August 24th, 2018

Красные «Моисеи»: ДКР-5/1.

Начало 1, 2, 3 и 4.



Ситуация, сложившаяся на внутренних фронтах, перед началом интервенции. Заметно прекрасное, что первые выстрелы Гражданской войны прозвучали, по большому счёту, в глубоком армейском тылу при относительной пассивности войск на фронте (крупным планом здесь).

8 февраля (26 января) 1918 года бывший подполковник императорской армии, а ныне командующий отрядами Красной гвардии, взявшими штурмом Киев, М.А.Муравьёв телеграфировал Ленину:

«Сообщаю, дорогой Владимир Ильич, что порядок в городе Киеве восстановлен… Разоружённый город потихоньку приходит в нормальное положение до бомбардировки… Остатки войск Рады отступили на Житомир, где Петлюра и Порш вербует из гимназистов дружину, но, конечно, мы не придаём этому значение…»

А следовало бы. Конечно, сама Центральная Рада не представляла из себя сколько-нибудь грозного соперника, разогнанного сборной солянкой красногвардейцев, однако, она обладала на тот момент одной важной субъектной составляющей – могла вести переговоры с немцами о мире в качестве представителей пусть условного, но украинского государства. Действительно, за день до начала штурма Киева, понимая свою обречённость, Рада приняла решение «О праве подписание сепаратного мира с германцами в Бресте». Ну, а Красные, имея на это полную возможность, что, вдобавок, отдельно оговаривалось в приказе Антонова-Овсеенко о наступлении, не стали окружать город – дав возможность спокойно улизнуть членам украинского правительства и остаткам их вооружённых формирований.
Collapse )