?

Log in

No account? Create an account

"Никому не избежать битвы. Кто сражается - победит, кто бежит - падёт." Фульхерий Шартрский 11 в.

Previous Entry Share Next Entry
Рецензия: "Будущее" Глуховского.
wwold

Отношение к Глуховскому, как писателю, у меня странное. Его «Метро» вызывает только рвотные позывы. А вот «Сумерки» понравились на момент прочтения, а посему к его новому произведению я отнёсся с опаской. Но привлекла аннотация, где уверялось, что вот наконец-то смелый взгляд на проблемы будущего. Плюс: случайно попавшийся отрывок, который, в целом, оказался неплох, что и сподвигло меня на изучения данного романа. Тем более что его можно почитать в сети.

Роман по нынешним временам, в целом, читабельный. Написан неровно, интрига разворачивается медленно, но потом становится любопытно: «чем же закончиться и в чём собака порыта»? Так вот с интригой книга не подкачала – смотрелась вполне терпимо, а вот ответить на вопрос: «Что же хотел сказать автор» - я не могу.

И это при том, что даже глупые боевики и детские мультики я препарирую чуть ли не до состояния вселенского заговора. Здесь же я пару дней был в замешательстве, так как не мог понять творческие замыслы автора. Пока до меня не дошло, что это рефлексия российского интеллигента. Умного интеллигента. Отсюда вытекают остальные моменты.

Следует сказать, что исследованием будущего человек занимается в двух случаях: ради осмысления надвигающегося через настоящее, либо понимания настоящего через взгляд из условного будущего. Впрочем, существует голливудский вариант: придумать повод красочно побегать и мощно пострелять. Судя по названию, пан Глуховской замахивался на первую тему и, таки да, элементы проблематики будущего присутствуют, но проработаны слабо и не всегда логично. Что, например, стоит название штурмовиков «Бессмертные» - в мире, где все и так бессмертны – это тавтология. Поэтому будущее прописано атмосферно, но не особо логично. Учитывая, что особого драйва и пострелялок (как в «Метро») - нет, то остаётся второй пункт: рефлексия настоящего через будущее. Здесь, в принципе, получается любопытная картина: изучать будущее можно только, если разобрался в настоящем (то есть существует устойчивая онтологическая картина мира). С этим у российских «интелихентов» (даже умных) проблема, а посему не будущее они изучают, а, как правило, свои комплексы.

Принимая ГГ, как инкарнацию российского «интелтихента», попавшего с детства в сложную жизненную ситуацию - становится понятна логика. Неглупый интеллигент понимает, что в Европах сейчас не всё в порядке (хотя не всегда может объяснить почему), а поэтому в будущем европейском союзе тоже не всё гладко: перенаселение, скученность, дефицит ресурсов, а самое главное преступление – зачатие нерегистрируемого ребёнка. Ребёнок может родится только через добровольный отказ от вечной жизни одного из родителей. Типа – ужос полный, хотя учитывая, что мир стоит на краю ресурсной катастрофы и большая часть его ютится в жалких трущобах – жёсткое, но понятное ограничение. Такой факт, что вечная жизнь в вечной нищете вряд ли будет возбуждать нищебродный массы, как-то не доходит до автора. А посему репродуктивной политикой занимаются штурмовики-фошизды, которых выращивают в специнтернатах из незарегистрированных детей. Конечно, всё плохое это от «кровавой» гэбни. А вариант, что в многомиллиардной массе нищих не найдётся миллион-другой шакалов, чтобы порешать эти вопросы даже не за деньга, а из-за любви к «искусству» или ради призрачного шанса вырваться из порочного и вечного круга бедности – этого не может существовать в благовоспитанной Европке?! Да, там и сейчас без фошиздов вполне способны продвигать всякие мерзкие делишки, как насаждение «прогрессивного» гомосечества или разрушения семейных ценностей через ювенальную юстицию. И заметим – «ежики» плачут, но «залезают на кактус». В общем, как-то без классического «гитлерюгенда» как-то обходятся. При этом классовыми противоречиями как-то не пахнет (хотя нищета присутствует лютая) – существует лишь благородная и очень осовремененная ненависть к «понаехавшим», которые припёрлись отобрать у москвичей местных кусок вечной жизни. Ведь как бы не было плохо в будущих европках – в сраной рашке остальном мире всё едино хуже и люди по прежнему будут рваться в душный гадюшник старого света.

В общем, в мире с такими натянутыми противоречиями обязательно появятся проблемы с логикой ГГ. В общем-то, он психическим здоровьем и не страдает. Да же с учётом детской травмы, которая как бы выступает основным двигателем мотивации. Впрочем, именно эта мотивация и экскурсы в детство прописаны наиболее хорошо. Это, так сказать, давало чуть ли не основной драйв произведению. Конечно то, что случилось с героем в прошлом и настоящем ничуть не красит его отношение к сложившейся ситуации, но, мягко говоря, ещё не даёт ему право распоряжаться судьбами всего мира. Но в этом весь российский интеллигент: как жить и что делать дальше он не знает, но судьбы мира он решать готов. Такова и современная оппозиционная интеллигенция: власть ей не нравится, предложить что-либо существенного она не может – поэтому готова просто разрушить существующий миропорядок. Гимн белоленточников, мля. Думается, что в глянцевых журналах будут всячески нахваливать (хе-хе, в таком и прочитал ознакомительный отрывок – было дело;) ). Тем более, что маркетинговые потуги Глуховского - выше всяких похвал. Это ещё по раскрутке говёного «Метро» было замечено. Плюс у литературной богемы сейчас модно читать про переживания усекновенных духовно пиздострадальцев, так что, того гляди, и премию какую отхватит.

Да и мир будущего прописан хоть и атмосферно, но очень постиндустриально: сплошная безнадёга везде, но в старом свете эта безнадёга какая-то креативная. А иначе-то как? Положительные герои присутствуют только на периферии или уже умерли, как далёкий, почти забытый огонёк, который уже не способен указать свет заблудшим душам. Здесь власть сгнила, революционеры трусливы, кровожадны и сами не знают что хотят, обывателю пофиг на всё, и так продолжается вечно, что кажется - свершилось пророчество Фукуямы о конце истории. Поэтому остаётся только этот мир уничтожить.

В общем, особо нет желания проверять логику построенного мира на прочность или вскрывать очередную интеллигентную рефлексию. Книга вполне удобоварима, если понравится стиль написания, так как он без особых изысков. Ну, и надо готовится к тому, что окромя унылых пессимистов - вряд ли кому понравится мысль, что «старый мир разрушим мы до основания», чтобы про «затем» потом не услышать. Разве только кто развёрнутый диагноз активной «интеллехенции» захочет почитать.