wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

Рецензия: Танки ленд-лиза в бою.


 
Барятинского почитываю. Я не люблю огульного порицания и такого же беспощадного восхваления тех или иных исторических реалий. Так вот Михаил Борисович один из тех авторов, который умудряется совмещать золотую середину. Он специалист по танкам, а именно они были одной из движущей силой второй мировой войны. Соответственно, к проектированию, производству и боевому использованию ощущалось повышенное внимание всех ведущих держав того времени. Утрируя, можно заметить, что по танковому вопросу можно изучать предвоенную историю СССР. Как это было сделано в рецензии: «Куда подевались танки Сталина?» В данной книге   рассматривается вопрос ленд-лиза. В том числе и танкового. Так как я ставлю своей задачей вскрытие различных мифологем – в том числе и светлых - рассмотреть данную тематику будет интересно, так как она подтверждает выводы сделанные в предыдущих изысканиях.

Что такое ленд-лиз?


 
По этому вопросу есть разные домыслы, поэтому восстановим историческую справедливость.
Есть мнение, что финансовый «интернационал» активно готовил Германию к походу на восток. Действительно американские промышленники конкретно засветились в помощи нацисткой Германии и продолжали это делать даже во время войны (этим, например, грешил дедушка Буша-младшего). Однако, участвуя в стройках Индустриализации, западные капиталисты ковали и оружие победы для СССР. Я думаю, что это банальное барыжничество в условиях экономического кризиса, а когда пожар войны разгорелся не на шутку, США были вынуждены начать помогать одной из сторон. И если союзнические взаимоотношения с Англией были вполне понятны, то помощь коммунистическому СССР выглядит просто невероятно. Рассмотрим эти события подробнее.
Решение о ленд-лизе возникло, когда у Англии стали заканчиваться деньги на оплату военных поставок. Впечатлённые европейскими успехами Вермахта, американский истеблишмент начал волноваться за свою судьбу. Именно тогда юристконсульты Э.Фоли и О. Кокс отыскали закон 1892 года, принятый при президенте Гарольде. Согласно ему военный министр США, когда «по его усмотрению это будет в интересах государства, может сдавать в аренду на срок не более 5 лет собственность армии, если в ней не нуждается страна».

Несмотря на то что законопроект поддерживала администрация, большинство конгресса и общественное мнение страны, его обсуждение сопровождалось ожесточенной политической борьбой. В ходе дискуссии в законопроект были внесены четыре существенных поправки, ограничивавших возможности президента. Прежде всего они касались контроля конгресса за ассигнованиями по ленд-лизу, отчетности президента о ходе выполнения закона, ограничения срока действия президентских полномочий по ленд-лизу и запрещения конвоирования торговых судов кораблями ВМС США. Эти ограничения во многом объясняют проблемы, которые время от времени возникали в организации поставок. Эти проблемы демократии, не вполне понятные советскому руководству, впоследствии не раз приводили к весьма сложным ситуациям в отношениях между СССР и союзниками.
   Страны — получатели ленд-лиза должны были подавать заявки на требуемые поставки, а затем согласовывать их с представителями госдепартамента и специально созданного управления по ленд-лизу, которые, в конечном счете, определяли размеры и направления помощи. После этого оформлялось двустороннее соглашение (протокол), именовавшееся «Расчетом по взаимной помощи». Оно предусматривало следующую систему ленд-лизовских расчётов:
   — материалы, уничтоженные во время войны или не пригодные для дальнейшего употребления, не подлежат никакой оплате;
   — материалы, оставшиеся после войны и пригодные для гражданских нужд, оплачиваются полностью или частично в порядке долгосрочного кредита;
   — военные материалы остаются в странах-получателях, правительство США сохраняет за собой право истребовать их;
   — оборудование, не законченное производством к концу войны, и уже готовые материалы, находящиеся на складах в США, могут быть приобретены государствами-заказчиками, причем американское правительство предоставляет кредит на его оплату
.

Что здесь можно сказать. Хотя ленд-лиз подразумевал передачу материальных ценностей взаймы, однако, учитывая катастрофические потери и износ техники во время военных действий, сложно представить, что большая часть её вернётся обратно. Тем более если это касалось материалов и продовольствия, которое использовалось по назначению, то есть съедалось, либо шло в производство, как, например, порох. То есть это всё-таки помощь и помощь практически безвозмездная. Конечно, платежи были предусмотрены.  За время войны общая сумма поставок составила 13,3 млрд долларов (11,36 – США, 1,693 – Англия, 200 млн –Канада). Ушёл «обратный ленд-лиз» сырья на 2,2 млн. После войны союзники попытались потребовать, чтобы СССР провёл инвентаризацию и оплатил невоенные товары (паровозы, электростанции, станки и другое), но отношения портились катастрофически быстро – СССР это сделать отказался. Тогда американцы посчитали, что таковых было на сумму 2,6 млрд долларов. Даже при таком раскладе в СССР поступило безвозмездной помощи более чем на 10 млрд долларов, которые тогда были более полновесные. Отказ платить у советского руководства был более чем мотивированным. Война закончилась, задача была решена, и стороны быстро расползлись по разные стороны баррикады «холодной войны». Оплачивать в данном случае что-либо перспективному врагу – было крайне спорно, учитвая при этом тот факт, что СССР войной был разорён. Поэтому к оплате за  ленд-лиз стороны возвращались несколько раз и всегда это было связано с потепления отношений. На сегодняшний момент было выплачено 722 млн долларов или 7% от общей суммы. Много ли заработали на этом американцы – можете прикинуть сами. Однако здесь можно заметить, что помимо ленд-лиза (особенно на начальном этапе) поставки военных грузов шли и по наличному расчёту – здесь были обычные коммерческие отношения. Второй момент: переговоры по ленд-лизу заработали тогда, когда союзники смогли убедиться, что Красная армия не будет быстро разбита (напомню, что имперский генеральный штаб отводил на победу Германии 6 недель), и лишь в сентябре процесс оформления договора пошел быстрей.

Забирай боже, что нам не гоже: качество поставляемой техники

 
Существует мнение, что гнали нам туфту, а заодно динамили с поставками. Как показывают факты – это не совсем соответствует действительности. Проблемы были, но многие из них были предсказуемы.
Во-первых, понеся большие потери в технике летом 41 года, СССР требовал компенсировать их поставками союзников. К чему американская промышленность просто не была готова. К этому можно добавить, что Англия, а затем и США сами стали участвовать в военных действиях, соответственно, нуждались в обеспечении своей армии. Например, советская сторона очень возмущалась задержкой отправки истребителей из Америки после Перл Харбора. Страна вступала в войну, а в законе говорилось только об имуществе, которое было ненужно армии в текущий момент. В данном случае истребители в раз становились необходимы американской армии.
Во-вторых, никто специально не подгонял технику под нужды и условия Советского союза. Это выражалось в том, что созданные для пустынного климата танки замерзали и плохо передвигались по снегу. Советские военные сталкивались с техникой, которая требовала совсем иного обслуживания и использования. Например, в кабине истребителей все надписи были на английском (а 30-х изучали в основном немецкий), к тому же единицы измерения у англичан были не метрические, что вносило свой разнобой. Для автотранспорта и танкового хозяйства очень часто требовался более качественный бензин, с которым в СССР были большие проблемы. Всё это приводило к преждевременно износу импортной техники и нелюбовь к ней у тыловых специалистов.
Другим моментом, а это касается танковых войск – неправильное применение этого рода войск в начальном периоде войны, который приводил к большим потерям в матчасти, которые объяснялись непригодностью слабобронированных «Стюартов» и «Валентайнов».  Здесь можно заметить, что других танков у союзников не было. По мере появления новых моделей – старые снимались с поставок. Однако тот же «Валентайн» был признан удачной моделью и заказывался до конца войны. В конце-концов лучший танк это тот, который есть в наличие.

Спас ли нас ленд-лиз?


 
В послевоенном Советском Союзе помощь союзников было принято замалчивать. В общем, глупо было расхваливать потенциально противника. В источниках даётся цифра в 4% от советского производства. Однако рубль был неконвертируемый, соответственно, как проводилось сравнение -  не совсем понятно.
Тем не менее, в частных беседах высокопоставленных лиц можно было услышать другое мнение:
В этой связи небезынтересно привести и точку зрения Г. К. Жукова, высказанную во время одной из бесед с писателем К. М. Симоновым, состоявшихся в 1965–1966 годах:
   «Говоря о нашей подготовленности к войне с точки зрения хозяйства, экономики, нельзя замалчивать и такой фактор, как последующая помощь со стороны союзников. Прежде всего, конечно, со стороны американцев, потому что англичане в этом смысле помогали нам минимально. При анализе всех сторон войны это нельзя сбрасывать со счетов. Мы были бы в тяжелом положении без американских порохов, мы не смогли бы выпускать такое количество боеприпасов, которое нам было необходимо. Без американских „студебеккеров“ нам не на чем было бы таскать нашу артиллерию. Да они в значительной мере вообще обеспечивали наш фронтовой транспорт. Выпуск специальных сталей, необходимых для самых разных нужд войны, был тоже связан с рядом американских поставок.
   То есть то развитие военной промышленности, которое осуществлялось в ходе войны, и переход ее на военные рельсы были связаны не только с нашими собственными военно-промышленными ресурсами, имевшимися к началу войны, но и с этими поставками».


   А вот что говорил о поставках по ленд-лизу А. И. Микоян:
  «Теперь легко говорить, что ленд-лиз ничего не значил. Он перестал иметь большое значение много позднее. Но осенью 1941 года мы все потеряли, и, если бы не ленд-лиз, не оружие, продовольствие, теплые вещи для армии и другое снабжение, еще вопрос, как обернулось бы дело».
«— Военно-экономические поставки нам со стороны наших западных союзников, главным образом американские поставки по ленд-лизу, я оцениваю очень высоко, хотя и не в такой степени, как некоторые западные авторы.
   И, поясняя свое утверждение, добавил:
   — Представьте, например, армию, оснащённую всем необходимым вооружением, хорошо обученную, но воины которой недостаточно накормлены или того хуже. Какие это будут вояки? И вот когда к нам стали поступать американская тушенка, комбижир, яичный порошок, мука, другие продукты, какие сразу весомые дополнительные калории получили наши солдаты! И не только солдаты: кое-что перепадало и тылу.
   Или возьмём поставки автомобилей. Ведьмы получили, насколько помню, с учетом потерь в пути около 400 тысяч первоклассных по тому времени машин типа „Студебекер“, „Форд“, легковые „Виллисы“ и амфибии. Вся наша армия фактически оказалась на колесах и каких колесах! В результате повысилась ее маневренность и заметно возросли темпы наступления.
   Да-а… — задумчиво протянул Микоян. — Без ленд-лиза мы бы наверняка ещё год-полтора лишних провоевали».

Год-полтора войны это много или мало? Да любой нормальный человек содрогнется от ужаса. Это во сколько же миллионов человеческих жизней нам бы это обошлось! Мы итак за победу заплатили не маленькую цену.
Возвращаясь к старой теме , можно ещё раз повторить озвученные выводы, что СССР не был на тот момент индустриально развитой супердержавой. Даже в довоенное время у него не хватало силёнок на разработку и производство бронетранспортёров для мотопехоты. В Красной армии всю войну использовались ленд-лизовские «Универсалы», «Скауты», полугусеничные бронетранспортёры. У Советского союза просто не хватало сил производить всё сразу. Производство концентрировалось на основных моделях – остальное очень часто отдавалось на откуп союзническим поставкам. Да и своё производство часто зависело от поставок оборудования по ленд-лизу.

  Поскольку речь зашла о танкостроении, необходимо остановиться на еще одном факте. Как известно, 23 января 1944 года на вооружение Красной армии был принят танк Т-34–85. Но его производство в начале 1944 года велось только на одном заводе № 112 («Красное Сормово»). Крупнейший производитель «тридцатьчетверок», нижнетагильский завод № 183, перейти на выпуск Т-34–85 не мог, так как нечем было вести обработку зубчатого венца башни диаметром 1600 мм. Имевшийся на заводе карусельный станок позволял вести обработку деталей диаметром до 1500 мм. Из предприятий НКТП такие станки имелись лишь на Урал-машзаводе и заводе № 112. Но поскольку Уралмашзавод был загружен программой выпуска танка ИС, надеяться на него в плане выпуска Т-34–85 не приходилось. Поэтому новые карусельные станки были заказаны в Великобритании (фирма «Лоудон») и США («Лодж»). В результате первый танк Т-34–85 покинул цех завода № 183 только 15 марта 1944 года. Таковы факты, с ними, как говорится, не поспоришь. Не получи завод № 183 импортные карусельные станки, не вышли бы из его ворот новые танки. Вот и получается, что, по совести говоря, нужно 10 253 танка Т-34–85, выпущенных нижнетагильской «Вагонкой» до конца войны, приплюсовать к ленд-лизовским поставкам бронетехники.
Если брать выпуск артсистем, то советская промышленность произвела чуть меньше полумиллиона, то в поставках ленд-лиза цифра в 9,6 тысяч орудий выглядит не очень внушительно. Но если учитывать, что это в основном зенитные орудия (8,6 тысяч), которых СССР произвёл 33,7 тысяч, то это будет 25% от общего производства.
Можно заметить, что по ленд-лизу прежде всего гнали то, что сами не могли или не успевали производить. И в этом случае помощь от союзников была более чем своевременной. Например, автомобильная промышленность СССР была загружена выпуском танков и смогла выпустить 162,6 тысячи автомашин, мобилизовано из народного хозяйства ещё 268,7 тысяч. От союзников же поступило 477 тысяч штук. Мобильность Красной армии была на 55% сформирована за счёт ленд-лиза. При хроническом нехватке автотранспорта вряд ли бы РККА показала высший пилотаж в маневренной войне на её завершающей стадии.
А ещё получали радиостанции, локаторы, телефоны, зарядные агрегаты, радиомаяки. К концу войны удельный вес союзного имущества в связи составлял 80%. Важно своевременное и качественное управление войсками? После этого можно оценить помощь союзников.
Можно перечислять и дальше, но, в общем, итак всё понятно.  Союзники нам помогли хорошо и сделали это практически бесплатно.  Какой был у них с этого навар? Капиталисты же? Англия смогла выжить, а это, согласитесь, сложно оценивать с денежной стороны. Америка стала ведущей державой мир-системы и могла форматировать мировое сообщество под свои нужды. По большому счёту этот хронический должник проедает сейчас тот кредит доверия, который получил по результатам Второй Мировой. Можно сказать, что ленд-лизовскую помощь она изъяла иными способами. СССР получил помощь в наиболее трудный час, сумел не только устоять, но и сохранить, благодаря ей, многочисленные человеческие жизни, которые в денежном эквиваленте невозможно сосчитать. Умаляет ли это подвиг советских граждан? Ни в кои мере. Не всегда веришь, что человек в принципе способен совершить такое. Однако смогли. Честь им и хвала! И вечная память!
Для нас сегодняшних тонкости ленд-лиза необходимы для понимания того – как важно наличие в стране своих технологических линий. Одного капитализма или социализма недостаточно, чтобы они появились.  Для этого нужен не только труд миллионов, но и удачное стечение обстоятельств, когда  такие технологические линии можно получить извне. СССР смог построить индустриальное государства используя затруднения западных стран в связи с Великой депрессией и войной. И по другому, боюсь, они не поделятся. 

Tags: ВОВ, История, Мифологемы, Рецензии, Танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments