wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Categories:

СССР. Как была устроена советская экономика. Ч.2.

Следует добавить, что кроме Хрущёвской безграмотности у его реформ в промышленности, на мой взгляд, был ещё один довод. К началу 50-х номенклатура выпускаемых изделий в промышленности достигла критического количества для тогдашней системы управления и планирования экономикой. И если группу А можно было ещё развивать, то группа Б, завязанная на потребителя, гибкому управлению не поддавалась. Отсюда переход к Совнархозам, которые по задумке должны были уменьшить плечо планирования особенно для потребительских товаров. В реальности же это вызвало перетягивание "одеяла" местными руководителями на себя.

Наиболее разумным, как показывает время, для решения этого вопроса было построение автоматических систем управления в противовес рыночному регулированию. И в 60-х начал развиваться проект ОГАС (общегосударственной автоматической системы). Именно закрытие этой программы в 70-х был поставлен крест на развитие именно плановой социалистической экономики, так как развивать её без автоматизированных системы было не возможно, а рыночное регулирование, в принципе, уводило её в сторону капитализма.

Так что реформы Хруща это не предательство или дурь - это экономическая безграмотность партийной верхушки, несоответствие ортодоксального марксизма реальности при решении вполне важных и насущих экономических задач страны. Что потом, таки да, привело и к предательству верхушки, и к крушению всей социалистической системы.

Оригинал взят у gnoom63 в СССР. Как была устроена советская экономика. Ч.2.
Как было отмечено в прошлой части, советская экономика вышла на довоенный уровень производства к 1948-1949 годам. Однако было очевидно, что бесконечно заниматься производством средств производства (категория А) невозможно. Более того, это противоречило самой идеи социализма. Ведь максимальное удовлетворение постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества требовало производства товаров категории Б (потребительских товаров). Эту проблему необходимо было решать. Причем решать с учетом начала нового витка научно-технического прогресса. Все это требовало совершенствования работы социалистической экономики и смены приоритетов её развития.

Так как же изменилась советская экономика после смерти Сталина? Какие решения принимали советские руководители? И каким они видели будущее СССР?

db2a1168

И снова выводы:

С 60-х годов экономика СССР целенаправленно уходила от плановой системы к бесплановой, что привело её сначала к капиталистическому хозрасчету, а затем и к полной дезорганизации.
• Социалистическая экономика (1928-1953) ставит во главу угла эффективность народного хозяйства всей страны. «Ревизионистская» экономика – эффективность отдельного предприятия.
• Ключевая причина развала СССР – рост неподконтрольной бюрократии и её стремление к сохранению и расширению своих привилегий.


Хрущев: МТС, целина, совхозы.

Отправной точкой фундаментальных изменений социалистической структуры Советского Союза стал XX съезд партии 25 февраля 1956 года. На нем Хрущев оклеветал Сталина и основополагающие идеи социализма. Этот съезд - отправная точка для критики советского строя. Этот съезд – начало реставрации капитализма в СССР. Этот съезд - начало подрыва СССР изнутри. Этот съезд - до сих пор источник грязи для борьбы с идеями социализма и коммунизма, и просто для критики нашей страны.

Т.к. тема поста касается только экономики и производственных отношений, мы не будем рассматривать на конкретных примерах, как ХХ съезд повлиял на идеологию, внутрипартийную борьбу, внешнюю политику, отношение к политзаключенным и т.д., а сразу перейдем к инициативам Хрущева.

0047-059-20-sezd-KPSS

Основная деятельность Хрущева была сосредоточена на сельском хозяйстве. Причина: он считал себя большим специалистом в данном вопросе. Какие же решения принял наш агроном? Прежде всего, стоит сказать о реформе МТС (1957-1959 годы). МТС – это машинно-тракторные станции, которые обрабатывали землю и снимали урожай в колхозах.

При Сталине колхозы и совхозы не имели своей тяжелой техники: тракторов, комбайнов, жаток, автомобилей и т.д. И Сталин настаивал на том, что их ни в кое случае нельзя передавать колхозам. Вот что он писал в 1952 году: «... предлагая продажу МТС в собственность колхозам, т.т. Санина и Венжер делают шаг назад в сторону отсталости и пытаются повернуть назад колесо истории... Это значит вогнать в большие убытки и разорить колхозы, подорвать механизацию сельского хозяйства, снизить темпы колхозного производства». Подобный опыт имел место быть в начале 1930 года, когда по предложению группы ударников-колхозников им передавали в собственность технику. Однако первая же проверка показала нецелесообразность этого решения и уже в конце 1930 года решение было отменено.

Почему МТС нельзя передавать в собственность колхозам? Здесь можно привести несколько доводов. Во-первых, эффективное использование техники. Допустим, что среднему колхозу достаточно одного комбайна, чтобы успеть снять урожай. Но никакой колхоз не рискнет ограничиться одним комбайном, поскольку в случае его поломки ничего хорошего не произойдет. Урожай погибнет. А кому-то придется отвечать за срыв уборной. Поэтому такой колхоз купит для подстраховки 2 комбайна. Т.о., если сталинская МТС обслуживала 100 колхозов, то после передачи техники придется иметь в сумме 200 комбайнов. Сталинская же МТС при резерве в 10-15% могла иметь всего 110-115 комбайнов и справляться с уборкой урожая во всех 100 колхозах.

Что это значит? Формально у нас наметится небывалый рост производства тракторов. Все это найдет отражение в цифрах официальной статистики. Будут сделаны далеко идущие выводы о росте и эффективности всех и вся. Но по факту – это неэффективное расходование средств, которые могли бы пойти, например, на строительство школ и больниц. Плюс надо понимать, что Хрущев заставил колхозы МТС выкупить, а это не только серьезные единовременные затраты, но еще и статья в бюджете (технику ведь надо содержать и модернизировать). А как колхозам покрыть такие убытки? Только повышением цен на конечную продукцию.

Трактора

Раньше государство могло ценами заставить МТС снижать затраты на обработку земли. Рост количества техники у МТС и неоправданный рост стоимости этой техники сказывался на затратах МТС и их прибыли. Увеличить они её могли лишь повысив свою эффективность и эффективность своей техники. Т.е., они были экономическим контролером заводов сельхозмашин: не давали тем производить неэффективную технику, а всей техники производить больше чем надо. А с ликвидацией МТС производство сельхозмашин в СССР начинало бессмысленно увеличиваться, увеличивая стоимость продуктов питания.

Второй и куда более важный момент – с передачей в собственность МТС колхоз фактически становится независимым производителем. Это нарушение одного из основополагающих принципов социалистической экономики. Ведь при таком сценарии колхозы становятся владельцами средств производства. Т.е. они попали бы в исключительное положение, какого не имело в стране ни одно предприятие. Это еще больше отдалило бы колхозную собственность от общенародной собственности и привело бы не к приближению к социализму, а наоборот, к удалению от него. Колхоз становился независимым производителем. А какая мотивация у независимого производителя? Только прибыль. И логично предположить, что такой колхоз начнет диктовать свои условия по ценам на продукцию и по её объему.

В письме Саниной и Венжеру Сталин указывал на то, что нужно постепенно выключать излишки колхозного производства из системы товарного обращения и включить их в систему продуктообмена между государственной промышленностью и колхозами. В итоге, все сделали наоборот.

Следующей инициативой Хрущева, выдвинутой в декабре 1958 года, стало урезание личных подсобных хозяйств. Формально практически все сельское население страны было объединено в коллективные хозяйства. Но на деле лишь 20% дохода крестьяне получают от работы в колхозе, а остальная прибыль приходит из «серого» сектора – от торговли неучтенной продукцией, произведенной колхозниками в личных подсобных хозяйствах, и ее продажи государственным заготовителям. В итоге, Хрущев обвинил Маленкова в сочувствии мелкобуржуазным тенденциям в сельском хозяйстве, добился его отстранения и провел еще одну реформу.

совх

В чем логика данной реформы? В «Анти-Дюринге» Энгельс писал, что в ходе пролетарской революции все средства производства должны быть обобществлены. Это необходимо сделать, чтобы устранить товарное производство. В принципе, это правильное решение, но есть один нюанс. Энгельс, говоря о ликвидации товарного производства, имеет в виду такие страны, где капитализм и концентрация производства достаточно развиты не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Такой страной, на момент написания «Анти-Дюринга», была лишь Великобритания.

Ничего подобного не было ни во Франции, ни в Голландии, ни в Германии. Да, капитализм в деревне развивался, но он был представлен классом мелких и средних производителей в деревне. Про нашу страну и говорить не приходится. Курс на «фермерские хозяйства» был взят только при Столыпине за пару лет до Первой Мировой Войны. Что было дальше вы и сами знаете.

В сентябре 1952 года в «Экономических проблемах социализма в СССР» Сталин писал: «Нельзя также считать ответом мнение других горе-марксистов, которые думают, что следовало бы, пожалуй, взять власть и пойти на экспроприацию мелких и средних производителей в деревне и обобществить их средства производства. На этот бессмысленный и преступный путь также не могут пойти марксисты, ибо такой путь подорвал бы всякую возможность победы пролетарской революции, отбросил бы крестьянство надолго в лагерь врагов пролетариата». Об этом же писал Ленин в своем кооперативном плане.

Интересны также данные, представленные в аналитической записке экономиста-аграрника Н.Я.Ицкова от апреля 1962 года. В ней указывается, что личные приусадебные хозяйства колхозников в конце 1959 года производили от 50 до 80% валовой продукции молока, мяса, картофеля и овощей, яиц колхозного сектора. Он утверждал, что государство не готово взять на себя снабжение населения, составляющее половину жителей страны. Почему Хрущев все это проигнорировал? Чем он руководствовался при проведении реформы?

Не была решена и зерновая проблема. Освоение целины противоречило решениям сентябрьского пленума 1953 года. Т.к. на нём принимались решения об интенсификации сельскохозяйственного производства, а распашка целины была экстенсивным методом ведения сельского хозяйства. Однако стоит признать, что среднегодовые сборы зерна за 1954-1958 годы все-таки выросли и составили 113,2 млн. тонн против 80,9 млн. в 1949-1953 годах. Продолжали они расти и в 60-е годы. Но на «освоение целины» накладывалась масса других решений (укрупнение колхозов, урезание подсобных хозяйств, паспортизация, передача МТС, волюнтаристские решения о том, что и где сажать), которые не позволили в полной мере решить зерновой вопрос. Ситуация усугубилась и ростом урбанизации: за период с 60 по 64 год в города переселилось почти 7 миллионов человек. В этой ситуации целина не только не укрепила зерновой баланс страны, но и привела (наряду с другими факторами) к снижению производства и необходимости закупок зерна за рубежом.

Ревизионистский переворот: реформа Косыгина-Либермана.

Волюнтаристские решения в аграрной сфере привели к тому, что в течение двух-трёх лет сельское хозяйство стало товарным. Себестоимость его резко выросла, что заставило в 1962 году впервые за послевоенные годы поднять цены на всю его продукцию. А в 1963 году кризис товарного сельскохозяйственного производства привёл к тому, что впервые после 1934 года СССР был вынужден начать закупки зерна за границей. Однако сельским хозяйством дело не ограничилось. Следующей «целью» реформаторов стала промышленность и система управления народным хозяйством.

импортз

Начало дестабилизации хозяйственных процессов в промышленности положила экономическая реформа 1957-1959 годов. Суть её можно свести к замене централизованной системы управления территориально распределенной системой. Ряд общесоюзных и союзно-республиканских отраслевых промышленных министерств были упразднены, их предприятия переданы в непосредственное подчинение совнархозов. Также была дестабилизирована функция планирования: перспективное планирование было передано Госэкономсовету, а текущее – Госплану.

Для лучшего понимания, что все это значило, поясню следующую вещь. Например, Вам надо провести автоматизацию всех рабочих мест в промышленности. Сделать Ваше производство капиталоемким и более эффективным. В масштабах экономики всей страны это даст колоссальный эффект: высвободится рабочая сила, можно будет сократить трудовой день при сохранении текущих зарплат, больше людей будут стремиться получить качественное образование, это будет стимулировать развитие науки и техники и т.д. Очевидно, что это работа не на один день. Для реализации всего этого Вам потребуется стратегия развития на 8-10 лет, а также возможность действовать в приказном порядке на благо всего народного хозяйства.

Подобная задача будет требовать вовлечения как капитала, так и труда большого количества предприятий. При этом предприятия не всегда заинтересованы в реализации таких инициатив. Причины могут самые разнообразные: нет капитала, нет кадров, нет времени, не заинтересованы и т.д. В итоге, перед Вам стоит дилемма: либо развитие экономики всей страны зависит от планов отдельных хозяйственных единиц (предприятий), либо развитие хозяйственных единиц будет согласовывать с интересами всей экономики.

В капиталистической системе (т.е., в современной экономике) все зависит от конкретных предприятий. Оно и понятно, т.к. в этой системе главным приоритетом является максимизация прибыли, а основной показатель – рост капитализации компаний. Благо отдельных компаний – это аксиома и священный закон. В советской системе до 1957 года в приоритете был рост благосостояния граждан, который был невозможен без развития всего народного хозяйства.

В 1957 году, внедряя систему совнархозов, Хрущев фактически поставил развитие экономики всей страны в зависимость от планов отдельных субъектов хозяйствования. Теперь планы спускались не от всесоюзных центральных министерств, а наоборот шли к ним. Фактически разработка плана стала начинаться на предприятиях, продолжаться в совете народного хозяйства и в Госплане конкретной республики и только потом она попадала в Госплан СССР. А к межотраслевым барьерам добавились и региональные.

Смог бы СССР разработать и воплотить в жизнь в 20-е годы план ГОЭЛРО, дожидайся он планов электрификации от каждого предприятия? Была бы проведена индустриализация, если бы руководство страны ждало бы планов от отдельных хозяйствующих субъектов? Как быстро была бы внедрена механизация сельского хозяйства, дожидайся СССР инициативы частников? Думаю, ответ очевиден.

Темпы роста

Развитие экономики страны, рост благосостояния её граждан и научный прогресс возможны лишь при централизованном (гос-во, отраслевые и межотраслевые корпорации) накоплении и перераспределении ресурсов. Ни отдельное предприятие, ни отдельный совнархоз ничего подобного обеспечить не могут. Реформа 1957-1959 гг. увела планирование из области господства народнохозяйственных интересов в область господства интересов предприятий и интересов региональных элит.

Реформой 1957-1959 гг. был впервые поставлен вопрос о том, какие интересы будут господствовать в экономический политике государства – системы или элемента, целого или частного, народного хозяйства или отдельного предприятия. Окончательный ответ в пользу частного интереса был дан в 1965 году Косыгиным.

Косыгин прекрасно понимал, что страна успешно развивается только на бумаге. По факту, планы выполнялись лишь по «валу», а стоимость продукции росла, и качество её снижалось. Производители гнались за улучшением своих ведомственных показателей. Конечный потребитель и объемы реализованной продукции их мало интересовали.

В итоге решение было найдено – предприятия перевели на хозрасчет. Главными критериями эффективности предприятия стали показатели прибыли и рентабельности производства. Плановые показатели уменьшили с 30 до 9. Предприятиям позволили самим определять численность своих работников, оптовые цены, среднюю зарплату, привлекать для развития производства собственные средства и кредиты, создавать фонды материального поощрения. В общем, получилось типичное капиталистическое предприятие, но в социалистической системе.

Вновь невольно вспоминается Сталин: «Если взять рентабельность не с точки зрения отдельных предприятий или отраслей производства и не в разрезе одного года, а с точки зрения всего народного хозяйства и в разрезе, скажем, 10–15 лет, что было бы единственно правильным подходом к вопросу, то временная и непрочная рентабельность отдельных предприятий или отраслей производства не может идти ни в какое сравнение с той высшей формой прочной и постоянной рентабельности, которую дают нам действия закона планомерного развития народного хозяйства и планирование народного хозяйства, избавляя нас от периодических экономических кризисов, разрушающих народное хозяйство и наносящих обществу колоссальный материальный ущерб, и обеспечивая нам непрерывный рост народного хозяйства с его высокими темпами».

В результате же новой реформы во главу угла был поставлен краткосрочный интерес отдельных предприятий. А они были замотивированы лишь извлечением всеми возможными способами прибыли и увеличением фонда материального поощрения. Это неминуемо привело к инфляции, т.к. прибыль могла использоваться лишь для увеличения зарплаты. Зарплата росла, а товарное её обеспечение значительно отставало. Уже в середине 60-х стал формироваться «денежный навес», который обернется галопирующей инфляцией и деноминацией в 90-е.

темпы прироста национального доход

Перевод предприятий на хозрасчет означал подчинение всего народного хозяйства интересам отдельных хозяйственных единиц. Мы откатились назад к 1921-1928 годам, когда в стране был НЭП, когда в промышленности и сельском хозяйстве действовал хозрасчет трестов и синдикатов. Т.е., «новаторская» реформа 1965-1967 годов по своей сути была возвратом к практике хозяйствования 30-летней давности.

Накрылась «медным тазом» и система снижения цен. В прошлый раз мы приводили пример со шкафом стоимостью в 10 000 рублей. В сталинской экономике, чтобы увеличить прибыль предприятия, необходимо было либо производить больше шкафов, либо снижать стоимость единицы продукции. «Косыгинская реформа» повернула все с ног на голову – теперь снижать себестоимость шкафа стало невыгодно. Ведь прибыль образовывалась как доля от себестоимости. Т.е., чем выше себестоимость, тем больше прибыль. 10% от 10 000 рублей – 1 000 рублей прибыли. А 10% от 15 000 рублей – 1 500 рублей прибыли. Значит, стремиться надо не к снижению, а к повышению себестоимости продукции. Любое снижение себестоимости – это удар по карману предприятия. Отсюда пошла, а затем и охватила всю экономику СССР, практика спекулятивного завышения цен и фальсификации продукции.

223

Хозрасчетные цены вырвались из-под контроля и государственного управления, они рушили управляемость и сбалансированность советской экономики, делали невозможным какое-либо планирование, искажали представления о приоритетах и перспективах развития страны, вели к наращиванию товарного дефицита и затруднениям на потребительском рынке. Экономика всей страны стала подчинена интересам краткосрочной прибыли, что неминуемо привело к её дезорганизации.

Но что еще важнее, был нанесен удар по демократии на производстве. Теперь абсолютно неважно, насколько ты компетентен. Неважно, какая у тебя производительность труда. Неважно, какие новшества ты можешь и готов привнести на производство. «Да всем насрать». Убив механизм снижения цен, пропала какая-либо мотивация работать лучше и больше. Пропала мотивация творить. Большинство стало заботиться о стабильной и спокойной работе с плановыми повышениями в должностях и окладах.

Зато стала появляться клановая замкнутость «красных директоров» и «бюрократии», заинтересованных в сохранении status quo. Они были той социальной базой, которая стояла за дальнейшую децентрализацию экономики, подчинение госплана договорам хозрасчетных предприятий, отмену налога с оборота и планового порядка изъятия прибыли предприятия в бюджет государства. Через 20-25 лет эти люди и их дети инициируют «ускорение» и «перестройку». А в 90-е станут сегодняшними олигархами, эффективными менеджерами и управленцами.

Последующие 15 лет до «ускорения» были ознаменованы нефтяным ралли. После войны Судного дня цены на углеводороды резко взлетели вверх. Это способствовало еще большей стагнации советской экономики. Рост нефтяных доходов скрывал реальные проблемы почти 15 лет. Однако в 80-е цены рухнули, а вместе с ними через несколько лет доломали и Советский Союз.

***

Начиная с 60-х годов в СССР полным ходом шла реставрация капитализма. «Реформаторы» смогли подменить формулу развития формулой отката к «рыночным» основам, выдавая это за новаторство и путь к прекрасному завтра. Именно с 60-х годов начался период неэффективности и стагнации советской экономики. Но причиной стагнации был не «социалистический способ производства», который так активно поносится последние 25 лет. Причиной была дезорганизация народного хозяйства в угоду рыночной стихии. Именно начавшаяся децентрализация, переход к хозрасчету и максимизации хозрасчетной прибыли привели нас к 90-ым годам. А конечным пунктом всей этой эпопеи стала приватизация предприятий народного хозяйства, и последующая легализация частной собственности на средства производства, землю, предприятия и инфраструктуру.
Tags: СССР, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments