wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

О «бедном» марксизме замолвите слово: Когда пружина разжимается

Начало здесь.

            Марксизм – это  наложение на идеи Прогресса христианский ценностей, путём обобществления собственности, которое нивелирует паскудное действие ссудного процента в  экономике.

                Тогда капитализм это наложение на идеи Прогресса иудейских ценностей.

                 А были ли  христианские ценности заложены изначально? Пожалуй, нет. Изначальный марксизм  нёс в себе антихристианский заряд ценностей, выдвигая на первый план  материалистические идеи Прогресса и Гуманизма, которые начали раскручиваться с  эпохи Просвещения. Это время бурления человеческого разума, время бурного  развития не только науки и техники, но конструирования представления о современном  и будущем человеческом общежитии. Время, которое несло одним народам свет свободы, а другим цепи колониализма. Время, когда хищная поступь капитализма дотянулась до самых удалённых уголков земли, свергая традиции, обрушая устои, провозглашая главной святыней золотого тельца. Но одновременно, это и вера в идеалы гуманизма, поднимающая человека на пьедестал главных ценностей. Именно в  это противоречивое время рождался и обретал свою мощь марксизм. Что двигало его создателей: для меня остаётся загадкой. Возможно, стремление облагодетельствовать человечество, или банальное желание быстрее поломать  традиции и устои. На это накладывался кризис ортодоксальной еврейской общины,  когда в европейскую культуру вливались пассионарные потоки еврейства с их  гремучей смеси из избранности и борьбой за свои права. Где-то приложил руку коварный фининтернационал, увидев в марксизме отличный инструмент для  политических манипуляций.  Всё это было, в той или иной пропорции, что даже не имеет смысла озадачиваться, что было первым  и более значительным, т.к. именно в такой транскрипции марксизм не имел  решающего преимущества ни где в мире. А если идти по конспирологическому пути,  то уже аббревиатура создателей первого в России марксистского кружка группы  «Освобождённого труда»: Плеханов, Игнатов, Засулич, Дейч, Аксельрод – должна  внушить ужас своей кармической безысходностью.  

               Конечно,  первым примером будет катаклизм, произошедший в Российской Империи. Русский мир не принимал капитализм (об этом говорит превалирующий процент социалистов  прошедший в учредительное собрание), монархизм уже не отображал дух времени –  жаждущий прогресса. Оставался марксизм, но он был слишком холоден и непонятен  для большинства крестьянской страны. Здесь-то и произошёл долгий и трудный синтез, когда народ, государство, общество поняли: вот оно наше. Рай божий на  земле, но без попов и царя, равенство и братство, но с наукой и техникой  заодно. Всё срасталось: не отказываясь от русского духа, получали скатерть  самобранку научно-технического прогресса. Именно отсюда танцует занятный вопрос  из кинофильма про Чапаева: про большевиков и коммунистов. Тогда крестьяне ещё  различали космополитический марксизм, как правило, еврейского облика и  большевиков, носителей русского – общинного взгляда на идеи коммунизма. Впрочем,  об этом хорошо пишет С.Г.Кара-Мурза в «Русском коммунизме».

              Именно в  России выкристаллизовалось такое понимание марксизма, как наложение идеи  Прогресса и христианских ценностей, которые, тем не менее, перетекли в  атеистическую эпоху СССР, материализовавшись в кодексе строителя  коммунизма. 

               А  что же в других странах?

Можно  заметить, что марксизм однозначно популярен в Латинской Америке. Это страны  католические, которые сохранили классический догмат христианских ценностей, в  отличие от иудоизированных протестантов.   Именно там такая формулировка марксизма соответствует действительности.  Юго-Восточная Азия к христианству не имеет ни какого отношения (хотя эта  религия там бурно развивается, а Ю.Корею можно считать христианской страной).  Однако социальная эволюция этих стран, в первую очередь, благодаря упору на рисовую культуру сельского хозяйства, прошла в специфическом направлении, когда  с древних времён в обществе существовала потребность в коллективном труде,  регулировавшимся государственными структурами. Именно эта специфика определяет  менталитет этих народов и их взаимоотношение с государством. По этому марксизм,  как носитель идеи Прогресса, хорошо лёг на коллективную матрицу Юго-восточной  Азии, но не был носителем христианских ценностей, да и гуманизм Просвещения в  нём был изрядно приглушён. Именно по этому это были достаточно жёсткие режимы,  как по действиям, так и по политическим установкам.

               В тех же  регионах, где общество не имело христианских мировоззрений или коллективной составляющей в эволюционных процессах, эта идеология прошла мимо, не смотря на  большие усилия и ресурсы, вложенные в эти регионы. Это иудизированные протестантские страны, Африка, исламские страны. Даже Джамахирия беспокойного  полковника Каддафи не есть марксизм, хотя его элементы используются  - там есть исламские ценности, но уже нет  идеи Прогресса.

               А что говорит  марксистская методология.
Tags: марксизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments