January 2nd, 2014

Про Хобитца: Пустошь Смога.

Да простят меня юные читатели, но дракона я предпочитаю называть Смог, как в советских переводах. Тем самым заодно и обозначу свою позицию по коверканию творчества Толкиена в боевикастых лентах Питера Джексона.

Я уже несколько нелестно отзывался о взгляде просвещённой демократии на дела Средиземья здесь и здесь, а посему «Пустошь Смога» каких-то иных эмоций не вызвала. Это по прежнему очень добротная картинка (особенно удался сам старина Смог), но более чем посредственное наполнение. Тем более что как никогда далеко сценаристы ушли от оригинала книги, да и сменили сам акцент повествования. У Толкиена «Хоббит» начинается как плутовская повесть, а заканчивается философской сказкой; у Джексона как забористый боевик, который разворачивается в эпический приквел «Кольца Всевластья».И хотя я говорил в прошлый раз, что с эпичностью у Джексона туговато – в этой серии мастер сумел пройти по краешку пропасти. В кои-то веки эльфы вышли холодные и спесивые, а гномы сварливые и упрямые – чему веришь легко. Даже происки Саурона в глухом Дол Гулдуре выглядят вполне естественными и логичными.

Collapse )