wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Об «инвестиционном» рубле.

Арест Кунгурыча застал его за работой об «инвестиционном» рубле (здесь, здесь и здесь), который он должен был толкануть на российском бизнес-собрании, что прямо-таки намекает на конспирологическую версию. Ну, и комментариев набрался воз и маленькая тележка. Что, в общем-то, не удивительно, ибо от сути функционирования деньгами зависит – кто будет бенефициаром этой системы.

И указание на использование многоконтурной системы вполне закономерно, так как есть богатый опыт восстановления и создание индустриальных экономик (от социалистического Советского Союза до капиталистической нацистской Германии). Другое дело, что имеется смутное понимание: как это работало тогда, поэтому весьма сумбурное изложение о том, как это будет работать сейчас.

Начнём, собственно, с безналичного и наличного денежного контура в СССР, которые якобы не пересекались. Прочитав это утверждение, у меня сразу сложилась картина того, что условному предприятию часть денег переводили безналом, а часть привозили из банка в мешке из-под картошки, чтобы выплатить зарплату рабочим. И так по всем пунктам, где нужно одновременно наличные и безналичные деньги. В реальности, конечно же, эти контуры пересекались, а деньги на счёт предприятия приходили в безналичном виде. Как же тогда пресекалась коррупционная обналичка денег? А вот здесь появлялись другие экономические инструменты. Советское государство тратило деньги исходя из существующих фондов, в т.ч. фонда зарплаты, который подразумевал эти наличные деньги. А высчитывался этот фонд просто: все профессии и работы были разбиты на разряды и тарифные сетки, куда добавлялись различные коэффициенты (например, региональные). В итоге предприятие всегда знало: кому и сколько оно должно заплатить и на базе этой информации создавался фонд оплаты труда. И только эту сумму государство могло обналичить в банке, чтобы выдать зарплату.

Что можно сказать по этому поводу? Коррупция могла существовать и здесь. Что требовало существование контролирующих органов, типа, ОБХСС, которые следили, чтобы фонды были составлены правильно и расходовались строго по назначению. Понятное дело, что коррупция, если сравнивать с современностью, масштабами не впечатляла, но так же могла приводить к серьёзным экономическим проблемам. Например, в позднем СССР были модны «приписки». Что это значит? Например, предприятие, которое занимает ремонтом дорог, отчиталось, что отремонтировало их 100 км. Что больше, чем в прошлом году на 0,5%. В итоге помимо зарплаты получают ещё и премиальные. А в реальности сделала ремонт всего лишь 90 км, а остальные (по договорённостями с контролирующими органами) закрыла фиктивно. Понятно, что общую стоимость за фиктивный километраж они не получат, а разграбляться будут соответствующие фонды: зарплатный, ГСМ, материальный. Что, понятное дело, так же плохо скажется на экономических показателях страны. Поэтому коррупция при такой системе существовать может и коррупция не менее разрушающая, хотя и не будет так бросаться в глаза.

Второй важный вывод, что такая система может работать только при наличии сопутствующих экономических инструментов. В социалистическом СССР таким пунктом выступает нормирование всего и вся, что позволяет избежать неопределённости при расходе тех же наличных средств.



А что было в Германии? В германии использовались mefo-векселя. Они так же могли обналичиваться через банки, но в основном остались на руках у предпринимателей, видевших в них средство краткосрочного помещения своих свободных капиталов. То есть основной задаче этих векселей было не столько генерация новых денег, сколько использования существующие производства и свободные деньги предпринимателей для перезапуска экономики Германии.
К слову экономика Германии была многоконтурной и учитывала многочисленные второстепенные интересы:

·         контур «наличной» денежной массы, обслуживающей сферу личного потребления основной части граждан, и их взаимные расчёты (рейхсмарки, обеспеченные золото-валютными девизами страны и рентные марки, обеспеченные 10 % стоимости всего имущества германской экономики и с/х), а также частично сферу производства экономики;
·         контур социальной взаимопомощи, — льготные услуги «Силы через радость» за счёт спонсоров-работодателей, Оффа-векселя и расчётные знаки (Wertscheine), обслуживающие сферу личного потребления малоимущего населения;
·         контур Мефо-векселей, безналичных «денежных переводов за поставку» и налоговых квитанций, выпускаемых для финансирования военной промышленности и смежных с ней отраслей;
·         контур для накоплений паразитического (акционерного и ссудного) капитала;
·         контур внешнеторговых клиринговых расчётов по импортно-экспортным контрактам;
·         контур подконтрольных экономик, — оккупационных и «гетто» марок, выпускаемых для обращения в подконтрольных (неарийских) сообществах.
За счёт планирования развития экономики и чётких правил, регулирующих условия перетекания средств из одного контура в другой, проблем, связанных с денежным обращением (вплоть до 1944 г.), практически не возникало.

Замечу, что имея в наличие «печатный станок» можно решить много вопросов, за исключением печатания денег без ограничений. Даже ФРС, которые окучивают весь мир, резко сократили долларовые эмиссии, потому что рынок уже не в состоянии их освоить без риска сваливания в гиперинфляцию. Поэтому для грамотного функционирования многоконтурного денежного обращения нужно чёткое понимание: что твориться в экономике и сформировать соответствующие инструменты для регулирования перетекания денег между контурами. Это подразумевает и наличие соответствующей экономической теории, и перестройку всего экономического и правового пространства. Отдельные же телодвижения, скорее всего, приведут к бесславному фиаско, которое даст право современным мейнстримным экономистам торжествовать.

К слову почитал их критику. В основном она сводится к тому, что сам по себе «инвестиционный» рубль вызовет инфляцию. Что верно, если не использовать дополнительные инструменты контроля и перераспределения денег. А в ведении дополнительных инструментов они видят оксюморон. Когда-то было, теперь нет и быть такого не может. При этом нынешние действия Центробанка, в целом, одобряют. А его провалы с валютой списывают на то, что страна ещё не готова к функционированию нормальной (как у взрослых стран) финансовой системы. Поэтому приходится терпеть. Но самое главное – они даже не озадачиваются тем, как сможет ли страна быть в данной «системе координат» конкурентноспособной.

В общем, наблюдается патовая ситуация. С одной стороны, сторонники госрегулирования не могут сформировать понятную и грамотную стратегию развития экономики, с другой, апологеты нынешней системы не в состоянии описать будущее текущей, чтобы удовлетворить обоснованные страхи общественности. Истоки этого понятны. Любая масштабная перестройка экономики – это смена её бенефициаров со всеми вытекающими последствиями. Даже упоминание об этом называется расжиганием ненависти между социальными группами. Поэтому большинство участников дискуссии (прежде всего, экономисты) стараются этот стержень убрать. А без него разговоры о перестройки системы напоминает борьбу с тенью. Впрочем, упор на этот стержень тоже не приводит ни к чему хорошему, так как сразу переключается на шагающие мясорубки смерти, ГУЛАГ и прочие сталинские ужасы. В общем, сложно доводить до публики устройство современной и будущей экономики.
Tags: Мифологемы, СССР, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments