June 30th, 2015

Вы не поверите, но снова про репрессии.

В предыдущих постах постах я довольно резко отозвался о тех людях, которые возвеличивали репрессии конца 30-х годов, выдавая их исключительно за чистки общества. Банально количество погибших не позволяет думать именно так. Тем не менее, такой процесс тоже присутствовал. Более того, думаю, что оказал положительное влияние на последующую динамику развития общества (что было больше отрицательного или положительного в репрессиях этого периода – отдельный вопрос).

Почему положительное? Это вытекает из теории Информационных объектов. Суть её в том, что любые упорядоченные структуры человеческого социума создают специфические объекты, которые сами начинают генерировать информация, формируют свою собственную мотивацию, которую распространяют на каждого из отдельных элементов. Таковым является Административный голем – сиречь бюрократия. Она, действительно, обладает своими мотивами (самосохранения и расширения), которыми заражает всех членов иерархии. При этом надо заметить, что без бюрократии индустриальное общество (а именно таковое и строил СССР) не будет работать. Значит, без бюрократии не обойтись. Но чём её контролировать? На западе для этих был сформирован (точнее он формировался одновременно с бюрократии) другой информационный объект – Левиафан. Его мотор это жажда наживы и власть денег (не всё здесь так просто, но не будем сильно углубляться в детали). В итоге получается два информационных объекта (а в реальности, конечно, больше), которые противостоят друг другу, но при этом достаточно успешно ограничивают чужие и собственные негативные моменты. В общем, держат друг друга в тонусе.

В общем, красная бюрократия, как и положено в индустриальном государстве (пусть и развивающемся) образовалась довольно быстро. И стала захватывать себе жизненное пространство. У Красного проекта не было своего классического Левиафана, но был свой революционный информационный объект, который я называю Красным левиафаном. В целом, он носил мессианский характер. Только в качестве точки приложения были не бабки, а идеи переформатирования мира. Для чего его адепты не особо жалели ни себя, ни оппонентов. Причём, здесь надо заметить, что не было чистых бюрократов и левиафановцев – многие вполне себе совмещали в себе оба информационных объекта, что только добавляло противоречий, так как складывалось впечатление, что «змея пожирала свой хвост».

Collapse )