September 3rd, 2014

Уроки Новороссии-1: Новая идентификация.


Ервандыч назвал бы этот процесс более торжественно, например, Войной за Смыслы. Что, в целом, соответствует действительности. Но сначала эта Идентификация/Смыслы должна была проявиться.

В принципе, кризис на Украине, спустя 23 года после развала СССР, возник не случайно. Два десятка лет это срок смены поколений. В большую жизнь вышли те, кто не только не помнит СССР, но и родились уже в новых государственных образованиях. Соответственно, ни плохих, ни хороших сторон социалистического прошлого они не знали, сформировавшись полностью в новом идеологическом дискурсе. Как бы пришло время решать: как жить стране дальше. Точнее великоукрская элита предлагала только одну безальтернативу – радостно слиться в свидомом экстазе. Вот только ошибочка вышла: кто-то должен был оплачивать банкет, поэтому крайними выставили русскоговорящее население юго-востока. Типа, радостей свидомизма не понимают, а посему не жалко. И Украина взорвалась.

При этом надо понимать, что в годы Нэзалэжности какой-то особой идеологии русским юго-востока не предлагалось. Местные олигархи, чьей электоральной базой они были, хоть и играли в популистские игры, но основной задачей видели: выжимания из подопечных ещё немножко денюшки для себя любимых. Россия же, как правопреемница Русского мира в игры с русским национализмом не играла (скорее наоборот), да и, в принципе, долгое время вела крайне невразумительную внешнюю политику, которую очень часто путала с обычной экономикой. В общем, для Украины данный кризис был чистой воды эксперимент: куда поплывёт вновьиспечённые государственные образования.

Как того и следовало ожидать, в отсутствие некой сложной идеологической оснастки, народные массы возвращаются к базовым принципам. Среди которых один из важнейших - национальная идентификация. Русский язык, русская культура, русская история - это каркас любой вменяемой объединяющей идеологии на постсоветском пространстве. Причин для этого много. Хотя бы понимание того, что именно русским удалось создать на этих неблагоприятных евразийских просторах свою уникальную цивилизацию, а все альтернативы, в т.ч. явленные в последние два десятка лет, убоги и нежизнеспособны. Желающие могут ещё раз взглянуть на украинскую альтернативу Русскому миру.

Collapse )

Уроки Новороссии-2: Белая гвардия и немного про Стрелка.


Что было для меня несколько удивительным, так это влияние на процесс становления Новороссии православных и белогвардейских идей.

К Православию среднестатистический русский относится комплиментарно, но особо воцерквлённым себя не ощущает. Соответственно, выбирает, как правило, более светскую идеологическую платформу.

А вот идеи Белого движения не имели широкого распространения. Поклонников таковых я делю на две части: идеалистов и прагматиков. Первые, как правило, очарованные разнокалиберными мифами о хрусте французской булки; вторые, готовы использовать Белые идеалы для переформатирования общества (опять же, как правило, для отмены, тех или иных, исторических уроков).

Здесь, в принципе, много прекрасного. Это обширное поле для мифотворчества и конспироложства. Во-первых, лично я разделяю дореволюционную монархию и, собственно, Белое движение во время Гражданской войны в России. Последнее было, скорее, антимонархическим по сути. Конечно, монархисты тоже участвовали в противостоянии с большевиками, но первой скрипки уже не играли. Тем не менее, сейчас это движение так же покрыто ореолом борцов за возвращение монаршей власти в Россию.

Второе – сам принцип вхождения на престол. В Российской Империи власть монарха была сакральным моментом – на царство он венчался. После его отказа от этой ноши – царская семья эту сакральную связь потеряла. Параллели с гражданским обрядом венчания более чем уместны. После официального развода довольно сложно претендовать на жену по факту былого венчания. Так и с троном.

Collapse )