного. От несколько иной орфографии, например, «итти» вместо «идти», «жолудь» вместо «жёлудя» до специфических моментов свойственных уже середине 30-х. Например, раздражённый анархизмом черноморских матросов, которые присоединились к его колонне в Новороссийске, Ковтюх сказал, что в их среде было много кулацких элементов(!!!) Видно, как широко этот термин трактовался в 30-х годах. Это уже не классический сельский спекулянт, а любой несознательный гражданин, который своими вольными и невольными действиями приносит вред советской власти.

Одобряет Ковтюх, сам сгинувший во времена «Большой чистки», и революционное насилие, направленное против краскомов. Расстрелял Сорокин Матвеева? Так правильно сделал, ибо тот не выполнил приказ, не поддержал революционную дисциплину. Расстреляли Сорокина (к слову его уже подчинённые) – то же правильно сделали, ибо тот стал на путь контрреволюции. Интересно, как с этой точки зрения он воспринял свой арест в 37?

В общем, если вы хотите окунуться в непростую атмосферу тех годов читайте Серафимовича и Ковтюха, но ни в коем случае не смотрите фильм. Ибо беззубость советской идеологии в это время стала притчей во языцех. Приглаживая и лакируя реальность, Советская власть как бы начала стыдится своего бурного и неумытого прошлого. Хотя, казалось бы, чего здесь такого – чем больше трудности, тем больше респект и уважуха за их преодоление. Наоборот, упрощение событий революции и гражданской войны, их подача в качестве лубка сыграло свою злую службу, когда на волне гласности и перестройки стали вскрываться действительное положение дел и маховик идеологии качнулся в противоположную сторону. Чем и воспользовались многочисленные враги страны, ибо целились в Коммунизм, а попали в Россию.

В общем, пришло время вернуть колесо истории на своё место.
Tags: Гражданская война, История, Моисеи, Рецензии, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments