wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

Сирийские дела: «Вестерос» наших дней.

Турки недавно продемонстрировали всю сложность региональной замятни. В то время как российская патриотическая общественность требовала начать ковровые бомбардировки Стамбула, минировать черноморские проливы, а радикальные элементы попытались обоссать забор бойкотировать турецкое консульство в Москве – турки предприняли ответные шаги. Они вторглись в… . А вот дальше облажались все аналитики. Турецкая военщина не стала прикрывать своей широкой грудиной поставки своего «военторга», как, впрочем, не случилось малоазиатского варианта «Северного ветра» в защиту соотечественников этнически близких туркоманов. И даже не по сирийским курдам, большим поклонникам сепаратисткой РПК, прозвучал этот колокол. Досталось почему-то Ираку, где в приграничном районе, в полном соответствии с заветами этнической мясорубки региона, сцепились друг с другом отряды проамериканской курдской пешмерги, шиитское ополчение иракской армии и бойцы Халифата.

Если кто-то мне объяснит: в чём заключался этот хитрый ход. То тому респект и уважуха до ближайшего новолуния.

Чем ещё показательна последняя неделя, так это тем, что окончательно вылезла неприглядная правда договорной войны. Неожиданно выяснилось, что у Турции в Сирии были свои интересы, которая та объясняла печалью по этнически близким им туркоманам. Поэтому часть границы была дружественно открыта, как для движения масс боевиков беженцев, так и для поставки гуманитарной помощи, где так же вполне официально существовал свой военторг. Более того выяснилось, что российские военные знали об этом и смотрели вполне себе сквозь пальцы. В благодарность за то, что последние не замечали такие шалости России в отношении ДНР и ЛНР, а особливо Крыма. И это в то время как сирийская армия и шиитские добровольческие отряды кроваво топтались на одном месте в течение месячного наступления. В общем, никто и не думал перекрывать боевикам кислород. Впрочем, эта ляпота продолжалась до сбитого российского бомбардировщика.

Неожиданно турки столкнулись с проблемами в организации своего военторга. Судя по тому, как спокойно пожарные тушат автомобиль, никаких боеприпасов и взрывчатых веществ он не перевозил. Впрочем, не одними патронами сыт солдат, а данный инцидент показал, что граница в этом направлении дырявая.

В общем, Россия сразу нашла болезненные места, которые позволили ей пощипать Турцию, не переходя точку дипломатического не возврата, в т.ч. проредив командование сирийских сепаратистов туркоманского происхождения.

И если всё это было известно раньше, то что мешало перекрыть линии снабжения боевиков? Ибо это первейшая заповедь победы в гражданском противостоянии. Впрочем, глядя на сирийскую действительность понимаешь, что не всё так просто в этом конфликте и есть некие договорённости, которые позволяют вполне себе стабильно существовать окружённым анклавам, как с той, так и с другой стороны.

Глядя на расклад сил в Алеппо, начинаешь задаваться вопросом: а как долго может существовать население города в такой чертополосице, где часть кварталов контролируется даже курдами? И откуда к ним поступает снабжение?

Общая карта Сирии вызывает не меньше вопросов. На лицо наличие многочисленных анклавов, которые существуют годами (!!!) как база Кувейрис недалеко от Алеппо. Или же растанский котёл, который давно в окружении, но никак не может подавиться армейской группировкой. Даже при активной помощи путинских соколов. Вот ведь богатыри! Куда там Стрелку, который бежал от жалкой военщины хохлов.

Впрочем, в такие сказки верят только адепты СВ. Те, кто хоть чуточку знаком, с историей существования окружённых группировок понимают, что те могут долго и относительно безболезненно существовать по двум причинам. Либо у них налажено сносное снабжение. Либо они нах никому не нужны. И то, и другое подразумевают негласные договоры, которые придают данному противостоянию такой формат. А стороны стараются лишний раз его не нарушать.

И наличие такого расклада не удивительно. Мало того, что разлад в обществе произошёл по линии вероисповедания и этнических различий – никто не отменял клановую его структуру и во многом его трайбалистские взгляды на вещи. Что подразумевает кучу разнокалиберных акторов на местах, ведущих свою причудливую политику в этом конфликте. Это, кстати, обуславливало эффект быстрого продвижения ИГИЛ по территории Сирии. Местные кланы банально переходили под власть исламистов, что создавало впечатление их молниеносного наступления. В каких-то случаях власть сама старается не трогать анклавы «тихих» сепаратистов по одной простой причине: они сильно не мешают, а контроль над враждебной территорией будет стоить дополнительных ресурсов.

И вот здесь мы подходим к вопросу: а какую, собственно, стратегию Россия могла применить при данном раскладе? Как ни странно, но опыт решения таких конфликтов у нашей страны есть – это Чечня. Принцип следующий. Давим военной силой до тех пор, пока не появятся согласные для торга. Которые за право власти над регионом и бакшиш сами зачищают местность от конкурентов. В Чечне эту роль выполнил тейп Кадырова, за что ему были обеспечены многие ништяки, коими он пользуется до сих пор. Можно спорить о цене и последствиях такого решения проблем, но, тем не менее, право на существование такая стратегия имеет.

Именно поэтому, немного побомбив сирийские окрестности, российская дипломатия принялась искать ту умеренную оппозицию, которая уже согласна на переговоры. А вот здесь ситуация сложная. Умиротворению Чечни способствовало два фактора. Во-первых, Россия банально задавливала её силой; во-вторых, переговорный процесс совпал с нефтегазовым ренессансом нулевых – то есть было что предлагать в качестве бакшиша. В Сирии проблемно и додавить, и что-то предложить взамен. Ибо исламские идеи более симпатичны менталитету местных жителей, а финансовых ресурсов по более у западных акторов, которые и рулят условно светской оппозицией. После этого не удивительно, что желающих пойти на переговорный процесс не густо. От слова совсем. Впрочем, надо понимать, что это касается, прежде всего, арабов-суннитов. Нац- и религиозные меньшинства итак были за Асада или хотя бы допускают его как наименьшее зло.

В общем, краткосрочный набег для мирного урегулирования плавно перерастает в среднесрочный. Вдобавок, обрастая другими дипломатическими обострениями. А стоит ли оно того? Для этого надо краем глаза окинуть текущий расклад данного «вестероса».

Начнём с Турции, как нового оппонента России. Я уже говорил в предыдущем посте на сирийскую тему, что Турция стремится к региональной гегемонии для контроля за транзитом энергоресурсов в Европу. А там может быть подфартит, и в духе Османской империи под её сень перейдут ряд нефтяных регионов. Причём, турков, думается, страшит не столько пряник – сколько кнут. При крушении данной стратегии худая экономика просто разорвёт государство на куски курдской проблемой. В общем, нервозность османов можно понять, что и заставляет их лезть как в Сирию, так и Ирак. Последнее должно нервировать мирового гегемона, но явно это не проявляется. Турция ему нужна. И не только как военная площадка супротив злокозненной ИГИЛ. Выгодное геополитическое положение османов позволяют им грозить не только на юг, но и на север – нервирую крымскую и кавказскую подбрюшину России. А идеи пантюркинизма вполне себе могут работать не только в российском Поволжье и Урале, но и составлять какую-никакую конкуренцию исламистам и китайской экономической экспансии в Среднюю Азию. В общем, полезный союзник – особенно если его использовать в тёмную.

Регионального владычества жаждет и Саудовская Аравия. С нефтью у неё и так всё ОК, но сами понимаете, что ништяков много не бывает, а тем более, если такие ништяки концентрируются у еретиков. И уж тем более, если последние сами грезят региональным владычеством. В общем, речь, скорее, идёт об удержании своих позиции на рынке торговли энергоресурсам. Но в силу обстоятельств она проводится через агрессивную тактику и стратегию.

Проблемы у саудидов хватает. От их неурядиц в королевской массовке (отцы основатели были, мягко говоря, ебливы любвиобильны). До политического устройства, которое плохо коррелируется с идеологией, что приводит, с одной стороны, к сложным отношениям с гегемоном, с другой, с остальными арабскими массами. Ну, а в лице ИГИЛ, с которым они идеологически практически родственны, последние выглядят религиозными отступниками, подлежащих каре по всей строгости исламских законов. При этом нужно железной дланью наводить порядок на подведомственное шиитское население. Причём, как показывают факты: быстрой победы над теми же нищебродами-хуситами почему-то не получилось.

Иран выглядит перспективным союзником для России в силу единства ближайших задач. Но в стратегическом плане в отличие от саудов ему важно не удерживать существующий статус кво в торговле нефтепродуктами, а перехватить долю в рынке. В этом плане борьба с саудами и ИГИЛ имеет не только религиозный оттенок, но и явный коммерческий интерес, так как пробивает дорогу через щиитский пояс к средиземноморскому побережью, через который можно будет организовать дешёвый транзит иранских энергоресурсов. Здесь он тоже попал в противоречивый расклад, где, с одной стороны, вынужден сотрудничать с проамериканским иракским правительством (явно с одобрения гегемона) в борьбе с ИГИЛ, так и давить прозападную оппозицию в Сирии для поддержки Асада. В общем, нынешний Ближний Восток то место, где проблема с трусами и крестиком есть у каждого второго игрока.

Ирак. Марионеточное государство, разорванное на части исламистами и курдами. В силу обстоятельств более чем полностью зависит от гегемона, но родственное в силу религиозного состава Ирану. А в борьбе с ИГИЛом готовое принять помощь хоть от бога, хоть от чёрта, что приводит к более чем противоречивой политике.

Израиль. Эти как бы стоят над схваткой. Но не потому, что им не интересна эта игра в песочнице. Дело в психологии нации, которой единственной дозволено существовать в национал-социалистическом формате (да-да-да именно так). Окружающие народы они за людей, в принципе, не считают, ну, и остальных-то не держат за особо равных. Поэтому им глубоко пофиг – кто их окружает: относительно светские режимы или банды воюющих дикарей. Израильтяне не без оснований считают, что справятся со всеми, после чего будут делать свой маленький гешефт. Например, окучивать Левиафан. Поэтому без особых эмоций наблюдают, как регион проваливается в хаос и смуту. Ну, и подпихивают его помаленьку.

Курды. Они давно мечтают о создании своего государства. А в силу того, что регион погружается в мрак и хаос, вполне имеют право на осуществлении своей мечты. Правда, для этого им надо откусить изрядный кусок от Турции и Ирана, которые ещё не погрязли в смуте междуусобицы. Да, и с тезисом о нерушимости границ это как-то не очень коррелируется. Поэтому каждая из сторон использует их по своему, обещая государственные ништяки. При этом надо понимать, что раскол современных курдов свершившийся факт. Иракские курды настроены проамерикански, ибо последние их мечту осуществили де факто, но не де юре. Сирийские же апологеты Курдской рабочей партии, мечтающие о странном, в т.ч. и о смерти капитализма, народном самоуправлении и женском равенстве. А иракских курдов считающие заблудшими братьями. Здесь уже попахивает гражданкой даже без образования нового государства.

Сирия. По большому счёту, как единая страна прекратила своё существование. Проблемой является то, что не понятно: а что же делать дальше? Поэтому все силы уходят на поддержание статуса кво, при этом жизнеспособность страны давно зависит от экономической и военной помощи извне. Для алавитов и прочих нацменьшинств Асад гарантия их существования, поэтому его будут поддерживать до последнего. Шанс, по большому счёту, у них один – становление Ирана региональным гегемоном, который позволит запустить через них транзит шиитских энергоресурсов в Европу, что в свою очередь реанимирует экономику страны.

США. Хаотизация региона для удешевления доступа (исключая из цепочки национальные государства) к существующим энергоресурсам. Основная проблема в том, что гегемон уже не торт, поэтому ему всё сложнее и сложнее отслеживать ситуацию на местах. Классическим примером служит ИГИЛ (изначально прозападный проект), для борьбы с котором был привлечён даже старый антагонист гегемона – Иран, да и на шалости России он смотрит спустя рукава. США по-прежнему имеет существенное влияние в регионе, но не более того. В любой момент ситуация может качнуться в критическую сторону, а ресурсов для её исправления уже нет.

Европа. Пытается следовать в русле фарватера гегемона и сама отжать сладкие кусочки. Но, по большому счёту, её возможностей хватило лишь на Ливию, да и то с предсказуемо печальными результатами для её миграционной политики. В общем, поэтому стараются отжать всё, что плохо лежит, свалив основной головняк борьбы с мировым терроризмом на гегемона. Тот платит Европе той же монетой, грамотно подставляя её на всех «фронтах».

И что же в этой каше может выиграть Россия?

Война ведётся ради мира лучше предвоенного. Что может быть лучшим миром?

Выиграет США и их союзники – придётся убираться из региона с ярлыком агрессор. Тоже самое при доминировании Турции и Саудовской Аравии. Победят террористы из ИГИЛ – тоже не хорошо.

Казалось бы надо действовать в связке с Ираном, но после своей победы ему будет нужно срочно восполнять свои потери за счёт организации транзита энергоресурсов в Европу, что России так же не выгодно.

Да и Асада теперь просто так не бросишь – будет выглядеть не по-пацански. А уж не дешево-то как.

По большому счёту, есть два варианта, которые как-то укладываются в логику событий. Первый: продажа своей военной силы ради каких-то иных ништяков. Например, ради легализации Крыма и отмены санкций. Но в эту схему не укладывается поддержка Асада и выпиливание условно прозападных исламистов в Сирии. Да, никто и не спешит официально делать России такое предложение.

Второй вариант под кодовым название: да гори они все синим пламенем. И логика такая есть. Если регион окончательно провалится в хаос противостояния, то Россия окажется одним из стабильных поставщиков энергоресурсов. Причём, для Европы самым перспективным (если не единственным). Да, и цена должна взлететь на «чёрное золото». В общем, здесь с прагматической точки зрения можно и подкинуть дровишек в пожар войны. Что, в целом, получается.

Но у последнего пункта есть свои минусы. Как-то не по христиански это. Причём до бога далеко, а мировое сообщество, в лице сами знаете кого, может и припомнить этот расклад. И как-то оправдываться будет не очень удобно.

Ну, и последнее. Дорогие друзья, цена энергоресурсов носит спекулятивный характер, который во многом зависит от наличия свободных денег у ведущих финансовых игроков. Учитывая, что ФРС прекратил денежные вливания в 2014 году, нефть покупают ровно столько – сколько нужно, а цена привязана к относительной реальности. Поэтому никакое участие России в данной авантюре не приводит и не приведёт к резкому повышению цен на энергоносители. Ибо покупать их банально не на что, а эмиссия ФРС, ну, никак не зависит от конфликта на Ближнем Востоке.

Поэтому и считаю сирийскую затею – авантюрой. Хотели бы понтоваться – для этих целей есть Украина с Новороссией. И ближе и актуальней. Ну, и Асада надо было поддерживать раньше, когда оппоненты в силу не вошли, да и Муамарычу помочь день, да ночь простоять можно было бы. Впрочем, показать свою могучую потенцию можно ещё проще – например, проводить свою независимую финансовую и внутриэкономическую политику. Вижу, что большинство уже обоссались, представляя, что после этого последуют. Поэтому Россия медленно, но верно втягивается в ближневосточную авантюру. Впрочем, не это страшно, так как всё равно основные проблемы у нас зарыты в экономике. Вот она и рванёт в первую очередь.

Tags: Война, Россия, Сирия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments