wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Украинские уроки-5: Победа или Смерть?

Безусловно, современный мир не скучное место, а программа новостей даёт фору любому забористому боевичку. С одной стороны, исламисты в Ираке в «хвост и гриву» разносят потуги америкосов на создание некого подобия марионеточного демократического государства, с другой, министр иностранных дел одного государства посылает материно президента другой державы во время беспорядков, опять же организованных у её посольства. Не поверите, но в обоих случаях во всём виноваты террористы, которые не верят в демократию. В первом случае «проклятые» арабы опять не поняли – с кем они должны воевать по-настоящему. Вместо того чтобы отрабатывать скудную пайку на сирийском фронте супротив тирана Асада, дикие варвары, впрочем, неплохо вооружённые своими американскими друзьями, рванули шерстить зажравшихся коррупционеров из Ирака. Как здесь не вспомнить пословицу о том, что не копай яму другому. Теперь американскому авианосцу есть чем заняться в Персидском Заливе. В Киеве было не менее интересно. Оказывается российское посольство штурмовалось под эгидой российских же спецслужб! Воистину «кровавая гэбня» не имеет преград. Видимо, она под белые ручки привела великоукрского министра иностранных дел под стены посольства, чтобы под пытками вырвать его запоминающийся спич про ВВП.

Всё это было бы смешно, если бы не носило кровавой подоплёки. Исламисты из "Исламского государства Ирака и Леванта" вполне себе однозначно трактуют лозунг о зачистке своих политических противников:

Мало кто задумывается, что одна из причин кровавой вакханалии на Ближнем Востоке это не столько безалаберная политика американских политиков, которая, несомненно, ускорила эти события, сколько проблема перенаселённости арабского мира, где изрядная часть населения молода и неприкаянна. Не удивительно, что недостатка в добровольцах в различные военизированные формирования не ощущается. На лицо война нового типа, где речь идёт о контроле за территориями (о чём писалось ранее).

Война на Донбассе тоже носит характер контроля за территориями. Впрочем, здесь несколько иные причины противостояния. В отличие от арабо-исламского мира никакого перенаселения не наблюдается (скорее наоборот) – зато есть наличие двух культурно-экономических кластеров: русского и укронэзалежного. Которые столкнули между собой внешние силы. Тем не менее, непримиримость сторон на текущий момент достигла закономерных высот, во многом сопоставимых с ирако-сирийскими дикостями. Ведь Украина, как стабильное государство исчезла – вместо неё имеется в наличие несколько квазигосударственных образований, каждое из которых имеет свой предполагаемый вектор политического и экономического развития. Учитывая их нестабильное состояние, одно из таких квазигосударственных образований вполне может перетянуть колеблющихся на свою сторону вне зависимости от способов достижения этого момента. Именно поэтому пока существует ДНР и ЛНР - пожар сепаратизма будет пожирать юго-восток Украины. Победа нужна Хунте, прежде всего, как гарантия, что экономическая агония государства не закончиться на плечах наступающих ополченцев. А в замиренной стране с быдлом можно и на другом языке разговаривать. К тому же такая победа будет знаковой для свидомой идеологии, у которой, в принципе, нет никаких исторических опор для цементирования новой укронации. Поэтому все силы будут брошены на борьбу с сепаратистами, а на принципы и международные нормы забьют.

И наоборот, русская весна на Донбассе и Луганске своей задачей видит в объединении всех соотечественников в Новороссии, которая территориально выходит далеко за пределы ДНР и ЛНР. По большому счёту, закреплять свой статус им всё равно придётся в Киеве и Львове, которые, может быть, в Новороссию не войдут, но нацистскую власть там нужно будет поменять на более вменяемую.

И это не считая того, что мирное развитие события никак не устраивает закулисных акторов влияния, которые этой войной разрушают транспортный коридор между Китаем-Россией-Европой.

После этого довольно не сложно понять, что потуги на официальные мирные переговоры или закулисные соглашения можно смело забить. Это, кстати, подтверждается тем фактом, что на все мирные инициативы противоборствующие стороны, особенно украинская, банально кладут, словно бы нарываясь на люли. И нарушение границы, и беспорядки у посольства, и министр-матершиник. Эффект от таких деяний, скорее, носит моральный характер, но он не менее разрушительный, так как указывает на попрание писанных и неписанных международных норм и правил. Не ответить, значит – согласиться с таким положением дел. Среди поцанской компании мировых хищников это однозначное западло.

Как результат, газ уже отключили, что, кончено же, не является адекватным ответом. Затягивание этого вопроса, итак, выглядело как слабость, поэтому Кремлю нужно срочно предпринимать некие спасительные шаги по выходу из ситуации.

Новороссия VS Украина.


По большому счёту, сейчас в охваченных гражданской войной районах сложилась патовая ситуация. С одной стороны, полуразложившаяся украинская армия не может выполнить ни одной мало-мальски серьёзной боевой задачи, с другой, немногочисленные отряды ополчения не могут проводить наступательных операций с решительными целями.

В этом плане вполне понятны обращения Стрелка о критической ситуации на Донбассе. Любая неустойчивая ситуация вполне закономерно может закончиться катастрофой. В отличие от него остальные лидеры сопротивления полны оптимизма. Может они знают больше, чем мы, может быть пессимизм им по должности не положен. Впрочем, Стрелок прав в одном: затягивание конфликта приводит к эскалации напряжённости, к человеческим жертвам и ожесточению. К тому же страдает гражданская и экономическая инфраструктура, а это приведёт к тому, что районы активного противостояния превратятся в города-призраки, где жить станет невозможно. И каждая неделя только ухудшает ситуацию.

Я не уверен, что великоукрская армия, пуская получившая боевой опыт и опытных инструкторов из Валинора, сможет решить задачи по военному удушению ДНР и ЛНР, но экономику региона приведёт к полному хаосу. Впрочем, понятно, что противостояние давно идёт и в экономической сфере: кто кого пересидит. В этом плане удары по мирным жителям и инфраструктуре весьма эффективны, а предотвратить их, по большому счёту, нечем.

Поэтому помощь от России Донбассу нужна, и не только сетеоцентрическая.

Нужна ли Украина России.


Уже неоднократно говорилось, что политикой России за эти двадцать лет была банальная покупка лояльности через нефтегазовую дотацию Украины как нейтрального государства, которое обеспечивает беспроблемный транзит газа в Европу. Для 90-х это была более чем актуальная политика, для «нулевых» - полный провал, где Крым лишь вовремя подвернувшаяся импровизация. При этом уверен, что других приобретений Россия не желала.

Да-да, в отличие от империй прошлого приращениями территорий российские элитарии не интересуются (если, конечно, это не приращение территории их вилл и загородных участков). Дело в том, что российская элита потеряла умение (а частично и возможности) по устройству экономического пространства страны.

Я не зря привёл рисунок с регионами-донорами на 2010 год. Среди субъектов Российской Федерации их числилось всего 10, количество которых к тому же медленно, но верно сокращается. Мы видим, что за исключением двух столичных регионов (Москвы и Питера) большинство остальных регионов имеют в своём загашнике нефтегазовую составляющую. Исключение составляет Липецкая и Кемеровская области, в остальных при наличии промышленных мощностей нефтегазовые доходы существенны. Это и Самарская область, и Татарстан. Впрочем, успехи Липецкой и Кемеровской областей так же зависят либо от природных ресурсов, либо их переработки.

И если, скажем, дотационность беспокойного Кавказа и труднодоступного Дальнего Востока ещё можно понять, то убыточный Урал – сердце российской промышленности или Кубани её житницы - понять много сложнее. Победившая в «нулевые» идеология энергетической сверхдержавы сыграла с экономикой страны злую шутку: при общем внешнем экономическом благополучии многие производств умирают, а большая часть жителей страны превращаются в условных нахлебников. Здесь прослеживаются и издержки участия в общемировом разделении труда, но, в первую очередь, либеральные установки на священность частной собственности и инициативы. На самом деле капиталист (что частный, что государственный) будет искать пути с наименьшим сопротивлением. Это означает простой факт: добывать и продавать природные ископаемые в условиях хорошего спроса много проще, чем заниматься сельским хозяйством и промышленностью. На госкапитализм накладывается ещё тот факт, что пилить и разворовывать бюджет ещё проще, чем даже торговать нефтью. В условиях отсутствия реально работающей юридической, организационной или этической блокировки этих факторов мы имеем, то что имеем. Неповоротливое, перегруженное коррупционными схемами, полностью зависимое от нефти и газа государство. Которое медленно, но верно деградирует.

Здесь можно заметить, что ситуация могла быть и хуже, но, думается, могла быть и лучше. И, безусловно, такая стратегия много лучше, чем украинская «сосати у двух маток» и при этом борзеть. Но результаты её не менее плачевны: большинство регионов убыточны и висят грузом на плечах нефтегазового бюджета. В этом плане приём под юрисдикцию России новых регионов означает, что количество голодных ртов только будет возрастать.

Взять для примера Абхазию. В нашей стране, зажатой в северных широтах, как воздух необходимы свои тёплые курортные регионы. Бешенные цены на краснодарском побережье тому в пример. Абхазия как раз попадает под это определение. Инвестиции в турбизнес не требуют каких-то гигантских затрат или внедрения недоступных ноу-хау, местное население итак, до распада СССР, специализировалось на этом направлении, что не требовало их серьёзной переподготовки. Нужны были инвестиции и порядок. Ни того, ни другого Россия, как субъект экономической деятельности осуществить не смогла. Итог: вместо черноморской здравницы ещё один депрессивный и дотационный регион-союзник.

Примерно такая же ситуация по Южной Осетии. В период пятидневной войны в генштабе блуждали планы двинуть на Тбилиси неким сборным отрядом местных ополченцев, выбить Мишико, провести федерализацию или конфедерализацию, посадив на трон лояльное к Москве правительство. Сама по себе Южная Осетия при своей плохой коммуникационной связности, конечно, будет дотационной. Но вся Грузия, как курортная зона и зон южного земледелия вполне была интересна и её можно было встроить в российскую зону разделения труда. Но опять же в условиях, что российская элита смогла бы организовать на её территории вменяемую экономическую обстановку. К сожалению, таковыми умениями организационные структуры российской элиты не обладают, поэтому совершенно разумно посчитали, что лучше кормить одну Южную Осетию, чем всю Грузию.

Расклад с Крымом вполне отображает былые грузинские реалии. Крым, как небольшую территориальную единицу, обладающую к тому же стратегическим значением, отжали, посчитав, что даже при самом плохом раскладе расходы будут не так велики. Но уже Донбасс с Луганском представляются неподъёмным камнем не шее российского бюджета. Не считая остальной Новороссии или всей Украины. И с точки зрения тех экономических инструментов, что есть у российской элиты сейчас – это действительно так. И понятно, что без коренной перестройки управленческих принципов функционирования государства – эту проблему не решить. А перестройка, особенно в условиях острого политического противостояния, это риски, которые никому не нужны.

Поэтому и создаётся впечатление, что Путин замер в своём отношении к Новороссии. Он и его окружение банально не видят чёткого пути, следуя, скорее всего, по течению. Дошли хохлы до определённого предела – получили в ответку. В этом плане новороссийский кризис не более чем ещё один элемент общесистемного кризиса, который затронул в России существующий субъект стратегического действия.

Tags: Кризис, Россия, Украина, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments