wwold (wwold) wrote,
wwold
wwold

Category:

Манделизм головного мозга.

Смерть несгибаемого борца с апартеидом вспенила просторы интернета. Мнение об этом политическом деятеле бытуют разные: от восхищённого у левых до пренебрежительного у правых (и не только). Безусловно, как человек с железной волей, борющийся за свои идеи и убеждения, Мандела заслуживается всяческого уважения. Другое дело, а что у него получилось из всего этого. ЮАР любопытен тем, что это своеобразное зеркало тех демографических процессов, которые происходят в разных странах. Это уменьшение численности населения в развитых (белых) странах и замена его на афро-азиатских иммигрантов. Так как и наша необъятная хвора этим недугом – интересно: что же получилось в итоге у юаровцев.

Как и многие страны постколониального мира – ЮАР страна искусственного происхождения, где перемешано всё и вся. От остальной Африки её отличает тот факт, что, собственно, африканеров уже можно отнести к автохтонам на части территорий. Дело в том, что исконные обитатели бушмены и готтентоты были или уничтожены, или вытеснены в другие малопригодные территории обитания. В связи со своей малочисленностью они не в состоянии предъявить права на дедовы наделы. «Стоп-стоп, – скажет внимательный читатель, - а как же чернокожее большинство страны?» Дело в том, что народности банту на части территорий были такими же переселенцами на земли бушменов и готтентотов, как и европейцы. Так что это разборки, собственно говоря, между «понаехавшими».

Красные - чернокожие, зеленоватые – цветные, жёлтые – белые, фиолетовые – неопределённые. Есть ещё синие – азиаты, но они практически нигде не доминируют.

Вкрапление белых на чёрных территориях – это осколки бурских государств (Оранжевое свободное государство и Трансвааль). В целом, по карте видно, что у бушменов и готтентотов успели отжать белые, а что – чернокожие. Конечно же, современные негры начали отжимать автохтонов пораньше белых колонизаторов, но для проигравших хрен редьки не слаще.

Можно кстати на основании этой картинки представить: как расколется страна в результате будущей гражданской войны. С одним условием – чёрное население страны отнюдь не едино:

Это языковое деление в ЮАР: синий – Африканас; жёлтый – английский; красный – косу; синий – зулу; розовый – свати; зелёный – сесото.

Это более точное деление страны в случае «гражданки». Любопытна картина столичной провинции Гаутенг (Йоханнесбург и Претория), где нет явного преимущества ни у одной языковой группы. Это следствие снятия закона о перемещении, когда дикие племена из бундустанов двинулись к лучшей жизни в столице, что аллегорически отображено в фильме «9-й район» и в описаниях будней Йобурга.

К тому же существуют ряд этнических разломов помимо антагонизма белые/чёрные:

Все африканцы ненавидят индусов (да-да, такие в ЮАР тоже водятся в избытке). Индусы ненавидят африканцев, включая зулусов. Зулусы ненавидят коса. Зулусов ненавидят сота (к тому же разделённые на южных и северных). Зулусов поддерживают родственные им матабеле.

Цветные (мулаты) ненавидят африканцев в независимости от их племенной принадлежности, особенно коса (и зулусов в частности), которые мигрируют в Кейптаун и отбирают у цветных работу. Впрочем, у зулусов есть поблажка, так те ненавидят коса.

Более сложные отношения между африканерами (бурами) и зулусами. Последние даже не прочь создать военный союз против коса, но у них нет общей административной границы. И да – к «новым» чёрным отношение неважнецкое, как выскочкам, которые считают старых чёрных (сиречь народ) за быдло.

Демография и апартеид.

Одной из проблем ЮАР, как, впрочем, и остального развитого мира – в наличие проживающих в одном регионе народов с разным уровнем развития и, соответственно, с разным демографическим воспроизводством. Как результат на территории страны сформировалось несколько культур, которые в корне отличались друг от друга: белая индустриальная и чёрная традиционная. Не удивительно, что они должны были рано или поздно прийти в противоречие. Особенность ЮАР была в том, что белых, по африканским меркам, там было много: 21% в 1940 году (и это не считая цветных и азиатов) и Южную Африку они считали не без основания своей родиной. Поэтому из других стран в процессе антиколониального движения белые предпочитали бежать в метрополии, что было невозможно для африканеров. Поэтому этническое противоречие было решено кардинальным образом: введением апартеида. Который, в общем, означал раздельное проживание рас. Со всеми вытекающими особенностями, включая доминирование белых по расовому признаку.

Эта политика позволило продлить белое господство ещё на пару десятков лет, и закончилось оно не благодаря сопротивлению АНК, а международному давлению (о котором надо сказать несколько слов позднее).

В целом, ситуация в период апартеида была спорная: безусловно, проводилась дискриминация чернокожего населения, но, в целом, они жили лучше, чем их собратья южнее сахеля. Кто-то скажет, что жратва не главное. Объясните это свободным спидоносцам, погрязшим в криминале и безработице (а это реальность современной ЮАР). Поэтому времена апартеида можно обозначить одним словом ПОРЯДОК, который может и не является панацеей от всех проблем, но всяко лучше свободолюбивого беспредела. Здесь есть некоторое символическое сходство с ситуацией с поздним СССР, который испытывал массу явных и скрытых проблем, но был лучше, чем современная альтернатива, ведущая в никуда.

А судьи кто?

Справедливость восторжествовала: теперь бунтующих шахтёров могут расстреливать не только «бледнолицие собаки», но чернокожие братья…

В августе прошлого года полиция расстреляла шахтеров рудника Марикане, который принадлежит компании "Лонмин" (Британия). Отличием от периода апартеида являлся только тот факт, что теперь расстреливать бастующих получили права и чёрные. Второе, что богатейшие рудники ЮАР принадлежат не национальным буржуям, а транснациональным компаниям.

Что же объединяет эти случаи? «Капитализм!» - закричат левые. Не совсем. Дело в том, что в 1992 году рухнул не только апартеид с законами расовой сегрегации, а так же из подполья в политическую жизнь пришла Южно-Африканская коммунистическая партия. ЮАКП продолжает входить в правящий Южной Африкой трёхсторонний союз, при этом её члены участвуют в выборах по списках АНК на основе принципов энтризма. Нынешний генеральный секретарь партии, Блейд Нзиманде, входит в состав правительства ЮАР, возглавляя министерство высшего образования.

Более того сей могучий муж, что на картинке ниже, нынешний президент, так же входил в ЮАКП, аж, с 1963 года.

В общем, этот коммунист и равноправец сам по себе занятный персонаж: официальный многожёнец, любитель «клубнички» и неординарных взглядов на вещи. Факты коррупции, впрочем, были не доказаны, но было бы странно, если наоборот – так как давление на суд и свидетелей было существенным.

Есть с кем размахнуться коммунизму на африканской земле – только вот шахтёры бестолковые под ногами у Больших Чёрных Пацанов путаются. Ну, пусть шахтёры сами на свою бестолковость пеняют.

Впрочем, на «чёрном» континенте преобладают идеи африканского социализма, который от классического марксизма существенно отличается:

Африканский социализм (а.с.) содержит некоторые элементы теории «негритюда», провозглашавшей общность всех африканцев. В А. с. бытуют также воззрения об «исконно социалистическом» характере первобытной африканской общины, со свойственными ей общественными отношениями, формами сознания, морально-этическими идеалами. «Африканские социалисты» (прежде всего Л. Сенгор) причисляют к буржуазии всех жителей африканских городов (в том числе и рабочих), а к пролетариату — всех сельских жителей. Крестьянство считается главным субъектом и объектом «социалистических» преобразований. Проповедуется концепция классового сотрудничества и единства африканцев на расовой и национальной основе. В сфере экономики «африканские социалисты» выступают за сохранение — наряду с государственной — кооперативной и мелкой частной собственности, равно как и крупных капиталистических предприятий. Все эти формы собственности должны органически сосуществовать. Не отрицается необходимость тесных связей с международным монополистическим капиталом. В сфере политики А. с. хотя и исходит из возможности развития в Африке плюралистической демократии, однако не исключает и однопартийную форму правления.

В общем, марксисты из них весьма специфические. И если последние были носители прогрессивной для 20 века идеи строительства индустриального общества, то большинство чёрных лидеров мечтали, чтобы белые убрались нафиг, а потом всласть порулить самим.

