wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Советская эпоха – часть III

Очень хорошо про генезис и трансформацию советской интеллигенции.

Оригинал взят у smirnoff_v в Советская эпоха – часть III
Начало тут и тут

Как было сказано выше, советское общество после Октябрьской революции было по большому счету традиционным, связанным узами механической солидарности и господствующей идеологии, строгой в своей ортодоксии. Более того, даже в годы индустриализации традиционные отношения и институты консервировались на предприятиях в специфических формах, когда трудовой коллектив и предприятие в целом с прикрепленной к нему социальной сферой делался своего рода квазиобщиной.

Революция и гражданская война привела к разгрому зарождающейся в России органической солидарности и «современной», частной личности. Более того, эта война продолжалась и после фактического окончания военных действия и вылилась в то, что мы сегодня называем «сталинскими репрессиями», когда зачастую не формальные проступки, и именно принадлежность человека к чуждому личностному типу предопределяла его статус как «врага народа». Естественно такой неконкретный критерий приводил к тому, что удары наносились «по площадям», а «щепки» летели чрезвычайно обильно и далеко. Однако нужно понимать, что государственный террор был не более чем элементом, следствием массовых настроений и действий, поэтому нелепо приписывать его конкретным личностям, тому же Сталину, и даже таким группам как ВКП(б), ибо те же процессы столкновения идентичностей шли и в недрах самой Партии вплоть до высших ее этажей.

Однако сами успехи социалистического строительства, бурная индустриализация, развитие науки, общего образования и культуры все же меняли человека и постепенно подтачивали общественные отношения, построенной на принципах механической солидарности.

Достаточно массово «новые люди», - так мы назовём людей воспитанных в СССР, мировоззрение которых было уже отличным от мировоззрения традиционного человека, вошли в общество (повзрослели) примерно в конце 50-х и 60-е годов. Но что же это было за мировоззрение?
C одной стороны, благодаря подъёму культуры и высочайшему уровню образования в СССР, эти молодые парни и девушки представляли собой тип личности, для которого рамки традиционного общества были уже тесны. С другой стороны, это были советские юноши и девушки, проникнутые социалистическими идеями, идеями осознанного коллективизма, равенства и братства. А что еще более важно, они были продуктом эпохи бурного научно-технического прогресса, той эпохи, когда во всем мире, и в СССР в частности наука, впервые действительно становилась непосредственной производительной силой, и уже на горизонте было время, когда она станет главной производительной силой общества. Не удивительно, что героями этой генерации, зачастую даже наперекор официальной пропаганде (кинематографу в частности) становятся не рабочие, а молодые люди с высшим образованием, физики и лирики.

Возникает вопрос, куда же эти молодые люди уходили от традиционного мировоззрения и соответствующего ему типа социальных отношений? Это та проблема, которая не просто не решается, но активно фальсифицируется современной российской буржуазной пропагандой.

Дело в том, что в рамках дихотомии современное – традиционное общество от традиционного общества уходят только в современное, т.е. в атомизированное индивидуалистическое общество, или иначе, в гражданское общество, со всеми известными атрибутами. Однако внимательное «прочтение» культурных артефактов той эпохи, (литература и кинематограф в первую очередь) говорит нам о том, что движение от сковывающих отношений традиционного общежития осуществлялось вовсе не в направлении индивидуализации и атомизации. Личность освобождалась не в направлении превращения в частичную личность, своей частичной формой отражающую часть в разделении труда, частную собственность и частные (частичные) интересы. Личность освобождалась от оков традиции в процессе всестороннего роста, основанного на всеобщем труде (таким является и наука и культурное творчество – условно говоря, и физика и лирика), и благодаря условиям социализма не ограниченная частными интересами, диктуемыми частной собственностью.

Мое рассуждение может показаться манипулированием понятиями, поэтому я разъясню суть процессов простыми словами. Из-за относительного равенства доходов и всеобщей доступности образования молодой человек той эпохи не был вынужден выбирать себе стезю в жизни, руководствуясь финансовыми возможностями семьи и некой рыночной выгодностью своей деятельности и профессии, планируемыми доходами, а не своей искренней предрасположенностью и общим благом. Именно поэтому область его интересов и направление деятельности не искажалась частными интересами так, как это происходит в буржуазном обществе, в том числе и в современной России. Во всяком случае, так происходило по большей части.

Кроме того сами формы труда, сделавшиеся желаемыми в ту эпоху, а именно труд в сфере научного и культурного творчества требуют всестороннего и полноценного, а не частичного (исключительно в своей профессиональной сфере) развития личности. Такая всесторонняя личность становиться востребованной, становится героем времени, попросту, таких граждан любят девочки (или наоборот, мальчики, если герой – девушка).

Уравниловка, которая в дальнейшем подвергалась разгромной критике, как раз в сфере творчества, наук и искусств играла не отрицательную, а положительную роль, делая выбор профессии, тематики исследований или направления художественной деятельности делом реально (а не рыночно) свободного выбора. Нет, нет. Конечно, и в советском обществе существовали и влияния и ограничения со стороны как «практических» соображений, так и ограничений со стороны государства. Но все они казались внешними и ощущались как мешающие. Помню как уже 80-е, казалось бы, достаточно циничные времена, молодые люди удивлялись и посматривали свысока на тех, кто поступает в Нархоз (институт народного хозяйства – что то типа факультета менеджмента и маркетинга сегодня). Среди поступающих туда, как правило, были усидчивые девицы без особых способностей и отношение к ним было соответствующим. А государственные ограничения приводили к интеллигентским фырканьям и очередной фиге в кармане.

Я так описываю положение дел в СССР, что бы можно было сравнить с капиталистической системой сегодня, когда несвобода в означенной сфере просто не замечается, кажется естественным положением вещей. Заведомо естественно выбирать образование, которое дает шанс получить высокооплачиваемое место, а выбирать исключительно из внутренней предрасположенности могут позволить себе единицы. А уж ограничения тем и направлений, вернее даже диктат в этой сфере, что в науке, и куда более в искусстве, как то перестал смущать – всем стало ясно, что кто платит, тот и заказывает, и это не вызывает никакого недовольства а принимается как естественный порядок вещей.

Я этими примерами хочу сказать, что в названных сферах человек был не просто свободнее человека живущего в капиталистическом обществе. Он был свободнее качественно, ибо не полагал никакую несвободу естественной, как это делает частный человек капиталистического общества. В сфере представлений о социальном идеале советский человек, или, во всяком случае, значимая генерация советских людей, представляла собой в существенной части уже новый, постсовременный тип – коммунистический тип человека.

Так что рождался и совершенно новый тип личности, и, новый тип солидарности, который был формой «снятия» противоречия между традиционным и атомарным обществом. Я не стал бы утверждать, что такой тип личности сразу явился как целое. Скорее он проявлялся в виде тенденций и моментов. И вырастал он не из атомарного, а из традиционного общества, господствующего в стране.
Отличительными признаками этого нового типа личности сделалось:

1. Признание относительной ничтожности частных интересов перед коллективными интересами и общим благом, (унаследовано от традиционной личности) при том, что абсолютной ценностью делается индивидуальное развития и личностный рост (развитие и преломление тенденций «атомарной» идентичности).

2. Особенности личности, ее «непохожесть», специфические знания, формы деятельности, вкусы и интересы не становятся основанием для исключения из общности, как это происходит в традиционном обществе, но и не делаются базой для укрепления своей частной, договорной по отношению обществу позиции, что типично для общества атомарного. Такие особенности становятся основанием для высокой статусной позиции в рамках коллектива.

Повторюсь, что базой для такого типа личности сделался всеобщий труд, получивший приоритетное значение если не в масштабах всего советского общества, то в масштабах квазисословия работников науки и культуры. Это специфическое сословие существовало в условиях оранжерейного квазикоммунизма, созданного для него в СССР, что предопределило с одной стороны передовые элементы в сознании представителей этой генерации, а с другой – слабость, неоднозначность описанных тенденций, что и привело, в конечном счете, к их временному поражению.

Хочу обратить внимание на то, что разные типы общества, личности и солидарности находятся во враждебных отношениях друг к другу. Человеку одного типа общества человек другого отвратителен, непонятен и неприятен. Общение людей (рассматриваемое как социальное взаимодействие) в существенной степени базируется на соответствии взаимных ожиданий участников взаимодействия. Человек, так или иначе побуждающий другого человека к определенным действиям, в принципе представляет, каков будет результат. Он знает заранее, какое действие будет принято доброжелательно, а какое будет воспринято как оскорбление, какое, как проявление слабости, а какое, как угроза и позиция силы. Так вот у людей, представляющих разные типы общества взаимные ожидания разные. Мировоззрение, ценности, у этих людей тоже существенно отличны. В результате они друг для друга чужды, непонятны, неприятны и, в конечном счете, отвратительны.
Это верно не только в отношениях людей традиционного и атомарного общества. Нет оснований полагать, что подобный конфликт не должен складываться между людьми нового, коммунистического типа солидарности и людьми более отсталых типов общества, во всяком случае, в ситуации, когда коммунистический тип еще представлен тенденциями, определенным аспектами, не сделался цельным и господствующим мировоззрением.

При том трагедией советского общества было то, что подобный тип человека родился слишком рано, как оранжерейной продукт, существование которого базировалось на развитой, далеко не исчерпавшей себя индустриальной экономике и индустриальном труде рабочих масс. В результате не происходило и не могло произойти преобразования всего общества, всех общественных отношений по новым принципам, а после первоначального порыва энтузиазма начало нарастать отчуждение между социальными общностями.

Одновременно нарастало отчуждение между новой общностью и тем, что мы называем властью – т.е. системой формальных и неформальных организаций, закрепляющих институциональную систему общества. Эти организации, символом которых сделалась так называемая «номенклатура» имели своей базой именно то традиционное и квазитрадиционное общество, которое господствовало в СССР после революции 1917г., что подтверждается основными ее признаками, такими как жесткая идеологическая ортодоксия, патерналистский характер, генезис самой номенклатуры, как продукта слияния светских и квазирелигиозных (идеологических) властей.

Итак, после краткого периода энтузиазма, называемого «оттепелью» в отношениях этой новой генерации людей с властью и с массами основного населения быстро нарастало отчуждение. Власть представлялась «новым людям» костной, грубой, ограничивающей свободу (так рождалось диссидентство), а массы – темными, с одной стороны жертвой этой власти, а с другой стороны ее основанием. Приписывая массам свое собственное восприятие властного патернализма как деятельности, направленной на «удушение свободы», интеллигенция (я говорю о той ее части, которая представляла описанный выше новый личностный тип) все более разочаровывается в нежелающем бунтовать против этой «несвободы» народе. Куда позже, уже в перестроечные времена раздражение переросло в убеждение о некой глубинной рабской сущности народа, а у некоторых это продолжается и по сей день.

Продолжение следует…
Tags: СССР, Социальная эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments