May 12th, 2017

Белые «Моисеи»: Сибирские «Ксенофонты»-3.

Начало здесь и здесь.



После катастрофы под Красноярском, не столько обновлённая, сколько отсеявшая всех слабых и нерешительных, Белая армия вполне успешно справлялась с полуанархическими партизанскими отрядами, рабочими дружинами и своими же восставшими частями, о чём без обиняков пишут участники похода:

«Трудно сказать, что сталось бы с армией, если бы дорогу её преградили регулярные красные части достаточно сильного состава, – писал генерал Ф. Пучков. – ...на её счастье, взбунтовавшийся тыл не имел в своём распоряжении ничего, что могло бы являться серьёзным для армии противником. Приходилось считаться с партизанами, имевшими за собой не менее года боевого опыта, со свеженабранными отрядами рабочих и взбунтовавшимися частями белой армии, нёсшими тыловую службу. Эти последние могли бы явиться серьёзным противником, если бы они имели должное руководство...»

Возникает закономерный вопрос: а чем же в это время занимались регулярные части Красной армии? Которые, собственно, своими энергичными действиями привели к разгрому Восточного фронта. И это не менее поучительная история, которая детально раскрывает реальное положение дел на широких сибирских просторах.

Если мы возьмём классическую советскую историографию по этому периоду, то узнаем, что после катастрофы под Красноярском, советским командованием было решено оставить для преследования отступающих белых частей всего две дивизии – 30 и 35-ю. Впрочем, 35-я дивизия пропадает из источников и основным фигурантом событий выступают наши знакомцы по «Рейду Блюхера» (хоть и без него самого – он с 56-й дивизией отбыл на Южный фронт). Что само по себе символично. Былые беглецы окончательно превратились в загонщиков; да ещё в каких! Одна дивизия Красных гнала весь белый Восточный фронт (правда, нужно отметить, что его остатки). При этом быстрое отступление Белых привело к тому, что они перестали служить буфером уже между Красными и чехословаками, к которым первые никакой любви не испытывали. Более того, окрылённые сибирским блицкригом активно громили их хвостовые колонны. С точки зрения официоза именно между Красноярском и Байкалом была поставлена победная точка красного оружия и над остатками колчаковских войск, и над интервентами. Впрочем, здесь снова возникает вопросы. Дело в том, что Красная армия преодолевала 1200 вёрст от Красноярска до Иркутска два месяца (7 января – 5 марта). За то же самое время каппелевцы прошли 2100 вёрст до Читы. Почему же так произошло?

Collapse )