?

Log in

No account? Create an account

"Никому не избежать битвы. Кто сражается - победит, кто бежит - падёт." Фульхерий Шартрский 11 в.

Previous Entry Share Flag Next Entry
Красные «Моисеи»: Железный поток-2.
wwold
Начало здесь.

В данном переплёте стрелок, показывающих удары и отступления, довольно трудно разобраться. Тем не менее, все эти события спрессовались в отрезок времени чуть меньше года, да и приведённые здесь события лишь часть беспокойного 1918 года (например, не отмечена деятельность Таманского фронта против немцев).


Благие пожелание военного руководства Таманского отдела по реорганизации отрядов красной гвардии во что-то более вменяемое - так и остались пожеланиями. На Екатеринодар шла новая гроза – армия Кубанского правительства, которое создали восставшие казаки. Город запрудили разбитые в серии боёв красные отряды, включая командующего фронта Кобозева, который стремительно терял авторитет и отстранился от командования. Впрочем, не менее стремительно теряла авторитет и власть в лице чрезвычайного военного комиссариата. А на улице, не забываем, демократия, поэтому армейский комитет во главе с И.Подвойским проводят съезд командного состава. Первым делом съезд постановляет (вот сюрприз!) защищать город что есть возможностей. Во-вторых, выбирает Е.Ковтюха командующим новым фронтом, а Демуса его помощником. Тоже логично, ибо они показали себя наиболее грамотными и хладнокровными командирами на Таманском фронте. Ну, и, соответственно, все представители различных подразделений (а их было около 50) поклялись выполнять все приказы и распоряжения нового руководства.

Сказано – сделано. Ковтюх издаёт приказ: выступить на защиту города, и все дружно… остались в Екатеринодаре. На фронт выступили 3 подразделения, которые, впрочем, сумели выбить противника из станицы Двинской. Правдами и неправдами Демус, оставленный в городе, выпинывает на фронт одну часть за другой, после чего красные отряды начинают теснить казаков. Однако всё решает неожиданный удар войск Сорокина в тыл казачьего войска.

отход на Новороссийск

Не смотря на то, что угроза Екатеринодару ушла – Кубань пылает, поэтому Ковтюх выбирается командующим левой колонной , предназначенной для борьбы с восставшими станицами, а силы красных концентрируются в станицах Ново-николаевская и Прокурская. Всё идёт по плану, но в это время войска Сорокина терпят поражение от Добровольческой армии под Тимашевской и оставляют Екатеринодар. Замечу, что между победой под городом и его падение проходит около двух недель. Событийный драйв просто необычайный. Теперь вместо наступления на восставшие станицы – красные части сами оказались отрезаны от основных сил. Вот здесь и начинается, собственно, поход, ставший известным в историографии как переход Таманской армии, а в литературе «Железным потоком».

Действительно, в условиях царившего бардака и малой управляемости красных отрядов ситуация грозила катастрофой. Отрезанные от своих, к тому же не получивший ни каких указаний по этому поводу от командующего Сорокина, отряд оказался в окружении восставших станиц, где во всю начался разворачиваться террор против коммунистов и сочувствующих к ним. Что вызвало наплыв беженцев к местам расположения боеспоспособных красных отрядов. Всё это могло закончиться бесславным избиением и позорным пленением, но у Красных был решительный командир, который повёл свою колонну к станице Славянская, при этом пытаясь активно нащупать новое армейское командование.

Здесь, наконец, пришёл ответ из вновь организованного штаба фронта, который оказался в станице Крымской.Новый командующий Ойцев просил задержаться в станице Славянской, чтобы прикрыть переправы и дать время эвакуироваться остальным отрядам с Таманского полуострова. Что колонна Ковтюха и выполнила, при этом потратив основную часть боезапаса. Однако при отступлении им удалось лишь частично повредить железнодорожный мост через реку Протока (у Славянской), так как не было взрывчатки, поэтому Белые быстро восстановили его и бросились в преследование дальше.
Здесь надо заметить, что беженцы, взяв с собой скудные запаса продовольствия, по его истечению начали было возвращаться в родные места, где в целом ряде случаев попали под расправы казаков, что испугало остальных и привязало к отряду Ковтюха. При переходе через реку Протока их набралось порядка 10 000, что крайне ограничивало возможность маневрирование отрядом. Это ещё одно отличие гражданской войны от остальных военных конфликтов, когда отряды комплектуются по территориальному признаку, очень неохотно воюют не на своей территории, а в случае угрозы явного поражения и возможного террора – бегут вместе с семьями. В книге «Железный поток» есть такой момент, когда начштаба предлагает Кожуху (прообраз Ковтюха) реорганизовать армию, в т.ч. отрезав от неё беженцев – на что получает категорический отказ, ибо для красноармейцев обоз это не только довольствие и боепитание, но и семьи. Этим же объясняется малая подвижность ранних красноармейских частей, которые даже под угрозой гибели стараются не бросать родные места, что привело к массе трагических последствий.

Итак, отряды Ковтюха мужественно и довольно успешно отбивают атаки Белых, медленно отступая к станице Крымской. Было понятно, что долго выполнять приказ нового комфронта было не возможно. Тем не менее, темрюкский отряд (2 500 штыков и 14 орудий), чей отход по идее и прикрывает Ковтюх, заявил, что отступать из своего родного города не будет, а сам всех победит. Классическое следствие территориальной комплектации войск и бездумного революционного задора (как здесь не вспомнить кургинят, которые вопрошали: «Почему Стрелок не разбил ВСУ – ему же 12 000 автоматов прислали?!»). Тем не менее, у них хватило наглости попросить Ковтюха подольше удерживать станицу Троицкую, где он остановился после Славянской. Тот в ответ запросил темрюкский отряда хотя бы помочь боеприпасами, которые те, конечно же, не прислали. Но вишенка была не в этом. Так как Белые усилили нажим на станицу Крымская, где возникала опасность отрезать Тамань от Новороссийска, штаб фронта приказал темрюкскому отряду прислать часть сил для отражения этого наступления. Темрюкский отряд, помитинговав, пришёл в выводу, что в штабе фронта засела контра (и не хочет защищать "ридну тамащину"), поэтому вместо помощи этот штаб разгромил, арестовав комфронта Ойкина, после чего, с чувством выполненного долга, появились у Ковтюха в Троицком. И только здесь, получив от него грамотный расклад по сложившейся обстановке, большая часть из них резко протрезвела и согласилась с доводами о необходимости отступления. После чего отпустила Ойкина, да вот штаб его успел разбежаться.

Тем не менее, Ковтюх задержался ещё на пять дней в станице Троицкая, чтобы дать возможность всему темрюкскому отряду эвакуироваться. Замечу, что основной части это сделать удалось с потерей большей части артиллерии и несколько сот пленными. Тем не менее, боезапас у ковтюховцев подошёл к концу, поэтому отступление продолжилось. Отступали на поездах. Причём, успели проскочить Крымскую в самый последний момент, так как на станцию напирал бронепоезд Белых, так что выгрузиться удалось только на станции Тоннельная.

Здесь уже скопилась основная масса отступивших отрядов, переполненных беженцами с огромным обозом. Командования в связи с разгоном штаба фронта не наблюдалось, царил хаос, разброд и шатание. Как я понимаю, у Ковтюха и Ко уже был план: не останавливаясь двигаться на Новороссийск, а дальше по маршруту «Геленжик-Туапсе-Белореченская-Армавир», где можно было надеяться на соединение с основными частями Красной армии. Плюсом было то, что серьёзного сопротивления на маршруте не предполагалось, однако, местность, по которой планировалось провести колонну, была малонаселённой, горной дорогой, где предстояло действовать  мало подготовленной для этой армией, испытывающей к тому же огромные трудности со снабжением. Одним из плюсов было, то что свой боевой опыт Ковтюх приобрёл именно в горах Кавказа на фронтах Первой мировой войны. Впрочем, об этом удивительном человеке надо рассказать отдельно.



Один из кузнецов чуда Таманского перехода. Судьбе было угодно сыграть в пользу коммунистических отрядов, поставив во главе первой колонны человека наиболее подходящего человека.

Из крестьян. В армии с 1911 года на Кавказском фронте. Получил 5 «георгиев». Хотя полные кавалеры имеют всего четыре. Ошибки здесь нет – один сняли за дерзкое отношение к старшему по званию. В итоге всё равно – кавалер. Настоящий человек войны, поэтому в 1916 году окончил Тифлисскую школу прапорщиков. К 1917 году штабс-капитан. Именно опыт войны в горах оказался необычайно востребован при последующем переходе. Если судьбе было угодно подбросить козырь коммунистическому отряду, то Ковтюх, однозначно, подходит под это определение.

В итоге колонна Ковтюха быстрым маршем движется в сторону Новороссийска. Оставшимся войскам не остаётся ничего иного, как двинуться следом, образовав ещё две колонны, выстроившихся вокруг наиболее боеспособных подразделений.
Выдвигающиеся войска попытался задержать черноморский ревком, который, впрочем, ни пригрозить, ни помочь в отражении Белых войск не мог, поэтому был проигнорирован участниками данного действа.

Впрочем, проблемы на этом не заканчивались. Так как Новороссийск был занят немецкими и турецкими войсками. Которые как считалось, только и ожидали большевистские войска, чтобы их разоружить и интернировать. Мне кажется, что это не соответствует действительности, ибо бардак в городе был ещё тот, так как наличествовали и красные госпиталя, а по окрестностям шатались анархически настроенные матросы. Что-то не очень похоже на серьёзный настрой немецкого орднунга. Скорее всего, интервенты хотели поживиться тем, что плохо лежало (благо это место последней стоянки черноморского флота), поэтому стройные колонны военных, движущиеся через в город, привели их в расстерянность. Под обстрел попала только третья колонна, да и то, похоже, что в силу того, что её начала обстреливать белая артиллерия. Немцы возмутились, ибо они считали, что обстреливать кого-либо исключительно их прерогатива, поэтому открыли огонь и по Белым батареям. В итоге, благодаря жёсткой артиллерийской дуэли, Красные сумели оторваться от преследователей.
Настрой немецких и турецких войск показан тем фактом, что упираться за город они не стали, а под прикрытием орудий немецкого рейдера сдристнули на корабли. В город гордо восшествовали Белые войска, которые, первым делом, приступили к террору. В оборот попали пленные красноармейцы, в т.ч. раненные из госпиталей, которые не успели эвакуироваться, коммунисты и сочувствующие, рабочие цементных заводов, а особой ненавистью пользовались матросы, которых с небывалым тщанием отлавливались по окрестностям. Точных цифр погибших не известно, но грабежи и насилия войск привели к разгару «зелёного» движения, о чём вынужден был упомянуть в последствии Деникин. Впрочем, захват Новороссийска послужил ещё одним бонусом для Белых. Дело в том, что «добровольцы» были «гостями» на территории казачьих областей, где сразу же создавались исключительно казачьи правительства с весьма непростыми отношениями с другими антикоммунистическими силами. Черноморская губерния (побережье Кавказа) была той областью, где «добровольцы» смело могли заявить на свое управление.

К слову в Новороссийске случился последний акт приступа демократии в войсках, когда оные собрались на митинг, решая вопрос: «что делать дальше?». Сражаться, сдавать или просить помощи у немцев. Начавшийся артобстрел разогнал военную демократию на хрен.

Продолжение следует.


  • 1
Ты его фамилию как только в тексте не просклонял))

Ну, я же не настоящий пейсатель, а только придуряюсь...

  • 1