И вот здесь во всю расцветают пороки трайбалистского африканского общества. Мандела ведь тоже не простой парень от сохи, а представительно правящей династии тэмбу. Только младшей ветви, у которой гонор есть, а возможностей не очень. Тем не менее, чего-чего, а получить образование он мог. Начиная от походов методистскую начальную школу до института-интерната в Клакбери и методистского колледжа в Форт-Бофорде. Брали чёрных и в университет. Но в Форт-Хэре ему не понравилось. Тем не менее, он сумел получить степень бакалавра гуманитарных наук в Южно-Африканском университете, а потом изучать право в университете Витватерсранда. Так что элиту чёрных белые учили и это, действительно, была элита.

Не удивительно, что бравируя идеями равноправия, марксистскими речёвками и членством в коммунистической партии герои африканского национального конгресса быстренько переродились, как только появилась возможность конвертировать свой политический капитал в имущественный. Благо здесь они нашли полное понимание в лице руководства транснациональных корпораций, которые были не против свернуть национально-ориентированную экономику ЮАР в проторенное глобализацией русло. Благо СССР пал и потребность в сторожевом псе антикоммунизма в южной Африке отпала. И понеслась череда скандалов в руководстве АНК, где под уголовное преследование попала жена Манделы – Винни. Что характерно, но говница за ней набралось столько, что даже мужнин ореол святого всей чёрной нации не оградил её от обвинительного заключения.

Так закончился противоречивый, но любопытный эксперимент по созданию многоукладочного общества на юге африканского континента.

Что изменилось с тех пор?

Я голосовал за Манделу, но по прежнему живу как свинья.

Чем мне интересен ЮАР, то это, во-первых, проблемностью существования этносов с разным уровнем развития; во-вторых, необычайно высоким уровнем развития науки и техники в этом уголке земли. Медицина, военка, ядерная бомба и космос как бы перечеркивает идеи ряда экономистов, что для их высокого развития требуется огромный рынок сбыта. Упрямые потомки белых переселенцев очень часто действовали наперекор всему. Они не страшились бежать ради своей веры на край земли, бесстрашно осваивали новые земли. Да, что там – особо упорные буры не побоялись бросить вызов тогдашнему гегемону мир-системы: Великобритании. Но их упорство, граничащее с упрямством, носило не только положительные моменты. Привыкшие силой отстаивать свои убеждения, они не гнушались силой принуждать к своему. Негибкость – вот мягкое название проблемы африканеров.

Они не только не смогли, но даже не попытались адаптировать хотя бы элиту чернокожего сообщества. В конце-концов, они могли бросить «нажитое непосильным трудом» и отступить на запад, в районы с доминированием белого и близкого ему цветного населения – так сказать, на «исконные» земли. Получился бы такой южноафриканский «израиль» на чёрном континенте.

Впрочем, сокрушили апартеид не чернокожие сидельцы из АНК, а изменение правил в глобальной экономике. Набравшим силу ТНК становились тесны границы национальных государств, мир окончательно скатывался в пучину глобализационных процессов. В этом мире независимая политика не поощряется, в не зависимости от того: какие цели декларируются. По большому счёту, сидельцы из АНК выступили глобализационным тараном для непослушных африканеров, которыми ТНК проломили сопротивление национально-ориентированной буржуазии ЮАР. И нет ничего удивительного, что хитрожопый фининтернационал обвёл вокруг пальца и упёртых буров, и недалёких вождей из бандустанов. Чуть ранее они без единого выстрела сломили сопротивление своего смертельного оппонента: Советского Союза – и тоже с помощью хитроумной идеологической тавтологией.

В этом плане Мандела, как лидер, фигура крайне противоречивая. С одной стороны, он честно шёл к своей мечте, мужественно перенося все невзгоды, с другой его идеализмом банально воспользовались Взрослые Белые Дядьки, которые красиво провели операцию с несколькими целями: взломали экономику южноафриканской республики, уничтожив её независимость и самобытность, а, во-вторых, сделали всё, чтобы идея равенства и совместного проживания разных этносов на одной территории получила мощный удар в поддых. Он является классическим примером того, что идеализм не является панацеей от всех бед. Ведь благими намерениями очень часто выложена дорога в ад.

Tags: Африка, Национальный вопрос, Социальная эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments