October 28th, 2015

Рецензия: А.Исаев «Иной 41. От границы до Ленинграда».

Освежил в памяти труд Алексея Исаева «Иной 1914. От границы до Ленинграда», где подробно описываются боевые действия Приграничного сражения в Прибалтике и выход войск вермахта к Ленинграду. Ещё раз подтвердилась правота о том, что свою историю, даже ближайшую, даже про которую написана прорва книг – мы не знаем. Для большинства из нас начало войны в 41 это мрак, ужас и отчаяние, иногда перемешанное с раскрученными эпическими подвигами, часть из которых или не было, либо всё было не так. При этом о большей части подлинно героических событий мы уже и не узнаем, так как про них в лучшем случае расскажут скупые строчки немецких журналов боевых действий.

Мы привыкли в наш индивидуалистский век всё судить через призму маленького человека. Либо эпический подвиг, либо ужас и мрак. В реальности война это, прежде всего, противоборство систем, где обычный человек всего лишь винтик и далеко не всегда важный. Ряд исследователей называют этот период эпохой тоталитарных войн, что ещё раз подчёркивают огромную значимость включения обычного человека в системообразующие процессы. Причём, это не отменяет ни ужас и страх для маленького человечка, ни его огромный потенциал для мужества и геройства. Система лишь даёт массово применить способности отдельно взятого человека для достижения общей цели.

Collapse )

О ценностях.

Хороший пост о ценностных проблемах, которые существуют в сегодняшнем мире. Всё так, всё верно, за исключением одного нюанса. Мы живём в период фазового перехода, который потребует смену ценностей по определению, либо их глубокую модернизацию. И связано это будет, с хорошо известной марксистам, сменой Средств Производства, а вот они уже приведут к смене Производственных Отношений, которые уже потребуют, собственно, свою ценностную базу.

Ситуация в данном случае будет напоминать переход от традиционного сельского хозяйства к индустриализации. Ну, не могут ценности единоличника господствовать в строгом механизме заводской машины. Поэтому слом, поэтому через колено. Хотя не всё выбрасывается на помойку – модернизация старого вполне себе имеет место. Так, например, предприятие в СССР было прообразом сельской общины, но, понятное дело, с классической общиной имевшей мало общего.

В этом плане довольно сложно предложить новые ценности, не поняв, а куда, собственно, идёт развитие Средств Производства и какие сдвиги будет после этого в Производственных Отношениях. Отсюда, вытекают все остальные ценностные проблемы.

Во-первых, у капитализма есть свой прообраз будущего, которого некоторые называют Новой Античностью или Новым Феодализмом. К нему, собственно, дело и идёт, но придёт, опять же, после полной переформатизации экономической системы. Со всеми вытекающими из этого процесса кризисами и кататсрофами. И основная проблема: что делать с избытками населения в условиях господства полной автоматизации производства. Понятно одно, что общество потребления в своём нынешнем виде существовать не может. Поэтому уже сейчас существуют различные варианты: от полной зачистки излишков до перевода их в класс консьюмирата. Причём, последнее, в той или иной мере, полным ходом осуществляется на западе. Но в любом случае это подразумевает урезание, пускай и фиктивных, но прав среднего класса на западе. Более того, под картонными декорациями демократии скрывается безответственность современных западных элитариев, перекладывающих её на манипулируемых избирателей. Отказываясь от этих процедур легимитизации власти, нужно будет решать эту проблему, включая сюда ответственность нового субъекта стратегического действия за свою политику. А вот к этому никто не готов, так как будущие потрясения грозят геморроем. Поэтому и жедающих взять на себя ответственности за них нет, так как класс влиятельных новых революционеров, которые готовы на крайности, ещё не созрел.

Collapse )