April 1st, 2015

Рецензия: О. Григорьев «Эпоха роста».


Вот я и добрался до книги «О. Григорьев: Эпоха роста. Лекции по неокономике. Расцвет и упадок мировой экономической системы». Что в нём интересного? Это базис, на котором вырастают идеи различных деятелей Неокона, в т.ч. и небезызвестного Михаила Хазина. Для меня базис важнее, чем последующие настройки над ним – какими бы красивыми и логичными они не казались. Здесь сравнение с проектирование обычного здания вполне уместно. Не важно, что здание получилось красивое – важно, чтобы оно стояло на твёрдом фундаменте. В целом, любую теорию, где нет чётко прописанного базиса и апелляции к конечным аксиомам, я отношу к конспироложским. Это не значит, что я их сразу же отметаю и игнорирую. Скорее это относится к критическому взгляду на них (в том случае, если они меня привлекают) до тех пор, пока не сформируется представление о базисе, которые эту теорию или подтвердят, или опровергнут. Здесь надо заметить, что базис и его аксиомы могут быть так же не верны, но, по крайней мере, их обоснование проще проверить.

Именно поэтому ряд теории Михаила Хазина мне нравились, но смотрел я на них достаточно критично. Книга «Эпоха роста» формирует базис неокономики, описывая, с одной стороны, просто, с другой, достаточно подробно – откуда берутся те или иные неокономические утверждения. Для этого было использовано сравнение представления классических экономических воззрений от Адама Смита до марксистов и современных деятелей современной экономической мысли с реальным положением вещей. По большому счёту, вскрывались те противоречия в экономической теории, которые были накоплены у классиков, после чего предпринималась попытка их обосновать с новой точки зрения. В этом плане работа, с одной стороны, основана уже на существующих знаниях, с другой, творчески пересмотрена.

В основу неокономики положено рассмотрение принципа Разделения труда. Впрочем, те, кто внимательно следит за Хазиным, это итак знают. И одной из задач данного труда было описание: как разделение труда зародилось, как оно происходит и почему оказывает столь серьёзное влияние на экономическую жизнь всей планеты. Впрочем, не одним разделением труда жива экономика – были вскрыты и описаны другие не менее важные экономические моменты: например, появление денег. К тому же было показано: как взаимодействовала экономика на социальные практики и наоборот.

Collapse )

Хазин и Делягин о новой демократии.


Довольно любопытное выступление двух известных экономополитологов о новых политических перспективах. Мне на него стало интересно посмотреть после прочтения книги О. Григорьева «Эпоха роста», которая дала понимание той экономической базы, которая заложена в идеях Михаила Хазина.

Именно после неё перспектива создания новой демократической партии с либерально-патриотическим оттенком (хотя эти словосочетания в нынешнем бытие звучат почти оксюмороном) становятся обоснованной. Неокономическая база, на которых зиждется аналитический анализ Михаила Хазина (Делягина знаю хуже, поэтому промолчу), лишён исторического оптимизма в силу понимания современной экономической модели, которая банально выработала основные ресурсы для роста. Поэтому мир в некой ближайшей перспективе обречён на угасание. Но в силу инерционности большой системы (а мировая экономика очень большая система), как в силу корректирующих действий властьпридержащих – это угасание может продлиться очень долго. В это время в нашей мир-системе будут продолжать действовать старые правила и старая элита, поэтому грех не воспользоваться ситуацией для улучшения позиции именно российского сегмента.

В целом рассуждения логичны. Уходить сейчас в радикальное пике чревато превращением России в некий аналог православно-сталинисткого ИГИЛа. С разрушением существующих экономических связей и соответствующим отношением в мире. На другой стороне чаши весов грамотное использование наличных ресурсов и тонкая игра на мировом элитном поле. Возьмём для сравнения Украину и Белоруссию. Ситуация в странах после распада СССР была схожа до безобразия, разве только плюсиков было побольше на Украине. Теперь Украина в хаосе, а Беларусь держится бодрячком. В общем, на наглядном примере можно посмотреть о разнице в использовании наличных ресурсов?

Collapse )

Про советских генетиков.

