wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

Рецензия: А.В. Платонов «Борьба за господство на Чёрном море».

Книга А. Платонова «Борьба за господство на Чёрном море» очень познавательна. И не в том плане, что по действиям флотов в ВОВ у меня зияли провалы, а в том, что очень показателен срез проблем, которые были присущи РККА в целом. Флот как бы был их квинтэссенцией. В этом плане жёсткий и грамотный разбор без скатывания в чернуху ставит правильные ударения на нюансах той, уже далёкой, эпохи.

Прежде, чем читать книгу, надо понять, что предвоенный СССР не был тем могучим гигантом, который мы помним по застойному периоду. Это была бедная и отсталая страна в окружении недружественных стран, которая из-за всех сил старалась догнать своих соседей хотя бы в военном плане. Об этом вещал сам вождь, когда говорил, что стране за десять лет нужно пробежать, как минимум, сто, чтобы догнать развитые державы. И успехи на этом поприще были велики. К началу войны страна имела развитый ВПК, её армия была насыщена многочисленными образцами современной боевой техникой. Но одного железа, пусть самого совершенного, было мало – необходимы квалифицированные специалисты, которые вдохнули бы в неё жизнь. Необходим был опыт управления огромными массами людей и техники на поле боя, необходимы были люди, которые были готовы управлять этими массами в режиме постоянного противодействия жёсткого и решительного противника. А подготовка таких людей это, как минимум, время и практика, с которыми у СССР были проблемы. Поэтому косяки в военном строительстве обязательно должны были присутствовать. Это хорошо видно по армии в 41 году. Но она завершила войну в Берлине, исправив потом и кровью предвоенные ошибки, поэтому большинство людей (особенно это относится к ярым поклонникам социализма) их предпочитают не замечать, живя по принципу: победителей не судят. С флотом всё намного сложнее.

Так уж получилось, что впервые о проблемах флота я задумался по результатам прочтения книги Кузнецова «Большой десант». Выяснилось, что эльтигенский плацдарм был удушен, в первую очередь, немецким флотом, который состоял из быстроходных десантных барж! И могучий черноморский флот ничего с этим не мог поделать! И это учитывая, что с черноморской акваторией Германия ни разу не пересекалась, то есть поставки сил и средств на этот военный театр у неё были по определению ограничены. Тогда-то я и задумался о действиях флота в период ВОВ. Выяснилось, что квалифицированных исследований на этот счёт очень мало. А причина простая: гордиться-то там особо не чем.

Выводы по книге вполне явные. Флот к войне был не готов от слова совсем. И если Балтийский хотя бы чисто теоретически противостоял более могучему противнику (почему теоретически – объясню в рецензии следующей книги Платонова), то Черноморский при своей мощи должен был господствовать на черноморском театре весь период войны. Тем не менее, он даже в наилучший период не смог (да по большому счёту и не пытался) захватить господство на своём театре военных действий.

Линкор «Парижская коммуна» позднее «Севастополь». Не смотря на грозный калибр его деятельность в период ВОВ была малозаметна.

К началу Великой Отечественной войны 1941—1945 годах в состав Черноморского флота входили линейный корабль «Парижская Коммуна», крейсера «Ворошилов», «Молотов», «Красный Кавказ», «Красный Крым», «Червона Украина», «Коминтерн», 3 лидера, 14 эсминцев, 47 подводных лодок, 15 тральщиков, 4 канонерские лодки, 2 сторожевых корабля, минный заградитель, 34 торпедных катера, 10 катеров-охотников, вспомогательные суда. ВВС флота насчитывали 625 самолетов.

Главным противником советского Черноморского флота с первых дней стали военно-морские силы Румынии. К середине 1941 г. они насчитывали 35 кораблей и судов, объединенных в две дивизии — морскую и речную.

Это потом, спустя время, по мере возникновения решения задач на побережье на театр военных действий добавилось немного итальянский кораблей, а, главное, начались поставки немецких ВМФ. Но их активизация пришлась на 42-44 года, поэтому первоначально ЧФ СССР противостоял захудалому румынскому флоту, который он даже не попытался задавить.

Причин для этого было несколько. Во-первых, флот до определённого времени не был любимой игрушкой советской власти. Ну, всем было понятно, что основную опасность для СССР представляют сухопутные армии, поэтому основные средства были направлены на неё. Тем не менее, в конце 30-х, по мере роста возможностей ВПК, на флот тоже обратили внимания, начав программу строительства океанского флота. А вот здесь можно перейти к ряду основных моментов.

Во-первых, хромала доктрина использования флота в боевых действиях. Первоначально она рассматривалась, как борьба с флотами империалистических держав, которые по определению были сильнее красного флота, поэтому всё сводилось к обороне на минно-артиллерийских позициях. В целом, разумный довод у такой постановки вопроса был. Флот имперской России на море со времён Синопского сражения явно не сиял, потерпев позорную трёпку от вторазрядной Японии, поэтому так же предпочитал такую же оборонную стратегию, которую, в той или иной мере, успешно реализовывал. Поэтому в отличие от сухопутной армии флот готовился обороняться, хотя ситуация к началу ВОВ резко отличалась от первоначальных выкладок. Даже на Балтике немцы не смогли выделить значительных средств для решительного противоборства на море, а уж на Чёрном море они изначально ничего противопоставить ЧФ СССР не могли. Тем не менее, выяснилось, что доктрины на захват господства в Чёрном море у флота не было и он, в большинстве своём, оборонял сам себя. Первым делом флот засыпал минными заграждениями подходы к своим военно-морским базам, что значительно усложнило судоходство в их пределах. При этом жалкие силы румынского флота даже не помышляли о нападении, а вот от неразберихи и неопытности флотского состава мы на минах потеряли несколько кораблей. К тому же оборонная стратегия подразумевала отвлечение сил и средств флота на бесконечное патрулирование своих вод в ожидании мифических подводных лодок врага и коварных десантов. Здесь видится однозначный просчёт, как разведцентра, так и аналитического отдела флота. Так как после падения Крыма из агентурных сетей такая информация сразу пропала. Но в итоге флот всё относительно спокойное время в начале войны занимался творческим онанизмом.

Причём, по мере того, как немецкое командование обратило на него внимание (в период штурма Севастополя) – оно достаточно успешно заперло его на базах восточного побережья.

Крейсер «Ворошилов» в Батуми.

В целом, высшее руководство флота не справилось ни со стратегическим планированием, ни с операционной реальностью. Причин здесь видится две. Первая – кадровая, вторая – ресурсная. Начну со второй. Я уже говорил, что СССР страна бедная, а содержание флота дело дорогое. Флот на тот момент это концентрация самых высоких технологий, освоить которые можно только во время постоянных учений. Это очень дорого само по себе (стоимость угля, мазута и прочих расходных материалов), к тому же активное использование техники приводит к резкой выработки межремонтного ресурса и к различным незапланированным поломкам (техника тогда была не особо совершенная). Теперь любители репрессий скажите мне, что будет в году так 37-38 с высшим флотским начальником, у которого в период учений что-нибудь сломалось? Ага-ага, кое-кого могли и успеть помиловать до войны и дать искупить вину, так сказать, кровью. Но таковых счастливчиков было, увы, не много. В целом, на высшее флотское руководство репрессии повлияли самым негативным образом. Возможно, что царские флотоводцы не были носителями передовых взглядов на флотскую стратегию, но что касается элементов функционирования минно-артиллерийской позиции, то освоена она была весьма хорошо, и здесь преемственность опыта не помешала бы. Тем не менее, были зачищены и старые имперские волки, и герои революционного флота. К сожалению опыт ряда предвоенных руководителей флота был печальным (Смирнов-Светлоковский, Кожанов). Что привело к появлению на командных постах людей, ограниченных во взглядах, страдающих доктринёрством и с полным отсутствие инициативы. Причём, в отличие от армии, где возникали проблемы с подготовкой младших командиров, которые не могли реализовать замыслы старших начальников, во флоте с ними было всё относительно неплохо (у него не было взрывного предвоенного роста), но полностью зависали крупные управленческие структуры.

Эскадренный миноносец «Бдительный» после удара германской авиации в порту Новороссийск. Эффективность вражеской авиации оказалась для флота неожиданностью.

Так как не было толковой военно-морской доктрины, то огрехи коснулись всего военно-морского строительства. Взять хотя бы использование авиации. Нашими теоретиками она рассматривалась, как один из дешёвых ударных вариантов. Что вполне логично. Но почему-то не рассматривался обратный вариант, что такой подход будет исповедовать противник. Поэтому флот, включая боевые корабля, мягко говоря, к налётам вражеской авиации был не готов. Во-первых, было мало зенитных автоматов (а крупнокалиберные пулемёты уже не катили), но самое главное не хватало станций управления стрельбой, которые позволяют выцеливать подлетающие самолёты. Это упрёк тем товарищам, которые надрачивают на толщину калибра. От него мало толка, если им попасть никуда не можешь. Эта тема, кстати, прослеживается и в танкостроении, когда при общих достоинства брони и калибра у наших танков – они страдали от отсутствия приборов наблюдения и качественных прицелов. И не понятно, что в данном случае лучше: толстая броня или возможность заметить раньше противника.

Как ни парадоксально, но применительно к отечественному флоту той эпохи выражение «эсминец вступил в охранение крейсера» — избитый литературный штамп и не более. Дело в том, что крейсеры «Ворошилов» и «Молотов» имели по две батареи 100-мм зенитных орудий в обеспечении двух комплектов приборов управления зенитной стрельбой «Горизонт-1» и «Горизонт-2». Об их качестве можно полемизировать — но по крайней мере они обеспечивали прицельную (первый) и центральную (второй) наводку орудий по движущейся прямолинейно и равномерно в любой плоскости воздушной цели. То есть крейсера были способны стрелять по воздушным целям на сопровождении в упрежденную точку, что и по сей день является наиболее эффективным способом стрельбы зенитной артиллерии.

Другая ситуация сложилась с советскими эсминцами. Еще в проекте кораблей типа «Гневный» предусматривали возможность размещения приборов управления стрельбой зенитного калибра, но полным ходом шла постройка кораблей уже улучшенного проекта 7у, а приборы все отсутствовали. Первыми, согласно приказу наркома ВМФ, их должны были получить вступающие в 1940 г. «Свирепый» и «Сообразительный». Но, несмотря на то что эти эсминцы вошли в строй только на следующий год, приборов управления стрельбой зенитного калибра им все равно не досталось. Наконец, на «Способном», вошедшим в состав ЧФ 19 июля 1941 г., установили первый комплект отечественного МПУАЗО «Союз-7у» с гировертикалью «Газон-1».

Ядром этой системы являлся зенитный автомат стрельбы «Союз». Этот счетно-решающий прибор обеспечивал выработку данных центральной наводки для стрельбы по видимой с корабля воздушной или морской цели, но не учитывал изменение высоты цели, то есть стрельба велась в упрежденное место цели только в горизонтальной плоскости.

8 января 1942 г. в состав Черноморского флота вступает второй эсминец с МПУАЗО — «Свободный». Однако 10 июня 1942 г. он погиб в Севастополе во время налета авиации, имея на своем счету три сбитых и один подбитый самолет.

Для остальных кораблей пр. 7у, во-первых, просто отсутствовала аппаратура, а во-вторых, на изначально перегруженных эсминцах для нее не было места, да и остойчивость с новыми стабилизированными визирными постами вызывала опасения. Поэтому на «семерки» МПУАЗО не установили даже после войны.

В целом, помимо проблем с зенитной артиллерией флот не готов был к организации противовоздушной обороны ни технически, ни в рамках взаимодействия с другими родами войск. Включая собственную авиацию. При этом взаимодействие родов войск или даже внутренних отделов самого флота известная печаль Красной Армии. Разведка, связь и боевые единицы, казались, жили своей, независящей от товарищей жизнью. За что приходилось платить дорогую цену – техникой и людскими жизнями.

Крейсер «Молотов» с оторванной авиационной торпедой кормовой оконечностью.

Даже в конце войны флот не смог реабилитировать себя за поражения первых лет, хотя такие планы вынашивались. Но Сталин буквально запретил использовать крупные корабли в операциях завершающего периода. И правда в его решении была – боевая учёба на них практически заглохла ещё в 1943 году, что ставило сомнения в реальную боеспособность эскадры. Впрочем, флот всё-таки нанёс в конце лета 1944 года массированный удар по Констанце – главной военно-морской базе Румынии. Удар осуществлялся исключительно флотскими… ВВС. Именно его можно поставить в пример грамотно-спланированной операции завершающегося периода ВОВ, которая привела к существенным результатам при незначительных потерях. Правда, и здесь не обошлось без ложки дёгтя. Во-первых, сравнение с такими же налётами авиации других стран снова выходит не в пользу ВВС ЧФ, но надо понимать, что перед налётом в неё пришло порядка 230 молодых лётчиков – их банально не успели подготовить до должного уровня (хотя и снайпера тоже подкачали). Во-вторых, спустя неделю Румыния вышла из войны с СССР, и, более того, стала союзником. В этом плане бомбардировка её ВМБ выглядит, скажем так, несколько непродуманной.

В целом, можно заметить, что флотская авиация выступила основной ударной силой флота в противостоянии с кораблями противника.

По таблице видно, какие причины повлияли на выход из строя крупных транспортных средств, участвовавшие в эвакуации германских войск из Крыма 11 апреля — 13 мая 1944 г. Как видим, авиация лидирует с явным отрывом. Такой вот флот.

