?

Log in

No account? Create an account

"Никому не избежать битвы. Кто сражается - победит, кто бежит - падёт." Фульхерий Шартрский 11 в.

Степан Орлов. «Эпоха Застоя» — СОВЕТСКАЯ СЕМЬЯ (штрихи к портрету)
wwold

Малым я рос в семье деда с бабкой. Они были из крестьян, которые стали пролетариатом. Их история вполне обыдена: с раннего детства в колхозе, война, после войны в город на завод. Обычные тягловые "лошадки" советского военного и экономического чуда - крепкие и хозяйственные, хоть и не без грехов, которые, впрочем, искуплялись полностью трепетным отношением к детям. Город поставил крест на больших крестьянских семьях, но и мама, и дядька получили высшее образование - это даже не обсуждалось. Их дети получились порядочными и трудолюбивыми, которые хоть и сами были не без греха, но и по тогдашним, и тем более по нынешним временам людьми считались приличными, но вот у них с детьми как-то не особо сложилось. Я - единственный. Как так могло случиться, что сильное древо дало лишь единственный росток - мне понять сложно. И если детство в СССР я вспоминаю с удовольствием, то семейную жизнь не очень - она была блекла у матери (развод, отчим), да и дядькина, на мой взгляд, не удалась. А наилучшие (с точки зрения семейных ценностей) воспоминания остались о деде с бабкой. И на сколько я могу судить - моя история не исключительна. Так что традиционная семья в СССР так же испытывала тенденции к деградации, а это вопрос выходящий за рамки противостояния коммунизм/капитализм - и на него, ради блага страны завтрашней - надо тоже ответить. Начало здесь.

 Не меньше четверти ребят в нашем классе были из неполных семей. Думаю, что на самом деле больше, просто привык быть аккуратным с цифрами. Чем-то необычным это не считалось, и каким-то особым пристальным вниманием со стороны школы они окружены не были, в конце концов, многие наши учительницы был матерями-одиночками. А вот семьи, где один из супругов приходился детям отчимом (мачехой), где-то кем-то «брались на карандаш», и их раз в пару лет навещала специально уполномоченная «педагогиня», разведать «атмосферу, в которой растёт ребёнок». Я несколько раз слышал возмущённые выказывания своих одноклассников: «чего они лезут?!»

Кстати, почва для таких тревог со стороны школы (или этим занималось РОНО? ещё кто?) наверное была. Волей-неволей наблюдал это на примере соседской семьи. Отец семейства, персонаж яркий, выглядел по моде 70-х: волосы до плеч, усы до подбородка, тёмные очки, дорогие кожаные пиджаки и 2 метра роста. Работал он бригадиром каких-то непростых грузчиков-комплектовщиков на фабрике, оплата у них была сдельной и получали там, судя по разговорам, рублей 300–400, а то и «генеральские» 500. К герою этому мужики покрепче даже за какую-то мзду устраиваться на работу ходили, кому на машину не хватает, кто жене собрался «шубу покупать», деньги-то немалые. Как кто-то объяснил «это всё равно, что на “Севера” завербоваться, только дома и ненадолго»; долго действительно не получалось, три месяца, полгода, год, подкопит человек деньжат и уйдёт, а бригадир лет 8 отработал, двужильный, наверное. Но и гулял хорошо, любовниц менял часто, соседи сплетничали, что предпочитает интеллигенток или «статусных». Семью, впрочем, не забывал, сына единственного с удовольствием баловал, игрушки, «шмотки», десятки рублей «на мороженое». Жене дорогие подарки делал, да только устала она, видимо, «мужа делить». Развод, и микрорайонный ковбой «без шуму и пыли» исчез куда-то, вроде к маме своей в другой город. Наследнику его уже что-то около тринадцати лет было и нового избранника своей матери, краснолицего, коренастого автомеханика, непьющего, из породы «золотые руки», но заметно «недалёкого» мужика, принял в штыки. Тот, как мог, старался угодить пасынку, но, видимо, не получилось. Парень рос, обгоняя сверстников в росте и силе, занимался единоборствами, и года через три устроил довольно не красивую сцену у подъезда. Стоял его отчим, с соседями разговаривал, подошёл юный спортсмен, поздоровался приветливо, попрыгал слегка, и весело так: «Дядь Коль, ставь блок». Тот, заискивающе улыбаясь, изобразил блок и через секунду рухнул на газон от удара ногой в висок. Соседки охнули, а воспитанник секций, не меняя тона: «Извини, дядь Коль», и дальше пошёл, не дослушав готовного «ничего-ничего, это я сам виноват, крепче надо было встать».

СемьяРазводы, к слову, были делом обыденным, первый брак воспринимался как пробный всеми, даже самими молодожёнами. Впрочем, это свойство не только той эпохи, но приметой времени были ранние браки (преимущественно в рабочей среде).

И ещё было, то, что, наверное, можно назвать униженным положением мужчины (а, может быть, нельзя так называть). Как-то услышал в электричке разговор двух старушек, выглядели они по-разному: одна «культурная» такая, в беретке, в плаще, другая «патриархальная» в серой шали и в чёрном пальто на ватине, а слова говорили одинаковые.
-
Read more...Collapse )