wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

«Илья Муромец» как показатель индустриального уровня Российской империи.

На пассажирских самолётах «Илья Муромец» была палуба для прогулок, так как большими скоростями тогда авиация похвастаться не могла.

Чтобы понять некоторые тонкости функционирования российского, а затем и советского военно-промышленного комплекса, нужно снова заняться борьбой с мифотворчеством. Для примера возьмём такую хайтековскую перед Первой мировой отрасль, как самолётостроение. В октябре 1913 года в России был построен и приступил к испытательным полётам первый в мире четырёхмоторный самолёт И.И. Сикорского «Илья Муромец». Без всякого сомнения, на тот момент это было выдающееся воздушное судно. Которое значительно расширяло возможности применения авиации в военном деле в качестве стратегического разведчика и бомбардировщика. К началу боевых действий успели построить и передать армии 4 самолёта такого типа.

А вот здесь начинается поле для мифотворчества. За последующие годы было построено около 80-ти самолётов. Из 51 корабля, поступившего на фронт, воевало порядка 40 машин. Если в 1916 г., на пике боевой мощи, самолеты совершили 156 вылетов (112 — успешно) и сбросили до 1180 пудов (19 т) бомб, то за 1917 г. эскадра совершила порядка 70 боевых вылетов, сбросив до 650 (10,7 т) пудов. Всего «муромцы» совершили до 300 вылетов, сбросив почти 3000 пудов (или 49 т) бомб. Много это или мало для бомбардировочной авиации того времени? Для сравнения обратимся к другим воюющим державам, которые на август 1914 года ещё не имели таких замечательных самолётов.

Наибольшее рвение в стратегических бомбардировках испытывала Германия, которая для этих целей сначала использовала дирижабли. Всего дирижабли успели сбросить на Англию порядка 6000 бомб общим весом более 200 т. Впрочем, мы договорились, что сравниваем самолёты. Не смотря на то, что пробные вылеты на бомбардировку начались сразу же после начала войны, но использовались для этого, как правило, обычные самолёты, не отличающиеся большой грузоподъёмностью.

Помимо России энтузиастами в создании многомоторных самолётов выступила, как ни странно, Италия.

Джакомо Копрони стал проектировать свой самолёт в 1913 году. В конце декабря 1914 г. правительство пока ещё нейтральной Италии заказало 12 бомбардировщиков «Капрони» с измененным составом силовой установки, состоявшей теперь из однотипных двигателей — 6-цилиндровых рядных жидкостного охлаждения «Фиат» А. 10, созданных путем копирования немецкого изделия фирмы «Мерседес». Эти машины, поставки которых начались в середине 1915 г., стали первыми в длинном ряду серийных модификаций. В общей сложности в Италии построили 650 самолетов, в т.ч. 459 — до окончания Первой мировой войны. Ещё 89 бомбардировщиков построили по лицензии во Франции.

Здесь стоит заметить, что с февраля 1918 г. 18-я группа «Капрони» (3-я, 14-я и 15-я эскадрильи) действовала на франко-германском фронте в составе французской 11-й эскадры. До перемирия итальянские самолеты во Франции совершили 56 рейдов, сбросив в общей сложности 164 т бомб.

Немцы тоже увлекались гигантоманией, но после того, как отработали производство более малогабаритных бомбардировщиков.

Раньше других бесперспективность использования дирижаблей в качестве бомбардировщиков понял их создатель, граф Фердинанд фон Цеппелин. Одним из лучших и наиболее технически совершенных бомбардировщиков Первой Мировой стал Zeppelin-Staaken R.VI. Эта машина могла нести на короткие расстояния до 2000 кг бомб, а нормальная бомбовая нагрузка составляло 1300 кг. Самая крупнокалиберная бомба Первой мировой была сброшена с этого самолета — в феврале 1918 года R-VI сбросил на пригород Лондона 1000-килограммовую бомбу. Экипаж самолёта под номером R39 установил “рекорд войны по бомбометанию”: в ходе 20 боевых вылетов он сбросил на противника 26 тонн бомб, в том числе три 1000-килограммовые. В 1917-1918 годах было выпущен 18 Zeppelin-Staaken R.VI.

