wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Category:

Россия между молотом терроризма и наковальней революции.

Проблема современной террористической войны заключается не в том, что на ней убивают людей, и, как правило, мирных жителей. Автотранспорт их убивает в не меньшем масштабе, но почему-то за врага рода человеческого не считается. Проблема в том, что это явление индикатор хвори существующей организационной структуры социума, на чьих противоречиях активно прорастает гидра террористической угрозы. И, по большому счёту, Россия до недавнего времени сталкивалась лишь с элементами такой войны.

Как она будет выглядеть в реалии? Рассмотрим два примера. Во-первых, для активной дестабилизации ситуации в России нужно «взорвать» Среднюю Азию - благо поводов там «вагон и маленькая тележка». Что будет если «сорвёт крышу», например, у 30 миллионного Узбекистана? Это, прежде всего, огромный поток беженцев, который захлестнёт окружающие страны, дестабилизируя обстановку уже там. Малоохраняемое и протяжённое подбрюшье России окажется под ударом многочисленного потока беженцев. Что делать с этими людьми, которые будут стоять в полшаге от смерти, ибо в перенаселённой Средней Азии с многочисленным молодёжным бугром, проблемы избытка населения будет решаться одним путём – ножом по горлу. Бросить их на верную смерть или спасти – как того подразумевают современные гуманные представлений о важности любой человеческой жизни? Вопрос не однозначный, ибо вместе с беженцами таким же плотным потоком будут передвигаться замаскированные боевики и те, кто, случись новая искра – сам станет пушечным мясом террористических армий. Любое из решений в реальности сделает только хуже, а социогуманитарных технологий, способных работать в таких условиях – в России нет.

Второй вариант. В час Х группа боевиков, до этого сконцентрированная в заданном районе, начинает в нём активные действия, которые будут заключаться в поголовном выселении всех жителей района. Кто против – очередь в пузо или ножом по горлу. В итоге на улице оказывает полураздетая и обезумевшая от страха толпа людей, которая разрушит любую работу правоохранительных органов - они просто захлебнуться в проблемах, которые представляют толпы этих испуганных и беспомощных людей. А если таких групп боевиков будет с десяток? Регион, где они будут действовать, моментально погрузится в хаос. И ни Росгвардия, ни армия, ни МЧС адекватно отреагировать на ситуацию не сможет. Не хватит сил и средств, да, в принципе, отсутствует понимание таких угроз и, соответственно, отработанных решений по их предотвращению.

Думаете, я преувеличиваю? Это описание бытия современной Сирии от Андрея Филатова и Василия Павлова:

Предложенные Филатовым и Павловым решение одного из вопросов – неплохой пример баланса между хотелками и реально имеющимися возможностями.
Внутренние проблемы и неурядицы подготовили почву для дестабилизации положения, а революции и войны последнего десятилетия отработали тактику и стратегию раскачивания классического государства. В этом плане России нужно будет действовать в сложных условиях, когда одновременно нужно выправлять внутренние проблемы и одновременно отбиваться от специфических внешних угроз, которые будут раскручивать внешние акторы за счёт опять же общей внутренней нестабильности. При этом надо понимать, что существующие проблемы в немалой степени вызваны грандиозными изменения в социальном устройстве мировой социосистемы, поэтому старых решений для выправления ситуации будет недостаточно. Всё это и создаёт тот специфический и противоречивый контент времени, в которым мы живём.

Ну, и, конечно, всё это надо учитывать при составлении, пуская и пристрелочных, деклараций и программ развития. Если мы боимся угрозы террористической войны, то должны устранить причины, которые могут вызвать её на территории страны, а это требует революционных изменений в общественном и экономическом устройстве общества. Если мы хотим провести эти революционные изменения, то должны понимать, что та слабость государственных и общественных органов, которая сопровождает такую перестройку, как раз вызовет активизацию террористической войны. Последняя, при подпитке из внешних источников, будет являться первейшей угрозой для реализации позитивных преобразований. Что вкупе с пониманием того, что не всякая революция оборачивается ожидаемыми результатами – приводит к пониманию того, что складывающаяся ситуация соответствует: или полной безнадёги, или тонкому лезвию бритвы. Но и ничего не делать – нельзя.

А что мы имеем? Кунгурыч ратует за революцию любой ценой, а там всё само собой страстётся. Хрен-на-ны. Если внешние акторы не будут отвлечены на решение своих проблем, то тот хаос, который они будут сеять в стране, запросто заблокирует все позитивные изменения. Ссылка на события 1917 года здесь не уместна, так как именно в это время внешние акторы были заняты разборками между собой (ПМВ), делёжкой контрибуции, а потом либо зализывали раны (Европа), либо продолжали придерживаться изоляционизма (США), то есть значительно сократив своё вмешательство во внутренние дела России и позволив завершится естественному развитию событий. Но, не смотря на это, всё равно керосинчика в пожар подкинули изрядно. А что было бы – будь они в расцвете сил.  

Комитет 26 января бросаются в другую крайность, которая отрицает необходимость революционных изменений в обществе. Их декларация - по большому счёту, набор благопожеланий, который, мало того, что не учитывают важных вызовов времени, но и в ряде случаев противоречат друг другу. Собственно, часть членов комитета это понимает, но совместить несовместимое пока не получается. Впрочем, это настолько брутальная задача, что одному человеку не под силу, и для разрешения требует участие междисциплинарных экспертов и комиссий.

Итак, кратко резюмируя, можно сказать, что России одновременно нужно решить две задачи:

1.       Устранить внутренние проблемы и перекосы и построить новую социально-экономическую структуру, которая удовлетворяет современным вызовам времени, что подразумевает революционные изменения в обществе.
2.       Отстоять право на строительство нового общества в борьбе с внешними оппонентами, включая угрозу террористической войны.

Всё это одновременно. Что подразумевает, что государство будет носить характер Проектного. Данные Проект может сочетать и левые, и правые идеологеммы в том объёме, в котором они не противоречат конечной задаче. Проектностью же и будет осуществляться идентификация «свой-чужой». По большому счёту, Проект должен удовлетворять запросам той части националистов, коммунистов и либералов, которые понимают стоящие перед страной задачи и способы их решения, что подразумевает их объединение не на базе каких-то идеологических идентификационных признаков (коих несть числа), а на базе конкретных задач и путей их достижения. Это и подразумевает создание настоящей Нации.
Tags: Алармизм, Будущее, Россия, Терроризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments