wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Category:

Партизанский блюз.

«Если бы Иисус жил сегодня, то Он был бы партизаном»
Революционный священник Камило Торрес.

Партизанский отряд на марше. Не знаю, что думают феминистки о ФАРК, но равноправие женщин здесь реализовано более чем.
Как сказал один музыкант – блюз это когда хорошему человеку плохо. Партизаны ФАРК давно привлекли моё внимание к себе. И не в силу того, что я поклонник леворадикальных учений или такой борьбы за «мир», после которой от этого мира останутся только развалины. Например, мне так же симпатичны Скауты Селуса, которые занимались контрпартизанской борьбой в Южной Родезии (где среди защитников власти Белых было порядка 70% чернокожих солдат, в т.ч. перебежчиков и пленных из рядов пламенных антагонистов). В каждом случае меня привлекает суть происходящих процессов, а не идеологическая сторона баррикады.


После начала крупномасштабного наступления на ФАРК в 2007 году, партизаны потерпели ряд серьёзных поражений. Фотографий разгромленных лагерей в сети более чем достаточно с оружием, убитыми боевиками, а вот с наркотой как-то похуже.
Да, я знаю, что партизаны ФАРК собирают революционный налог с наркоплантаций, входящих в их зону ответственности. Злые языки поговаривают, что они не только крышуют бизнес, но и сами занимаются переработкой, и распространением зелья. Тем не менее, информационные порталы в основном костерят последних за похищение людей, которые так же составляют источник дохода партизан. Ну, а с точки зрения наркоты - Колумбия весьма занятная страна, где случаются всякие противоречивые союзы. Бывало и так, что в джунглях в борьбе за влияние в регионах сталкивались отряды партизан и наркоторговцев, а на стороне последних активно участвовали правительственные войска. Ну, и не считая скандалов с парамилитарес, которые так же активно сочетали борьбу с партизанами и торговлю зельем.



Наркота, конфискованная у парамилитарес, которая как бэ должна, наоборот, бороться с этим явлением. Бизнес – есть бизнес.
Не красит партизан и торговля людьми, чтобы получить рескете (выкуп) или обменять на пленных товарищей, ну, а смерть похищенных «нищебродов» можно использовать для устрашения несогласных. Как водится в социалистических структурах – всё по плану. Например, в 1997 году каждый “френте” должен был передать своему “блоку”, более крупному подразделению, по 15 тысяч песо, чтобы набрать 105 тысяч (это примерно 52 тысячи долларов), так называемых, “партийных взносов”.

Похищение людей, ради выкупа – наиболее распространенная экономическая практика данного движения.

Есть и другие революционные налоги. Например, так называемый “налог на мир”, который, согласно Закону 002 от ФАРК, взимается, а точнее, изымается у частных лиц или компаний с капиталом более одного миллиона долларов США. В пользу бедных, конечно же.

Ну, и надо понимать, что гражданская война в стране, где, следует заметить, множество противостоящих друг другу и правительству в целом группировок никак не делается в белых перчатках. Причём с обеих сторон. Поэтому всегда найдутся события и прецеденты, которые никак не украсят участвующие лица и организации с точки зрения классического гуманизма.

Война это всегда зло. Но почему же люди не перестают воевать? Дело в том, что война имеет один важный социосистемный момент. Это единственный способ разрешения неразрешаемых в формате мирных переговоров противоречий.

Классический пример такого противоречия: враг напал на страну и хочет отрезать у всех его жителей головы. Враг упорен и настойчив, а жители страны, соответственно, против, поэтому поднимаются на защиту родины. Здесь выбор ситуаций ограничен: или ты, или тебя. Впрочем, это самое очевидное толкование, а в реальности боевые действия по разрешению тех или иных противоречий ведутся постоянно, в т.ч. и без прямого физического насилия. Именно поэтому говорить о полном гуманизме можно только как о неком идеальном объекте, к которому стремится, конечно, надо, но надо и понимать, что идеал этот недостижим.


Именно с этой точки зрения можно и нужно рассматривать историю возникновения и жизнеописание партизанов ФАКР. Прежде всего, следует понять, что Колумбия в силу обстоятельств это страна Третьего мира, которая сразу же попала в колониальную, а в последующем неоколониальную систему. Что это значит? Если в развитых странах излишки населения, не участвующие в производстве общественно-значимого продукта, попадают в консьюмериат, который не просто выживает, но и в ряде случаев живущий вполне себе зажиточно, то странах с колониальными системами – эти люди просто вычёркиваются из общественной жизни. Что подразумевает широкий спектр решений: от банального геноцида до прозябания в фавеллах крупных городов. Партизаны ФАРК это вызов против такого отношения к человеку, который они оформили через наиболее подходящую к данному моменту идеологию – марксизм-ленинизм. К слову, в Колумбии есть партизаны, чьи отряды основали священники, а идеология строится на христианских постулатах (их слоган: «Если бы Иисус жил сегодня, то Он был бы партизаном»).

История партизанов ФАРК, которая к нынешнему времени насчитывает пять десятков лет, как водится, началась задолго до своего дня рождения. Катализатором событий послужило убийство Хорхе Гаитано – харизматичным представителем либеральной партии, который уверенно шёл к победе на президентских выборах в 1948 году. Предлагаемые им реформы наводили ужас на несколько олигархических семейств, правящих страной со времён Боливарской революции, поэтому они предпочли использовать грязные методы. Замечу, что и до, и после этого убийства – грязные методы в почёте у колумбийских властей и дельцов крупных транснациональных корпораций, поэтому довольно сложно в этом упрекать исключительно партизан.

Итог убийства – гражданская война 1948-53 годов – так называемая  «Виоленсия», что в переводе с испанского «насилие». Погибли в ней порядка 200 000 человек, после чего либералы сумели договориться с консерваторами о делёжке власти, и теперь эти партии с периодичностью меняют друг друга в парламенте. Правда, о простом народе при этом забыли, поэтому «виоленсия» имела место продолжиться.


Два крупных партизанских объединения возникли в Колумбии в качестве ответа на резню в Маркеталии. Это несколько горных деревушек, которые объединившихся в «независимую республику». Это были бедные крестьяне, которые не подозревали о существовании Карла Маркса, и верившие в то, что Иисус был «гринго» и жил недалеко от Боготы. Однако после кубинской революции вашингтонский обком был в изрядной измене от покраснения джунглей южнее Флориды, поэтому не жалел шекелей на устранение коммунистической заразы. В общем, неудивительно, что некоторые колумбийские чиновники решили сделать на этом своеобразный гешефт, представив всё так, как будто это несметные орды коммунистов, которые только и ждут сигнала «кубинского радио».

В итоге 27 мая 1964 армия начала операцию, чтобы покончить с коммунистической вольницей. Крестьяне, обнаружив, что окружены войсками, пошли к ним… сдаваться. Но деньги были уплочены вперёд, поэтому от работы армейцы не отказались. Тем более чем меньше пленных, тем меньше шансов узнать – кем были в реальности эти несчастные. Спаслись буквально несколько десятков человек, которые и стали костяком ФАРК (что в переводе «Революционные вооружённые силы Колумбии»).

Партизанские Барбудос, что значит бородачи – атрибут внешности, моду на которую ввёл незабвенный Фидель. К слову у истоков ФАРК стояло много левых интеллектуалов.


С тех пор пролетело пять десятков лет. Были у партизанского движения свои падения и взлёты. В середине 90-х многочисленные и хорошо вооружённые отряды партизан контролировали порядка трети территории страны. Злые языки поговаривают, что этому способствовала тесная дружба с Медельинским картелем, чей основатель как бэ симпатизировал левым взглядам в той степени, в которой им может симпатизировать наркоторговец. Именно поэтому массированная помощь США правительству Колумбии против партизанского движения была организована как борьба с наркотрафиком. Но скорее всего, правда, в том, что в 80-90-е годы правительство Колумбии банально не контролировало страну, поэтому каждый откусывал «суверенитета» столько – сколько сможет. К слову у Медельинского картеля были свои эскадроны смерти, которые боролись с партизанами, да и хватало иных леваков, идущих на сотрудничество. Как, например, «М-19», устроивших бойню в здании Правосудия в Боготе. Ну, а победную точку в его истории поставил снайпер из «Лос Пепес», которые основали конкуренты медельинцев из Калийского наркокартеля.

С тех пор за партизан взялись всерьёз. Армию и спецназ Колумбии снабжают и натаскивают спецы из США. Транснациональные компании, которые имеют свои интересы на территории страны, предпочитают использовать частные военные компании или просто «эскадроны смерти» (о перипетиях этих событий упоминалось даже у Маркеса в «100 лет одиночества). Ну, и активное участие в конфликте принимали ультраправые военизированные формирования - Autodefensas Unidas de Colombia, AUC, которые, впрочем, довольно быстро сами попали под определение террористической организации, ибо очень скоро переплюнули партизан в экстремисткой деятельности и увлеклись торговлей наркотиками.


Я уже постил этого дядьку: Бенкос Биоо (я так понимаю - псевдоним), команданте ФАРК, ответственным за регион Чоко-Антиокия.

В AUG с блекбразерами тоже полный порядок:

Что называется: почувствуйте разницу. На переднем плане тоже колоритная личность: основатель AUG Карлос Кастанья, выпустивший книгу мемуаров под скромным названием «Исповедь палача».

В общем, партизанам серьёзно перекрыли кислород. Погибло много полевых командиров и идеологов движения, тем не менее, они не сдаются. А вам слабо противостоять одновременно против армии, поддерживаемой иностранными специалистами, ЧВК, отрядами наркомафии и «эскадронами смерти»? Тем не менее наркокартели приходят и уходят, даже злопамятная AUG перешла в разряд террористов и была распущена, а ФАРК остаётся. Начавшиеся с 2012 года переговоры показали, что чисто силовыми мероприятиями правительство с партизанской угрозой не справляется. Но зато начало худо бедно контролировать страну, давая хоть какие-то гарантии на переговорном процессе (учитывая хаос предыдущих лет - такие гарантии были банально пустым звуком). Короче, процесс пошёл. При этом надо понимать, что за пять десятков лет на базе партизанского движения сформировалась не просто идеология, а специфическая идентичность, которая более чем отличается от общеколумбийской. Что, в общем, и обуславливает трудность переговорного процесса.

Чем любопытна история существования этого партизанского движения? Подошла к своему логическому завершению индустриальная фаза развития, которая впервые в жизни человеческого сообщества ознаменовалась создание нового класса – консьюмериата - людей не занятых в значимом общественном производстве. Но это всё в развитых странах, где хватает ресурсов, а идеология пропитана гуманизмом. Но даже там эти времена уходят в прошлое, а общество сотрясают всевозможные кризисы. И что в связи с этим ждёт этот класс – неизвестно. А вот в джунглях Африки и Южной Америки ничего, почитай, и не менялось за последнее столетие. Да, классический колониализм сменился на неоколониализм, а геноцид на прозябание в фавеллах и трущобах. Но сильно ли это радует людей, не вписавшихся в рынок? У них есть, по большому счёту, два пути: в криминал и в партизаны. Какой из них вам милей?

Именно поэтому Колумбия это некий аналог общества победившего неолиберализма, где лишнее население банально выкидывается из общественной жизни. В условиях крушения современных национальных государств, а примеров этого уже предостаточно: от Ближнего Востока до Украины, закономерен вопрос: а что делать дальше. Один из вариантов развития событий – я описал.
Tags: История, Консьюмериат, Мифологемы, Наркокартели, Социализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments