February 29th, 2012

Записки ботаника: восстановительное земледелие.

Сверхиндустриальное сельское хозяйство и его судьба.

 
Не знаю, кто - как, но я в последнее время стал относиться к сельскому хозяйству с большим пиететом. И не в  последнюю очередь это связано с тем, что вкус современного продовольственного продукта оставляет желать лучшего. Он просто безвкусный. И чтобы придать блюду хоть какую-то вкусовую гамму приходиться его засыпать специями. Причём качество и натуральность специй находиться под таким же вопросом и самого пищевого продукта. Безвкусно всё: не только россыпи китайской картошки, испанских огурцов или местной тепличной помидоры – безвкусна даже элитарность, которая должна быть в дорогих кафе и ресторанах несколько иной. И если на дискотеке и в кинотеатрах еда имеет второстепенное значение, то посещение навороченного ресторана ради одного антуража у меня вызывает приступ когнитивного диссонанса.  Дрянь жрут и бедные (в силу обстоятельств), и богатые (кроме как ущербностью – это назвать сложно). Качественная еда другая - с ней простое блюдо из отварной картошки с деревенским салом превращается в пир-горой, а салат из свежих помидоров завершается вылизыванием корочкой хлеба остатков салатной жижы со стенок посуды. Вряд ли такой акт уместен с салатом в дорогом ресторане. И не только из-за рамок приличия. Так вот - я гурман. Но меня не интересует фуа-гра или жопка крокодила в страусиных перьях – мне вполне достаточно обычных натуральных продуктов, выращенных на земле в естественной условиях.

Заметим сразу, что обе крайние точки зрения на сельское хозяйство – я не приемлю. Первое, как я уже говорил – сверхиндустриальный способ ведения хозяйствования. Второе – полная архаика хозяйствования.

Начнём со второго. Это тот путь, который проповедуют анастасиевцы и повёрнутые на экологии пациенты больницы им. Кащенко. Для меня в данном случае девиз простой: лучше иметь на тарелке генномодифицированный продукт, чем просто не иметь ничего. Весь человеческий муравейник не сможет враз переехать на лоно природы и радостно существовать на одной травке-муравке и свежем воздухе. Причин для этого масса, если, конечно, такой переезд вообще возможен. Мало того, что львиная доля населения живёт в городах, так многие страны вынуждены импортировать продовольствие из-за рубежа (и причин для этого хватает). Теперь представим, что сумасшедший эколог спас из браконьерских сетей золотую рыбку. Так и напрашивается пасторальная картина исполнения его мечтаний, причём, разом: когда голожопый офисный планктон радостно бежит в направление колючего бурелома, на встречу лютой зиме и скудным корешкам-кореньям. Сожрут нафиг всё, что можно сожрать - вплоть до последней травинки (есть у меня справочник по выживанию в экстремальных условиях – так вот там проще перечислить несъедобное, чем наоборот), сожгут весь лес для обогрева, а потом те, кто не вымрет от голода и эпидемий, будут  колбасить друг друга в голой как тарелка пустыне. Что в этом видят хорошего больные на голову экологи - мне не понятно. Современная индустриальность в том числе и сельского хозяйства – это дань той сложности, которая достигла наша человеческая цивилизация.  Убери индустриализацию, автоматически понизиться сложность – можно ставить «минус» в графе цивилизация.  В голливудских блокбастерах такие планы приписывают исключительно плохишам и злодеям, аналоги которых практически не наблюдаются в реальном мире. Они есть среди любителей зверушек и травок-муравок. Кровавые диктаторы прошлого по сравнению с ними просто детский сад).

Collapse )