Очень поучительная статья. Но есть замечания. Лысенко был, прежде всего, учёный-практик, что в скудную на ресурсы эпоху Сталина было крайне актуально, а Вавилов был теоретик. Чьи труды надо было ждать какое-то время при условии, что исследования идут в правильном направлении. Чисто научные и человеческие понты не обсуждаю - они не красят человека, а болеют ими и бездари, и таланты.

Что касается научных убеждений Трофим Денисович, то про них написано много и разного. В целом, на мой взгляд, в них есть здравое зерно, что, впрочем, не исключало ошибок и перегибов в ту непростую эпоху. В конце-концов продовольственная безопасность тогда ценилась очень высоко, поэтому однозначное очковтирательство не простили бы ни кому. Значит, что-то существенное Трофим Денисович предлагал. Тем более, что его послесталинские травители сами не добились особых результатов на ниве сельхозпроизводства, а здесь такой повод всё свалить на Лысенко - дескать, вражина всю науку загубил.

К слову мой прадед и прабабка учились в аспирантуре у Дубинина (помощник Вавилова). Попали под раздачу после убийства Кирова (прабабка была неправильных кровей) - были отправлены в Оренбург, где продолжили заниматься научной работой, но уже без генетического размаха. До сих пор помню рассказы о мушках-дроздофилах в нательных поясах, где они находились под воздействие естественного тепла от тела в холодные питерские зимы. Вполне возможно, что повезло - хрен бы знает, как дальше-то сложилось, учитывая судьбу самого Вавилова.

Оригинал взят у i_sergeev в У ГЕНЕТИКОВ ЕСТЬ ЧУДО

Мы настолько привыкли жить в мире шаблонов и стереотипов, что разучились не только мыслить, но даже интересоваться чем-либо.

Я говорю не обо всех без исключения (исключения, к счастью, есть!), но о подавляющем большинстве, которое с такой непоколебимой убежденностью судит о вопросах, в которых вовсе не разбирается и ничего о них не знает.
Спросите например любого, что он думает о Вавилове и Лысенко. Не у молодежи, конечно, которой эти фамилии вовсе неизвестны, а у людей постарше, тех, кто еще помнит «Огонек» конца 80-х и фильм «Белые одежды».

Вам ответят, что Вавилов был генетик, а Лысенко – гонитель генетики (кто захочет блеснуть эрудицией, добавит, что Лысенко был «мичуринец»).
Между тем это не имеет никакого отношения к правде. Это всего лишь стереотип, причем тупой, примитивный, рассчитанный на полное (даже не частичное, а именно полное!) невежество, незнание предмета.

Правда в том, что и тот и другой были генетиками.
И Лысенко и Вавилов утверждали существование генома и законы наследственности. Принципиально они расходились только в одном – вопросе о наследуемости приобретенных свойств.

Вавилов считал, что приобретенные свойства не наследуются и геном остается неизменным на протяжении всей истории своего существования. В этом он опирался на работы Вейсмана и Моргана (отсюда «вейсманисты-морганисты»).
Лысенко же напротив утверждал, что геном может изменяться, фиксируя приобретенные свойства. В этом он опирался на неодарвинизм Ламарка.

Грубо говоря, если я преуспею в технических науках или гуманитарных науках своими трудами и стараниями, я имею все шансы передать эти завоевания в виде генетического наследства своему сыну (дочери), и неважно, что мой дед не имел об этих науках никакого представления.

Собственно, спор между «вейсманистами» и «неодарвинистами» был сугубо академическим. И это не был спор генетики с антигенетикой, а был спор между двумя направлениями в генетике.

Так что никаких «гонений на генетику» не было! Были неприятности у вейсманистов, да, но вовсе не потому что они были генетиками, а по иной причине: сначала растрата государственных денег, а затем попытка наезда на своих научных оппонентов с привлечением зарубежных коллег (конфликт в ВАСХНИЛ был спровоцирован именно ими, путем доносов, изучайте первоисточники!).

Современные научные исследования полностью подтвердили правоту Лысенко и ошибочность взглядов Вавилова. Да, геном изменяется! Но самое интересное, что это не имело никакого отношения судьбам этих двух ученых.

Позволю себе самое небольшое отступление. Среди множества современных, самых современных и ставших уже классическими работ, подтверждающих изменяемость генома, приведу только один абзац и только по одной причине: это написано Л.А. Животовским, сотрудником Института общей генетики им. Н.И. Вавилова (!) РАН.

«Итак, единственное, что остается по обсуждаемой проблеме – это назвать вещи своими именами. А именно, гипотеза Ж. Ламарка о наследовании приобретенных признаков верна. Новый признак может возникнуть через образование регулирующих комплексов белок/ДНК/РНК, модификацию хроматина, или изменения в ДНК соматических клеток и затем передаться потомству.»

(Животовский Л.А. Наследование приобретенных признаков: Ламарк был прав. Химия и жизнь, 2003. № 4. стр. 22–26.)

Итак, генетики, работающие в институте им. Н.И. Вавилова, собственно «вавиловцы», подтверждают правоту Лысенко! А что им остается?

Конечно, круг интересов и активной работы Лысенко не исчерпывался генетикой. И конечно, это лишний повод упрекнуть его в мужланстве. Например, за внедрение метода посадки картофеля верхушками клубней 22 марта 1943 г. Т.Д. Лысенко была присуждена Сталинская премия первой степени.

Если кто не знает: это значит разрезать клубень на части по одному глазку на каждый и использовать их как посадочный материал вместо целого клубня. Можно пойти еще дальше – использовать для посадки только глазок с небольшим фрагментом клубня - верхушку, а остальную картофелину употребить в пищу.

«Трофим Лысенко рискнул заготовить эти верхушки с осени, а сам посадочный картофель за зиму съесть, что было невероятно – никто не верил, что верхушки можно будет сохранить как посадочный материал до весны. Он пошел и на риск посевов хлебов по стерне. Этот способ, сберегающий почву от эрозии, до сих пор применяется как у нас на целинных землях, так и в Канаде.»

(Киевский телеграф, 2010, ноябрь http://telegrafua.com/social/12541/)

Фи, посадка картофеля верхушками, ха-ха!

Но дата вручения премии говорит о многом - как этот метод помог спасти от голода страну, помог продовольственному обеспечению нации и победе в войне в конечном итоге. От одного клубня получить один куст картофеля или пять-десять кустов, плюс сбереженная картошка, ставшая в годы ВОВ воистину «вторым хлебом», есть разница? Для кабинетной науки, наверное, никакой. А во время войны – большая, огромная!

«В 1936 году Трофим Лысенко разработал способ чеканки (удаление верхушек побегов) хлопчатника и этот агротехнический приём, увеличивающий урожайность хлопка, во всем мире до сих пор применяется повсеместно.

В 1939 году он разработал новую агротехнику проса, позволившую увеличить урожайность с 8-9 до 15 центнеров с гектара. В предвоенные годы он предложил в южных районах Советского Союза применять летние посадки картофеля для улучшения его сортовых качеств.

А его лесополосы, защитившие в СССР миллионы гектар от суховеев, а использование природных врагов вредителей сельскохозяйственных культур вместо ядохимикатов?»
(Киевский телеграф, 2010, ноябрь http://telegrafua.com/social/12541/)

Вот почему 10 сентября 1945 года Лысенко награждают очередным орденом Ленина «за успешное выполнение задания правительства в условиях войны по обеспечению фронта и населения страны продовольствием». Тоже ерунда, конечно. И таких достижений у Лысенко множество, ни один орден Ленина, а их у него было восемь(!) (столько же, сколько у А.Н. Туполева и С.В. Ильюшина), не был вручен просто так.

При Сталине орденами Ленина просто так не награждали.

Слово наркому и министру сельского хозяйства СССР И.А. Бенедиктову:

«…Ведь это факт, что на основе работ Лысенко созданы такие сорта сельскохозяйственных культур, как яровая пшеница «Лютенцес-1173», «Одесская-13», ячмень «Одесский-14», хлопчатник «Одесский-1», разработан ряд агротехнических приемов, в том числе яровизация, чеканка хлопчатника. Преданным учеником Лысенко, высоко чтившим его до конца своих дней, был и Павел Пантелеймонович Лукьяненко, пожалуй, наш самый талантливый и плодовитый селекционер, в активе которого 15 районированных сортов озимой пшеницы, в том числе получившие мировую известность «Безостая-1», «Аврора», «Кавказ».

(Бенедиктов И.А. О Сталине и Хрущеве. Молодая гвардия. 1989. № 4.)

Подробнее о И.А. Бенедиктове здесь Очень рекомендую узнать больше об этом действительно великом человеке!

Collapse )