April 7th, 2011

О "бедном" марксизме замовите слово: А была ли воля к синтезу?

                 Начало здесь

                Учитывая тренд 19 века, марксизм формировался как научное учение, обладающее системным взглядом на мир, со своей методологией. Исторический материализм формировал взгляд на исторические процессы с упором на классовую борьбу, в науке правил бал диалектический материализм – всё вместе это давало в руки идейных революционеров серьёзные инструменты для  продвижения своего учения.

 С одной стороны это было критическое учение о тёмных сторонах капиталистического мира, с другой научно обоснованная платформа для революционного движения. Так сказать, была и карта местности, был и маршрут к сокровищам, зарытым в светлом будущем. Рассмотрим подробнее: всё ли было гладко в этой благой затее.

 Исторический материализм.

 Как вещает нам Википедия, суть его сводилась к следующему:

1. Фундаментальная основа общества — материальное производство. Оно является источником всех процессов в обществе и определяет общественное сознание.

2. Исторический процесс есть последовательная и закономерная смена общественно-экономических формаций, обусловленная ростом и совершенствованием.

 От себя можно добавить, что последовательная смена формаций имела оптимистичный тренд, т.е. развивалась от простого к сложному, наглядно демонстрируя веру в Прогресс (ох, уж этот прогресс – придётся с ним разбираться чуть ниже).

 Обычно в данном разделе критикуют взгляд мудрецов на рабовладение – момент спорный с точки зрения господствующих технологий того периода, да и ограниченный средиземноморской ойкуменой. Мы пойдём дальше. По словам Ж. Ле Гоффа: Маркса и сотоварищей можно назвать «великими провинциалами» - это в том месте, что они, высказав идею о линейном историческом процессе, забыли объяснить тот факт, что до Великих географических открытий и Промышленной революции Европа была жалкими задворками человеческой цивилизации. Куда делась поступательная мощь развития основной части мир-системы, авторы не сообщают. Уже тогда можно было говорить о евроцентризме, который крутился вокруг своего «болота».


Что говорят об историческом процессе современные исследователи (Гринин Л.Е., Коротаев А.В.):

«Социальная макроэволюция – это, образно говоря, не широкая лестница, по которой раньше или позже могут подняться в одном направлении все, а сложнейший лабиринт, выход из которого без заимствований находят лишь некоторые.»

 Это значит, что не всем странам суждено подняться на вершину мир-системной пирамиды. Впрочем, именно страстная убеждённость большевиков, что это не так – помогла им выдержать напряжение и тяготы Индустриализации. Так что вера – это не всегда плохо – иногда это путь в невозможное, так сказать, ещё один козырь социальной эволюции.

 Значит, истмат по пункту 2 можно отбросить. А без него методология приобретает совсем иной смысл. Но и к 1 пункту есть вопросы. Был ли проигрыш СССР в Холодной войне чисто экономическим? Не сомневаюсь, что в этом плане проблемы СССР множились, но можно ли их сравнить с концом двадцатых, когда страну надо было резко и жёстко бросать в Индустриализацию и Коллективизацию, при чём даже сами вдохновители были до конца не уверены в результативной концовке. Или СССР в 41-42 годах, когда Вермахт отхватил основные промышленные и сельскохозяйственные районы страны. Именно в эти критические моменты социалистическая система показала себя выше всяких похвал. И здесь нам объявляют, что мы проиграли противостояние, потому что у противника больше сортов колбасы в магазине. Не смешите меня: экономические проблемы были лишь предлогом. Значит и экономический базис это ещё не всё? А социальная эволюция – это сложный и запутанный лабиринт, где одного спортивного энтузиазма по выходу из ловушки недостаточно. Получается, что так.

 Диалектический материализм.


Рассмотрим знаменитую диалектическую триаду: тезис-антитезис-синтез. Вроде бы вполне удобная для работы система. Есть тезис (теория, утверждение, движение), у него появляется антитезис (критика), который, после интеллектуального подвига, превращаются в синтез (комбинацию достоинств тезиса и антитезиса), а дальше снова по кругу.

Конечно, можно остановиться на деталях, что тезис может изначально не нести полезной нагрузки, быть пустым и выхолощенным, но, думаю, что не это главное. Суть проблемы наиболее просто описал К.Поппер в статье: «Что такое диалектика?» :

«Диалектики говорят, что противоречия плодотворны и способствуют прогрессу, и мы согласились, что в каком-то смысле это верно. Верно, однако, только до тех пор, пока мы полны решимости не терпеть противоречий и изменять любую теорию, которая их содержит,— другими словами — никогда не мириться с противоречиями. Только благодаря этой нашей решимости критика, то есть выявление противоречий, побуждает нас к изменению теорий и тем самым — к прогрессу.»

 Именно в этом абзаце скрывается то «кощеево яйцо», которое погубило марксизм. Я это обстоятельство называю: «волей к синтезу». Напомним, что изначально марксизм был критическим учением, в задачу которого входило создание научной базы под смену власти. Пока задача была актуальной, марксисты, не покладая рук, работали над противоречиями между тезисом и антитезисом, дабы синтез приблизил их к решению поставленных задач. Даже победа в революции 1917 и гражданской войне не принесла большевикам облегчения: нужно было восстанавливать страну, проводить Индустриализацию и Коллективизацию, поднимать науку, армию, выживать во враждебном окружении. Классическим примером в данном случае выступает Сталин, который, претерпев колоссальные изменения как политик и человек, остался в лоне марксизма, которое в сравнении с исходным вариантом было более чем творческим. Вроде уже и не марксист, но в лоне марксизма: чем не предел синтеза. Однако как только внешние раздражители были побеждены или скованы военным паритетом, появились ресурсы для насыщения внутренних потребностей, «воля к синтезу» постепенно покинула руководящую верхушку партии. Не имея стимулов к развитию идеологии, они законсервировали получившийся продукт, который превратился в методологию легимитизации власти. Соответственно, был естественным процесс упадка и деградации учения.

 Кратко отрезюмируем главу:

Как критическое учение марксизм имел на тот момент серьёзный инструментарий, который позволял учению достаточно успешно развиваться, подстраиваясь под быструю смену политической обстановки. Однако методология марксизма обладала серьёзными погрешностями, которые в определённых ситуациях негативно сказывались на учении, приводя его к застою. Это отсутствие «воли к синтезу» в диалектическом материализме, которая автоматически выключалась, когда пропадали внешние раздражители. Именно отсутствие такой универсальности в методологии обрекает марксизм на застой, который выражается прежде всего тем, что это, вроде бы научное учение, не имеет всемирно признанных продолжателей уровня К.Маркса или Ф.Энгельса, а в последнее время и практических подражателей. Для научного направления, тем более рассматривающего такую динамическую категорию как общество, отсутствие развития научной базы более чем подозрительно. А много ли вы знаете современных учёных-марксистов, которые были бы известны в мировом масштабе? Я могу назвать только И.Валлестайна. Но, вот смех, марксисты его за своего не держат, а, значит, разработки Валлестайна стоят уже на новом уровне, который на порядок превосходит марксистские скрижали, так и в таком же порядке отличаются от них.

 Теперь хочется остановиться на вопросе марксисткой разобщённости. Почему борцы за свободу рабочего класса предпочитают частенько бороться друг с дружкой.