Впрочем, основная линия в книге посвящена теме действиям или бездействию, которые можно подвести под задачу борьбы за господство на Чёрном море. Поэтому, например, мало внимания было уделено десантам, которыми флот прославился на данных театрах военных действия. Здесь были как определённые успехи, так и неудачи. Детально я изучал только Керченско-эльтигенскую операцию, где прямо-таки в глаза бросалось техническое и качественное (но никак не количественное) превосходство германского флота. Автором отмечались крайне удачные конструкции шнельботов s-100 серии, которые позволяли им противостоять советским эсминцам и крейсерам, а так же сбалансированную конструкцию быстроходных десантных барж, которые были превращены в унифицированные корабли (от десантного транспорта до сторожевика). Именно на этом примере наглядно видно превосходство технически развитой державы, так как у Советского Союза буквально не хватало сил везде поддерживать относительный технический паритет.

Отдельно от десантов стоит оборона и, соответственно, эвакуация Одессы и Севастополя. В нашем случае интересует снабжение флотом обороняющихся ВМБ с их последующей эвакуацией. В данном случае с Одессой всё выглядит достаточно хорошо, но здесь надо понимать, что и противодействие ЧФ особого оказано не было. Другое дело падение Севастополя. После крушения Крымского фронта ничего не мешало немецким войскам сосредоточиться на взятие Севастополя, что подразумевало прерывание путей снабжения окружённой группировке. С этого момента Севастополь был обречён. И вот здесь, по мнению исследователя, была допущена преступная нерешительность, так как ещё оставалось время для относительно спокойной эвакуации гарнизона. Не понимание ситуации высказала и Ставка, требующая удерживать город любой ценой, и его командование, которое не смогло объяснить: почему требуется срочная эвакуация и её быстрое планирование. По мере перенацеливания авиация противника на Севастополь и сжимания кольца окружения, решение по эвакуации гарнизона выглядят всё более запоздалыми, а в последние дни практически бессмысленной.

Крейсер «Молотов» входит в осажденный Севастополь.

Рассматривая оборону Севастополя германо-румынскими войсками в 1944 г., просто невозможно не сравнить все происходящее с событиями лета 1942 г. Противник оставил в 1944 г. на Херсонесе только пленными 21 200 человек, а всего за последний штурм Севастополя с 7 мая — 24 361 человек. Немцы в 1942 г. на Херсонесе взяли в плен не менее 30 тыс., а всего в Севастополе с конца апреля более 80 тыс. человек.

В общем, сравнение получается снова не в пользу ЧФ.

В общем, какие последовали выводы по прочтению книги. Все тезисы, которые я высказывал в начале рецензии, близки к правде. Предвоенный СССР не очень богатая и не очень образованная держава. Её сил хватает, чтобы с трудом заткнуть основные направления, а вот на второстепенные явно не хватает, поэтому они являют в полной красе все существующие системные проблемы. Это, кстати, по ленд-лизу хорошо заметно по номенклатуре товаров: СССР старался заказать то, что ему было сложно производить у себя, концентрируясь при этом на основных видах вооружений. Облик же огромной и могучей тоталитарной машины по факту был создан много позднее, культивируясь, как в СССР, так и за рубежом. Это, конечно, создавало необходимый пропагандистский эффект, но отвлекало внимание советских граждан от реальности и не давало провести работу над ошибками.

Главная из которых заключалась в том, что социалистические методы построения экономикой и управления обществом это, прежде всего, набор инструментов, которым ещё надо уметь пользоваться. Сам по себе социалистический строй не является гарантом безошибочного и обязательного решения всех проблем. Социалистическая экономика и общество не могут возникнуть одномоментно при создании должной промышленной базы – это долгий и кропотливый процесс, который связан, прежде всего, с набором необходимой квалификации во всех слоях общества. Потери в начальный период ВОВ были вызваны отставанием СССР, как технологически, так и квалификационно от ведущих мировых держав. Победа в войне была обеспечена особой системой построения промышленности/экономики (достоинство именно социалистической системы), которая позволяла директивно концентрировать усилия на необходимых направлениях, и возможностью платить большой кровью за ученический процесс (за счёт демографического преимущества).

В целом, с задачей военного периода правительство СССР справилось, что позволяет констатировать, что, в общем, стратегическое планирование было правильным. Думается, что кардинально переломить ход военных действий у него возможности не было, но общее количество жертв можно было сократить. И сейчас выводы по результатам предвоенного периода и ВОВ нужны, прежде всего, для анализа происходящих событий, которые показывают правильный вектор развития современного российского общества (особенно в условиях надвигающейся 3-й мировой) во избежание повторения ошибок. Последнее, сами понимаете, пока только благие пожелания.

Tags: ВОВ, Рецензии, СССР, Флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments