wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Скауты Селуса: герои позабытой войны.


На многих фотографиях лики чёрных бойцов закрашены. Нет, это не издержки родезийского апартеида, а насущая потребность в конспирации этого спецназа.

После поста на тему «африканского Сталинграда», где упор шёл на классические военные действия, возник интерес рассказать о другом малоизвестном конфликте в Южной Африке, в котором особую скрипку играли спецподразделения.

Но сначала несколько слов о геополитической ситуации. К середине 50-х Африка запылала. Здесь совпало сразу несколько событий. Это и переход к неоколониальной системе управления Третьим миром (считай бывшими колониями), возрастающее самосознание африканских народов и резкая активизация социалистического блока на территории этого континента. Как результат Африку охватила череда гражданских войн и парад суверенитетов. Крушением апартеида в ЮАР власть белых закончилась над Африкой.

Плохо это или хорошо? Мало того, что развитие африканских стран без белого «гнёта» как-то не впечатляет, так к тому же мир лишился естественного полигона, где можно было отрабатывать различные варианты сосуществования различных рас. Ведь, собственно, отношение между белыми и африканцами везде были отличными: от явной политики апартеида в ЮАР до вполне мирного существования в Южной Родезии. Лично мне было бы интересно посмотреть на развитие ситуации в этих странах в наше время. Ведь сравнивать полезно, но, увы, такую возможность мы потеряли.

Что любопытно, но основную роль по смене политических режимов сыграли страны большого Запада, которые обложили тогдашние белые правительства южной Африки режимом санкций. А вот военное давление активно осуществлялось при помощи стран социалистического блока. Причём, СССР и Китай поддерживал разные группировки повстанцев, которые нередко враждовали между собой.

В принципе, политика СССР в этой глухомани не отличалась особой прагматичностью. Сказывалась косность ортодоксального марксизма, который не мог правильно вскрыть суть происходящего. Например, не смотря на начавшееся осознание африканских племён, носило оно достаточно примитивный характер, в большинстве случаев не выходящий за рамки трайбалистских представлений или разновидности местного негретюда. Осложнялось это тем, что колониальные границы в своё время проводились произвольно, поэтому на территории одной страны могло проживать несколько народностей, а какой-то народ мог, наоборот, быть разделён между различными государствами. Что и предопределило будущие проблемы независимых африканских государств. Поэтому СССР влезло в борьбу не столько за права угнетённого чернокожего населения – сколько в племенные разборки. Где каждое из противоборствующих племён сразу становилось приверженцем идеологии спонсоров: либо на пути прогрессивного строительства социализма, либо за идеалы свободы и демократии. Мне сейчас сложно говорить: какие бонусы получал от этого СССР – разве только отодвигал границы противостояния соцблока/капблока подальше от границ своей страны в африканский буш.

В общем, трайбалисткое деление затронуло и повстанцев в Родезии. В ней существовали следующие повстанческие организации: ЗАНЛА и ЗАПРА. Первую поддерживал СССР, а её лидер Мкабуко Нкомо был выходцем из племени мадебеле; вторую КНР, а вождём был Роберт Мугабе из этнического большинства страны шона. Даже здесь СССР сумел существенно лохануться, так как народность шона был более многочисленным, чем просоветские мадебеле. Так как после крушения белого режима в Родезии за счёт банального голосования власть в стране досталась прокитайскому Роберту Мугабе, который тут же в трайбалистской логике принялся щемить своих конкурентов из соседнего племени.

Ну, а пока белое правительство Родезии не сдалось перед давлением западных санкций, в этой стране кипели боевые действия. Но в отличие от Анголы, где дело дошло до бронетанковых баталий, в родезийском буше кипели партизанские и контрпартизанские схватки. Использование классической армии при таком раскладе не очень конструктивно, поэтому родезийская армия прославилась использованием спецназов различного назначения. Заметим, что к такой тактике в последующем станет прибегать и армия СССР в Афганистане, и российская армия на Кавказе.

Вот эти дяденьки в коротких шортиках были одним из самых свирепых псевдо-террористических подразделений в Южной Родезии.

Армия Южной Родезии использовала целый букет спецназов для решения поставленных задач. Это были и штурмовики из Лёгкой родезийской пехоте, и диверсанты САС, но особая роль отводилась псевдо-террористическому полку Скаутов Селуса.

Псевдо-террористическим он назывался потому что мимикрировал под существующие повстанческие отряды, вплоть до соприкосновения с ними и агентурной заброской своих бойцов на противоположную сторону. Кстати, именно этим и объясняется маскировка лиц на фотографиях чёрных бойцов. Именно они были теми агентами, которые проникали в лагеря боевиков для сбора опреративной информации. Более того, Скауты Селуса были одним из немногих подразделений, которые привлекали в свои ряды захваченных боевиков из ЗАНЛА и ЗИПРА. И те в большинстве своём продолжали активно работать на благо уже этого спецподразделения.

К слову две трети состава Скаутов Селуса были чернокожими, которых набирали из Родезийских африканских стрелков и «черноногих» (местного африканского полицейского подразделения). Что закономерно, так как они больше подходили для агентурной работы, а так же были привычны к южно-африканскому бушу, где подразделение проводила большую часть своего времени.

В отличие от прочих спецназов большое количество времени и сил уделялось методам выживания в буше. Скауты Селуса были не только воинами, но так же охотниками и следопытами, способными выслеживать в бушу добычу: и двухногую, и четвероногую.


Белые расисты тащат неустрашимого борца за свободу на пытки;). На самом деле, это завтрак для Скаутов Селуса. В долгие переходы по бушу они должны быть небрезгливы к еде.

Понятное дело, что приём и подготовка бойцов в данном подразделении были серьёзные. Касательно бабуина на фотографии происходило следующее:

Первые пять дней курсантам не давали никакой еды – никакой абсолютно. Инструктора напоминали им, что, вообще-то, еще в Инкомо курсантам был выдан суточный паек, но «крысиный корм», как правило съедался либо тогда же, либо в первый же день по прибытии, либо же бросался некоторыми во время первой пробежки до лагеря (в надежде, что в лагере будет еда). Питались курсанты тем что могли добыть в буше – съедобными ягодами, диким шпинатом, корнями, мелкими птицами или грызунами. Но и эту еду было добыть проблематично – необходимо было свободное время, а вот его-то у кандидатов и не было. На третий день один из инструкторов подстреливал бабуина. После чего тушу обезьяны вешали высоко на дерево перед шалашами кандидатов. Убитого бабуина не свежевали и не вспарывали ему брюхо – оставляли, как есть. Во влажном и невыносимо жарком воздухе туша очень скоро начинала гнить. Спустя пару дней, бабуина снимали, свежевали, выбрасывали внутренности, разрезали на куски и бросали в котел – вариться. Туда же летели и другие куски мяса из дичи, подстреленной инструкторами, и намеренно доведенной до такого состояния, что мясо из красного превращалось в зеленое. Естественно туда же в котел шли и черви, и личинки, отложенные в мясе мухами.

Объяснялся весь этот садизм просто: в отличие от других спецназёров Скауты Селуса могли неделями существовать в буше без поставки припасов, поэтому должны были не в теории, а на практике знать: какое мясо и на какой стадии гниения его можно есть. Вопреки распространенному мнению, гнилое мясо вполне съедобно, если его тщательно проварить – хотя если дать ему остыть и разогреть снова, это может убить человека. На первых стадиях гниения в нем все еще содержится протеин и оно вполне питательно – в экстремальных ситуациях такая еда спасет человеку жизнь. В общем, своя экзотика присутствовала.

Подстать подготовке и испытаниям была их работа. Рейды в буш, разведка, сбор агентурных данных, а потом резкий удар по обозначившемуся противнику. Иногда при помощи других групп спецназа, иногда с упором только на свои силы. Как на своей, так и на территории сопредельных государств. Именно с ними связаны ряд сумасбродных операций, который, впрочем, прошли успешно и принесли широкую известность в узких кругах Скаутов Селуса.

Мимикрия под существующие повстанческие движения позволяла им проводить крайне дерзкие акции.

В августе 1976 года 30 – подчеркиваю, тридцать – тяжеловооруженных Скаутов заявились в лагерь Ньядзонья на нескольких грузовиках, раскрашенных в цвета ФРЕЛИМО, союзников ЗАНЛА. 5000 – пять тысяч – боевиков ЗАНЛА находились на плацу, в центре лагеря и все (все!) – за исключением горстки часовых по периметру – были в тот момент без оружия. То что за этим последовало иначе как бойней назвать не получается – но при всей тошнотворности события, бойней невероятно эффективной: «Мой друг Питер Макнили участвовал в той операции. Я с ним разговаривал вскоре после того рейда и он мне сказал: - Деннис, это было настолько просто – убивать их – что через какое-то время я просто прекратил огонь, просто сидел и смотрел. – Его просто тошнило от этой резни».
      Позже Рейд-Дэйли описал это так: «Как коса, разгулявшаяся на кукурузном поле».
      Официальные данные о потерях (убитые): ЗАНЛА – 1026. Скауты – 0. Умножаем эту цифру на два – это раненые. И еще 1000 человек утонули, пытаясь в панике перебраться вплавь на другой берег реки Пангви.
       «Ирония заключается в том, что один из терров увидел внутри грузовика белого и понял в чем дело. Он увидел глаза Скаута и начал орать, пытаясь предупредить своих товарищей. Но они не слышали – они были вне себя от радости, обступили грузовики, распевали свои революционные песни, кричали и т.д. И в общем шуме его никто не услышал – до тех пор пока Скауты не открыли огонь…» Неудивительно, что по итогам того года, Скауты за один год уничтожили больше боевиков, чем вся остальная родезийская армия за всё время войны.


Скауты Селуса на фоне горящего лагеря по подготовке боевиков.

В общем, благодаря успехам своей армии Южная Родезия вполне решала военные вопросы на своих границах. Другое дело, международное давление, которое и предрешило исход существования страны. В итоге к власти пришли те, кого Скауты Селуса так успешно щемили в буше. В борьбе жажды мести и чувством прагматики победила прагматика. Новый президент, командующий ЗАПРА Роберт Мугабе, одним из первых приказов нового правительства предписывал расформировать элитные части армии Родезии, запретить ношение формы одежды и знаков различия этих частей и перевести их военнослужащих в другие подразделения новой армии, но не стал разгонять сами спецподразделения – ему были нужны подготовленные бойцы. В соответствии с этим полк был переименован в 1-й парашютный полк Зимбабве.

Не стал он геноцидить и местное белое население – основу экономического процветания страны. Вместо этого он обрушил всю мощь на террор в отношении племени матабелов, с которыми шона давно враждавали. И то, о чём так давно твердила пресса в СССР и на Западе, свершилось – элитные войска бывшей Родезии стали превращаться в обычных карателей для усмирения непокорных.

С Зимбабве, а именно так стала называться Родезия после своего крушения, пытается дружить уже нынешняя Россия. Президент в ней – всё тот же престарелый Роберт Мугабе, которого Скауты Селуса когда-то гоняли по бушу. В стране сильно китайское влияние, так как, в своё время, они более грамотно сделали политический выбор. В то время, как на мировой арене это государство более известно своей астрономической инфляцией. Самосознание далеко не всегда дружит с экономическим процветанием. В общем, хорошая история о том, как выигрывая в малом, всё равно можно проиграть в большом. При этом и не играть, по большому счёту, нельзя.

Tags: Африка, Война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments