August 22nd, 2017

«Моисеи» иных времён: Великий поход китайских коммунистов-5. Часть 1.

Начало 1, 2, 3 и 4.
Армии красной не страшен поход,
Реки и горы она перейдет!
Пять горных хребтов — лишь рябь на воде,
А горы Умэн — горшки на столе!
Круты, горячи берега у Цзинына,
И холодны цепи моста чрез Даду,
Играют на солнце Миньшаня снега,
Три армии, горы пройдя, отдохнут!

Мао Дзедун о Великом походе китайских коммунистов.



Характерные вклинения «растопыренной пятернёй» в Центральный советский район как раз объясняются тактикой блокгаузов, выбивавших из-под коммунистов, в первую очередь, города.

Начиная заметки по Китаю, я первоначально планировал описать лишь сам Великий поход китайских коммунистов (ВПКК), как наиболее сконцентрированный пример самоорганизации масс в критических условиях. Однако в ходе сбора материалов выяснилось, что первые этапы самоорганизации уже давно прошли, а сам поход лишь определил наилучшую тактику и вождя, способных привести китайских коммунистов даже не столько к победе – сколько к банальному выживанию. Что наглядно показало - сам ВПКК стал лишь элементом более глобального исторического похода китайских «Моисеев», за три десятилетия превратив их из незначительной кучки интеллектуальных маргиналов в победителей на полях гражданкой войны.

Переломным это событие можно назвать лишь в том плане, что очередной кризис в развитии партии, как, впрочем, и попытки его разрешить – стали серьёзным трамплином Мао во власть, переведя его из статуса «одного из равных» в статус «первого из равных». Этому способствовали несколько моментов.

Во-первых, Мао, неплохо изучивший китайские реалии, наиболее чётко представлял: что из себя представляет китайское общество и как оно будет развиваться дальше. Его ставка на Деревню – это не «узкое понимание марксизма», а осознание того факта, что львиная доля населения страны – крестьяне и именно противоречия в их среде – основное топливо для революционного пожара. Что, в общем, характерно для истории Китая в целом, вплоть до прямых аналогий с ближайшим по историческим меркам тайпинским восстанием. Понятное дело, что для классических марксистов всё это представлялось изрядной ересью, но не признать существующего факта они не могли. Вот как описывал классовый состав китайских коммунистов Отто Браун, бывший военным советником от Коминтерна в Китае (1932-1939 годах):
Collapse )

«Моисеи» иных времён: Великий поход китайских коммунистов-5. Часть 2.

Начало здесь.

Ну, а пока коммунисты готовились к штурму укреплений в районе Синьфына и форсированию Таодзян – притока Ганьцзяна. Операция, в силу хорошей подготовки и слабой мотивации противника, прошла успешно и колонны партизан двинулись ко второй линии обороны. Здесь начались проблемы, так как войска коммунистов не имели карт и не смогли организовать должной рекогносцировки на местности. В итоге 1-му корпусу не удалось захватить сильно укреплённые горные перевалы, что привело к необходимости прорывать основные укрепления в лоб, а врагу перебросить подкрепления, завязавшие тяжёлые арьергардные бои. Тем не менее, коммунисты не только прорвались, но и форсированным маршем подошли к третьей линии обороны на участке недостроенной Ухань-гуанчжоуской железной дороги и взяли её штурмом. Благо её готовность была низкой, а мотивация, оборонявших её, хунаньских войск и того хуже.
Оставалась четвёртая линия обороны на реке Сянцзян. Однако, войска Чан Кайши, под предводительством генерала Чжоу устремились в параллельное преследование и захватили провинциальный город Цуаньсянь, где коммунисты планировались переправиться через реку. Здесь мнение, что делать дальше, разделились и коммунисты предались своей любимой забаве – партийным спорам, на что потратили два дня. К тому же их догнали гуансийские войска, потрепав слабообученные подразделения, включая обозную колонну. Количество имущества к этому времени существенно сократилось, поэтому оставшиеся без дела носильщики (к тому же часто насильно мобилизованные) активно ударялись в бега. Разгромленными коммунисты не были, но тяжёлые потери, сопровождающие прорыв укреплений, снова снизил уровень харизмы у текущего политического руководства.

Collapse )