Впрочем, самолётов-гигантов было реально мало, поэтому основную работу выполняли средние бомбардировщики фирмы Гота. За период 1915—1918 годов фирма АЭГ выпустила 542 самолета типа Г — от Г. 1 до Г. V, которые могли нести бомбовую нагрузку 300-600 кг.

Чуть похуже дела шли у Франции и Англии, но в 1917 г. английский одномоторный DH-4 нес 200—209 кг бомб со скоростью до 170 км/ч, а «муромцы» с полным набором пулеметов — 150—200 кг при меньшей скорости и дальности. При этом DH-4 было построено примерно 1500, не считая почти 2000, выпущенных в США и достигших Франции во время войны. Французский «Бреге» 14, с широким использованием в конструкции алюминия, нес 3 пулемета и до 300 кг бомб со скоростью до 177 км/ч. С марта 1917 г. и до конца войны их было выпущено примерно 5500 (!).

Понятно, что, не смотря на революционный самолёт, собственно, с применением авиации у Российской империи было не очень. Притом, что талантливых изобретателей, которые выдают достойный и современный продукт, хватало. Были и мощности по производству авиационной техники. Но вот чего не хватало, так это скоординированных действий, которые позволили бы концентрировать усилия на важных направлениях. Например, нужно было срочно решать проблемы с отечественным двигателестроением, которое не могло выдавать нужное количество качественных движков. Второе быстро запускать в серию свои перспективные машины с их последующей модернизацией. В итоге отечественный авиапром был задействован на производстве устаревшей лицензионной техники.

Более-менее, нормально шли дела у летающей лодки Григоровича М-11, которая была для своего времени таким же революционным самолётом, но в силу театра военных действий не оказавшей на него значительного влияния: 

Летающая лодка Григоровича М-11.

Но были и другие самолёты, которые либо выпускались малыми сериями, либо сразу уходили в небытиё невостребованности.

«Торпедо» Ольховского.

Русский истребитель «СКМ» капитана Мордаха.

Самолёт-разведчик «Анатра-Д»

Кроме тяжелых бомбардировщиков, И. И. Сикорский разрабатывал и легкие самолеты. С 1915 г. начал серийно выпускаться сначала как разведчик, а потом как истребитель-перехватчик маленький биплан «С-16». Двухместный истребитель и разведчик «С-17» продолжил линию развития самолетов «С-6» и «С-10». Двухмоторный «С-18» представлял собой истребитель сопровождения.

Затем Сикорским был создан и первый отечественный штурмовик «С-19». Последним самолетом, построенным конструктором в России, был одноместный истребитель «С-20», превосходивший по своим характеристикам аналогичные иностранные образцы. Всего в России в 1909-1917 гг. И. И. Сикорским было создано 25 типов самолетов и 2 вертолета.

В общем, было что производить, но проблема была даже не в том, что самолёты не пошли в серию, а то, что мощностей для их выпуска не хватало (нам ведь надо было производить лицензированный хлам); во-вторых, не отлажена была система проектирования и сдачи в производство. В 1915 году И. И. Сикорский построил на РБВЗ средний бомбардировщик С-18— биплан с двумя толкающими силовыми установками, но из-за плохого качества двигателей испытания этого аэроплана затянулись: на фронт он попал только в мае 1917 года, а весьма качественный для 1915 года самолёт-разведчик «Анатра-Д» к концу войны уже успел морально устареть.

Я уже касался вопроса отсталости Российской империи на примере продовольственной безопасности. С хайтеком ситуация была не менее печальная. Кризис с самолётостроением (и не только) показал насколько Россия слабее в индустриальном плане остальных развитых держав. Начав войну с самым большим воздушным флотом – она стала уступать пальму первенства даже второстепенным державам. Но даже теми ресурсами, что были, с должной разумностью распорядится не смогли. Впрочем, этот момент хорошо был показан в иллюстрации с хлебом, который являлся для страны основой экспорта, но в силу кривого регулирования его производства в военное время - оказавшегося в дефиците для огромных слоёв населения. Что добавило огня в запал русской революции.

Пришедшие к власти большевики, в отличие от современных поклонников жанра, на сложившийся баланс в промышленном производстве смотрели без идеализма. Это сейчас поклонники социализма уверены, что СССР был круче некуда (чуть ли не с самого основания), а тогда наблюдалось определённое преклонение перед технической мощью запада. По крайней мере, у технических специалистов и ряда высших руководителей (если они были прагматиками). Для масс всё это нивелировалось отсутствием достоверной информации о возможностях запада и соответствующей пропагандистской обработкой, что революционная необходимость – есть лучший способ решения насущих задач. Последний был палкой о двух концах, позволяя мобилизовать общество для решения практически нерешаемых задач с одной стороны, с другой, культивировал рывковый тип работы как основной, закрепляя в трудовой этики общества и его отрицательные качества типа «штурмовщины».

По мере роста своей индустриальной базы и в свете ожидания новой мировой войны появилось желание соответствовать, так сказать, мировым стандартам. Это тема известной переписки между Сталиным и Тухачевским, где на базе данных по Первой мировой войне обсуждался потребный рост армии, а заодно закладывался особый тип советской промышленности с предприятиями дублёрами и предприятиями двойного назначения. И что характерно в достаточно жаркой полемике Сталин согласился с доводами Тухачевского и даже извинился за первоначальный резкий отзыв. Ибо для Сталина, как прагматичного руководителя, мощь западных экономик не являлась секретом. Всё это привело к известному крену в сторону милитаризации экономики. Причём, анализируя возможности потенциальных противников советские, аналитики постоянно завышали возможности их экономики и текущее состояние дел. Что привело к постоянной гонке за количеством, очень часто вопреки качеству.

Плохо это было или хорошо? С моей точки зрения, это был единственный путь, который позволял советской промышленности подготовиться к противостоянию Второй мировой. Во-первых, постоянный объём военных заказов позволил ей набить руку в производстве сложной, современной техники. Во-вторых, создание избыточных в мирное время мощностей, в период войны позволило компенсировать изначальную слабость индустриальной базы, к тому же быстро переведя её на военные рельсы. Тем самым советская промышленность оказалась сконцентрирована на основных производственных направлениях, с отработанной технологией разработки и внедрения техники собственного производства. Можно много говорить о качестве советского вооружения, но оно было своё и его реально было много, чтобы обеспечивать, как минимум, превосходство над своим основным противником. Отдельно ремаркой в данном случае выступает ленд-лиз, где в основном концентрировались заказы той продукции, выпуск которой в СССР был недостаточно освоен, либо снижен в пользу других направлений.

Вместо выводов. Экономика Российской империи в предвоенный период, не смотря на свой бурный рост, значительно отставала по своей качественной и количественной базе от других Великих держав. Более того, сильно отставали управленческие технологии, которые позволяли государству концентрировать его усилия на важных направлениях. В этом плане интересно сравнивать: как действовали правительства и экономики разных стран, оказавшиеся в одинаковой ситуации неготовности своих стран к длительной и масштабной войне. В этом плане крушение Российской империи выглядит вполне логичным, как и переход управления в руки большевиков, которые в силу внешней изоляции были вынуждены принимать специфические меры для создания устойчивой в военное время экономики. Эти меры оказались необычайно успешны, что было с идеологической точки зрения отождествлено со всей советской экономикой в целом. Последнее завуалировало многие недостатки и слабости в построении советской экономики, что помешало её последующей модернизации. Эта идеологическая вуаль заметна и сейчас, когда имеется масса любителей СССР, которые, тем не менее, имеют крайне смутное представление о том: как, собственно, функционировало это великое государство.

Tags: Война, Россия, Технологии, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments