December 17th, 2012

Социальный конструктор-5: Чтобы как следует объединиться – нужно сначала разъединиться.

БПЦ ПС-3


Перед вами, коллеги, аналитический «пробный шар», составленный на базе динамической теории информации касательно разбивки политических субъектов на блоки ценной информации. Всё, безусловно, дискуссионно. Более того, дискуссия приветствуется, так как делал впопыхах и «на глазок», хотя по каждому пункту можно диссертацию написать по хорошему, поэтому разбивка по политическим течениям крайне условная.

В общем и целом, примерно так я вижу раскладку блоков ценной информации (БЦИ) по основным субъектам политической жизни. За основу анализа приняты явные дихотомии типа интернационализм/национализм, которые и были проанализированы для той или иной политической платформы. В последнем столбике я вынес некий средний стандарт (на мой взгляд), присущий среднестатистическому гражданину Российской федерации. Это для понимания электорального предпочтения. Градацию сделал в четыре пункта, где соседние пункты имеют общую корреляцию интересов, а разница в четыре пункта выдаёт лютых антагонистов (таких мирить бесполезно).

Теперь животрепещущий вопрос: почему патриоты не могут объединиться? На схеме таковых я выделил четыре группы: левые консерваторы (однозначно это КПРФ), новые левые (взял Суть Времени, так как к ним неровно дышу ;), национал-социалисты и национал-монархисты (в том числе те, кто любит похрустеть «французской булкой»). Вроде, вот оно – объединяйся и дави немногочисленный количественно класс либералов и прочих несогласных, но если мы пройдёмся по другим БЦИ, то увидим, что, как минимум, в одном или нескольких блоках явные  антагонистические взгляды будут присутствовать. Для левых и национал-монархистов – это вопрос капиталистической экономики, для левых и национал-социалистов – национальный вопрос.

Когда представитель той или иной политической силы идентифицирует себя в политическом смысловом поле, то он, кончено же, улавливает эти различия. Интересен тот момент, что для рядового гражданина наиболее близки высказывания национал-социалистов в силу того, что их усреднённая программа отображает его тайные ожидания. Именно поэтому в левой среде так велики опасения коричневого ренессанса.  Впрочем, эти опасения сейчас излишни. При всей актуальности для значительной части электората национал-социалистических лозунгов, нужно понимать, что в Германии нацисты пришли к власти при более чем полном согласии немецкой элиты, которая, как и народ, была подвергнута обструкции после поражения в Первой мировой войне и жаждала реванша. Именно солидарный подход немецкой элиты и популярность национал-социалистической программы дали такой мощный синергетический эффект. В условиях России, где элита в большей своей части встроена в западный мир, её восстание на текущий период выглядит крайне сомнительным. Более того русские национал-социалисты подвержены наибольшем прессингу с её стороны, что мешает им сформировать легальное и вменяемое политическое крыло. В данном случае они находятся на одном «водопое» с КПРФ, где для прихода к власти им нужна революция. Что, скажем, здорово отличается от немецкой картины 33 года.

Collapse )