July 15th, 2016

Красные «Моисеи»: Железный поток.

В силу хаотичности происходящего по Таманскому периходу практичски нет фотографий, поэтому в качестве заставки буду использовать советский художественный эпик.

В прошлый раз, пересказывая историю борьбы за Царицын в 1918 году, я упомянул Таманскую армию, в т.ч. в связи специфическими перестановками командного состава, которые, увы, были не исключением в начальный период Гражданской войны в России. Тем не менее, знаменита она не этим. А полным трудностей 500-км переходом по побережью Чёрного моря, благодаря чему избежала разгрома и пленения после захвата Белыми Екатеринодара. А известен он стал благодаря книге А.Серафимовича «Железный поток», которая вышла в 1924 году, где по следам событий и с небывалой жёсткостью (ибо советская политкошерность ещё не завладела цензурой) показано беспримерное мужество и трагизм отступающих красных частей.

Здесь, к слову, можно заметить, что переходы подобные этому были не единичны. Можно вспомнить и эвакуацию армии Криворожско-Донецкой республики, и переход партизан Блюхера, более того, сходные события имели место и у Белых – знаменитый «Ледяной поход» «добровольцев». То есть это не некое исключение из правил, а, скорее, обыденность начального этапа Гражданской войны. Что, в общем, и заинтересовала меня. Ну, а раз таманцы, пусть скупо, но фигурировали в посте об «обороне Царицына», то рассказ я начну с них.

Противоречия, сложившиеся в начале 1918 года на Кубани, носили свою специфику. Не поняв их, не понять весь механизм, затянувший громадные массы в братоубийственную гражданскую войну. Проблемой Кубани было не столько классово-идейное противостояние (характерное для остальной России) – сколько противостояние между казачьим военным сословием и «иногородними». И происходило оно не в рамках преданности первых погибшей империи, а в земельном вопросе. Казачество было специфической стратой в Российской империи, которую можно определить как вооружённый народ, ибо только такой и мог проживать на пограничных окраинах страны с недружелюбными и беспокойными соседями. Что со временем и вылилось в формировании отдельного военного сословия, которое обязано было нести военную службу государству, а в обмен получало определённые льготы и привилегии. Например, землю, с коей в центральной Росси был напряг. Тем более что поначалу особой ценности она не имела, так как находилась в пределах доступностей для хищных и разбойничьих соседей. Правда, к началу революции кубанский чернозём уже был миролюбив и освоен, что привлекло в эти места много переселенцев с Украины и России, которые уже в никакое казачество не входили. И назывались соответствующе: «иногородние», а посему казацкие вольности на них не распространялись. Включая землю. Поэтому «иногородние» либо осваивали города и ремёсла, либо батрачили на казаков. И именно приток этой дешёвой рабочей силы сделал из Кубани сельскохозяйственную житницу страны. И одновременно породил серьёзные имущественные противоречия сродни классовым.

Collapse )